Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

диктует редактор отдела финансов Елизавета Голикова


Когда мы задумывали цикл материалов о происходящем на фондовых рынках, нам показалось, что понять ситуацию помогут не только графики, съежившиеся от волатильности, а живые дискуссии с теми, кто погружен в рынок и отвечает за свои слова деньгами и должностями. Ведь считается, что слова не поддаются волатильности. Или?

Договариваясь об интервью, принято обозначать примерный спектр вопросов. Точный их перечень определять бессмысленно: ответ респондента на первый вопрос может развернуть дискуссию на 180 градусов. Можно, конечно, не слушать, что говорит респондент, зачитывая вопросы по бумажке, убедившись, что пауза после ответа означает его завершение. Такая функция есть в некоторых диктофонах: они выключаются, когда голос замолкает. Но журналист — не записывающее устройство и, как говорил мне Андрей Васильев, будучи главным редактором "Коммерсанта", "не подставка под микрофон". Качество интервью во многом определяется диалогом, в некоторых случаях — спаррингом.

Но конъюнктура изменилась. Пиар-службы компаний, выполняющие функцию железной перегородки между ньюсмейкерами и СМИ, проводя переговоры об интервью, требуют подробных вопросов. В этот раз у меня их оказалось девять страниц: я не могу знать, в какую сторону развернется дискуссия. В формате предварительных согласований определяется, что время, выделенное на интервью,— полчаса. Перед входом в переговорную комнату выясняется, что 15 минут. Я включаю диктофон и жду прихода своего респондента. Возможно, напрасно.

— Вот,— говорит мне сотрудник пиар-службы, протягивая скрепленные степлером листы бумаги с печатным текстом.

Я смотрю на страницы с логотипом компании. На них письменные ответы на вопросы, отправленные в качестве обязательно-предварительных.

— Это готовый текст. Можете печатать.

Я решила протестировать абсурдность ситуации в полной мере. У меня были те самые 15 минут, в течение которых можно было задать дополнительные вопросы. Присутствовал переводчик.

— Фотографа присылать не надо. У нас есть замечательная съемка, фотографии мы вам по почте пришлем.

— А заголовок? — интересуюсь на всякий случай.

— Надо? — и эта реакция кажется абсолютно серьезной.

Вернувшись в редакцию, мне по старой памяти следовало бы написать текст. Но формулировалось лишь заявление об уходе: в своей электронной почте я обнаружила готовое интервью — с заголовком и отчетно-предвыборными фотографиями. Я предпочла клавишу "Delete".

P.S. С благодарностью тем, кто, несмотря на конъюнктуру рынка, дает себе и аудитории СМИ возможность убедиться в том, что журналист — не диктофон и может быть использован с повышенной долей эффективности. Иллюзий насчет того, что такое свобода слова и насколько волатильной она бывает, я не питаю. Цикл интервью о финансовом кризисе или его отсутствии — в ближайших номерах "Ъ". В них использованы лишь первые вопросы предварительных списков. Они одинаковые, и это намеренно.

Комментарии
Профиль пользователя