Коротко

Новости

Подробно

Уго Чавес национализирует все что блестит

Венесуэла забирает золото себе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Венесуэла объявила о национализации золотодобывающей промышленности и репатриации международных золотовалютных резервов. Единственной местной золотодобывающей компании с российским капиталом это не коснется: СП Rusoro потеряло лицензию на одно из крупнейших в мире месторождение Las Cristinas еще в феврале.


Венесуэла намерена национализировать золотодобывающую промышленность. Об этом вчера заявил президент страны Уго Чавес. "Мы собираемся национализировать золото, чтобы конвертировать его среди прочих вещей в наши международные резервы, поскольку золото продолжает расти в цене",— пояснил президент Венесуэлы. С начала года на фоне ослабления мировой экономики золото подорожало на треть. Вчера, например, унция металла в очередной раз установила исторический максимум, перевалив за отметку $1,82 тыс. (см. материал на этой полосе).

Объемы добычи Венесуэлы относительно невелики. По данным правительства, совокупный ее объем составляет 4,3 тонны в год, размер золотовалютного резерва страны — 366 тонн. Например, крупнейшая российская компания "Полюс Золото" в год добывает в девять раз больше. Между тем национализация золотодобывающей промышленности Венесуэлы может поставить под сомнение реализацию проектов канадской компании с российским капиталом — Rusoro Mining.

Rusoro ежегодно добывает около 100 тыс. унций золота (примерно 65% от общего объема добычи Венесуэлы). В 2010 году выручка составила $144 млн, EBITDA — $21 млн, чистый убыток — $88,6 млн. Компания имеет листинг на бирже Торонто. С марта капитализация Rusoro упала почти втрое — до $66 млн. По оценкам самой компании, в местные проекты было инвестировано около $750 млн.

Rusoro — единственная крупная золотодобывающая компания в Венесуэле. Компания создана российским бизнесменом Владимиром Агаповым, который, по словам близкого к нему источника "Ъ", начинал свой бизнес в этой стране с добычи каолина (используется в производстве фарфора). Добычей золота бизнесмен занимается с 2007 года. На данный момент компании принадлежат две шахты — Choco 10 и Isidora (суммарные запасы — 12,8 млн тройских унций). Последней шахтой Rusoro владеет в паритете с правительством Венесуэлы. Крупнейшим акционером компании является сын Владимира Агапова Андрей (13,53%).

В России Rusoro стала известна в 2008 году, когда в ходе визита вице-премьера Игоря Сечина в Венесуэлу компания получила права на одно из крупнейших в мире месторождений золота — Las Cristinas. Запасы месторождения оцениваются в 35 млн унций. Для сравнения: запасы российского Наталкинского месторождения (считается третьим по величине в мире, лицензия на него принадлежит компании "Полюс Золото") составляют около 41 млн унций. Для разработки Las Cristinas была создана компания Venrus, учредителями которой стали Rusoro и правительство Венесуэлы.

Но Агаповы так и не приступили к освоению месторождения. На момент подписания контракта с Rusoro права на Las Cristinas находились у другой канадской компании — Crystallex, которые перешли правительству Венесуэлы только в феврале этого года.

К этому времени контракт Rusoro уже истек, и месторождение перешло в собственность государства, сказал вчера "Ъ" Андрей Агапов. Какие планы на Las Cristinas у администрации Уго Чавеса сейчас, он не знает. "Это большой карьер, который они (правительство Венесуэлы.— "Ъ") вряд ли смогут разрабатывать сами. Скорее всего, будет создано совместное предприятие с крупной международной корпорацией",— сказал он "Ъ".

Будут ли сейчас возвращены Венесуэле действующие проекты Rusoro, пока неизвестно. Получить комментарии в администрации Уго Чавеса "Ъ" вчера не удалось. Андрей Агапов уверен, что вчерашнее заявление Уго Чавеса Rusoro не касается, по его словам, речь шла о борьбе с мафией в золотодобывающем бизнесе — "наш бизнес на 100% легален, все недра и так принадлежат государству". В интервью The Wall Street Journal он отметил, что его отец (председатель совета директоров Rusoro Владимир Агапов) "дружит" с Уго Чавесом и у его компании "всегда были хорошие отношения с правительством Венесуэлы".

Национализация золотодобывающего сектора — продолжение политики Уго Чавеса по национализации природных ресурсов, считает заместитель главы российско-венесуэльского делового совета Владимир Семаго. Но о достижении экономического эффекта в данном случае речи не идет — "это чисто политическая акция в преддверии выборов". По мнению аналитика IHS Global Insight по Латинской Америке Диего Мойя-Окампос, "это также может быть жестом защиты активов Венесуэлы за рубежом от возможных решений арбитражных судов" по искам компаний, пострадавших от национализации. "Сейчас правительство планирует выплатить компенсации, но оно может изменить свои планы из-за финансовых проблем",— считает аналитик.

Роман Асанкин, Седа Егикян


Комментарии
Профиль пользователя