Коротко

Новости

Подробно

Вы верите, что их нельзя было спасти?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 2

 
Борис Немцов, лидер парламентской фракции СПС. Не уверен, поскольку из-за отказа от иностранной помощи мы потеряли время. Если у г-на Иванова была стопроцентная уверенность в том, что людей удастся спасти, то это единственное, что может его оправдать. Политического решения здесь быть не могло.
Геннадий Селезнев, спикер Госдумы. Я бы сразу принял помощь англичан. И надо было соглашаться, отбросив все стеснения. И еще очень странно, что большие военно-морские чины говорили о возможности того, что экипаж погибнет. Каково было слышать эти слова матерям?
Николай Хромов, председатель Совета подводников, вице-адмирал запаса. Судя по скупой информации, дело было небезнадежное. Я хорошо знаком с командующим Северным флотом адмиралом Вячеславом Поповым и уверен — он сделал все возможное.
Виктор Деникин, заместитель полномочного представителя президента в Центральном федеральном округе. Несмотря ни на что, я верю, что сделали все возможное. В армии корпоративные интересы всегда стоят на первом месте. Поэтому иностранную помощь долгое время не принимали. Как водится, сначала решили в узком кругу разобраться, что происходит, а потом уже доводить дело до общественности.
Сергей Станкевич бывший советник президента России. Опоздание с подключением международных сил — преступление. Россия — уже не самая передовая держава, и при первых же трудностях надо было отказаться от ложных соображений престижа и военной тайны.
Николай Козицын, атаман Всевеликого войска донского. Не верю и назвал бы это вредительством, предательством. И потерянные жизни лягут на совесть правительства. Восемь месяцев назад показывали по телевизору самое современное подводное российское оборудование, говорили, что аналогов в мире нет, а сейчас не могут вытащить! Если у самих головы не варят, с первой же минуты надо было просить помощи. Да что говорить! Вся Россия сейчас — такая подводная лодка. Только не в воде, а в...
Игорь Бухаров, президент Гильдии московских рестораторов. Трудно верить, когда официальные лица противоречат друг другу. Сначала сообщили, что лодка затонула в воскресенье, потом — в субботу. Опять хотят, чтобы все было шито-крыто. Я служил на Севере, в Мурманске, был в Североморске и видел эти лодки. И не могу понять, как она могла затонуть? А то, что она подорвалась на мине второй мировой войны, просто смешно.
Майкл Макфолл, профессор Стэнфордского университета, бывший советник президента Клинтона по России. Беда в том, что вы не восприняли сразу эту катастрофу как инцидент международного масштаба. Пожалуй, это единственное, что не было сделано. Но непринятие помощи со стороны типично для военных по обе стороны Атлантики. Ими всегда движет боязнь раскрыть военные секреты и уязвить гордость сверхдержавы. Я не уверен, что американцы приняли бы помощь от России в подобной ситуации. Зато я уверен в одном: случись у нас такое, президент США находился бы сейчас в Белом доме и занимался исключительно этой проблемой.
Александра Маринина, писатель. Это безобразие: заявлять в начале недели, что наша техника самая лучшая, а к концу — просить помощи у других стран. Но мне не хотелось бы думать, что эти игрища были устроены только потому, что на учениях мы попали по собственной лодке и не пускали туда иностранцев, чтобы они ничего не узнали.
Игорь Курдин, председатель оргкомитета Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников ВМФ, капитан 1-го ранга запаса. Шансов на спасение моряков с самого начала было мало. Если члены экипажа не воспользовались средствами спасения, значит, им мешало что-то очень серьезное. Скорее всего, на борту произошел взрыв.
Сергей Бабурин, лидер Российского общенародного союза. На все 100%. Смущают меня только попытки скрыть инцидент. Хотя если виновником трагедии стали американцы, то стыдливое молчание оправдывается нежеланием обострять ситуацию в мире. И я бы не стал пенять президенту за то, что он не прервал отдых. В конце концов, Путин лично спасать "Курск" не может.
Станислав Терехов, лидер Союза офицеров. Я уверен в том, что власть не сделала всего возможного. Главной ошибкой было то, что они начиная с субботы не людей спасали, а пытались утаить факт катастрофы. Может, сказалось и то, что президент не вылетел сразу в Москву, а продолжил отпуск, наплевав на всех.
Евгений Зеленов, депутат Госдумы, участник войны в Афганистане. Хочется надеяться на это, но получается не очень. Мне непонятно, почему умники из Минобороны сразу не применили понтонный подъем. А тому, что Путин был в Сочи, я даже рад: в присутствии президента у российских военных начался бы такой мандраж, что они наделали бы еще больше ошибок. Я уверен, что именно из-за страха перед президентом военные пытались скрыть факт трагедии.
Вероника Марченко, председатель правления фонда "Право матери". Я сильно в этом сомневаюсь. То, как все происходило, было сильно похоже на привычный российский армейский бардак.
Аркадий Баскаев, депутат Госдумы, бывший командующий войсками Московского округа ВВ МВД России. У меня нет и тени сомнений, что сделано было все возможное. Но боюсь, что наши возможности не в полной мере соответствовали масштабам и сложности катастрофы. На мой взгляд, руководству флота не хватило мужества объективно это оценить и своевременно воспользоваться помощью из-за рубежа.
Евгений Подколзин, бывший командующий воздушно-десантными войсками России. К сожалению, со спасением мы просто опоздали. Мне очень трудно объяснить, почему были потеряны часы и даже сутки. Боюсь, что лодка оказалась дороже человеческих жизней. А как оценить то, что руководитель комиссии по спасению на место трагедии вылетел только на шестой день? Я бы не хотел, чтобы меня так спасали.
Борис Токарев, заслуженный артист РСФСР, режиссер. Я знаю, что ничего более сделать нельзя. Несколько лет назад вместе с японцами я снимал сериал о подводных лодках. Долго снимал и могу утверждать: если беда, то поднимаются все люди и делают все возможное.
Михаил Полицеймако, актер Российского академического молодежного театра. А по-моему, все силы ушли на то, чтобы замолчать трагедию. О людях даже не подумали. Конечно, мы же военная супердержава! Если людей и "Курск" не спасут, грош цена всему, чем мы гордились.
Эдуард Балтин, адмирал, бывший командующий Черноморским флотом России. Сделать больше было невозможно. И нечего винить моряков: подводная лодка выполняла особую задачу, надо было соблюсти секретность. А иностранцы все равно не помогли бы. При нормальной погоде мы завершили бы операцию за двое-трое суток. Американцы свою подлодку вообще смогли найти через семь месяцев.
Юрий Грымов, режиссер. Хочу поверить: страшно же жить в стране и знать, что тебя никто никогда не попытается спасти.

Комментарии
Профиль пользователя