Коротко

Новости

Подробно

Повесть именных лет

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 34
 
Мода на имена, подобно всякой моде, приходит и уходит. Как правило, те или другие имена становятся популярны на переломах в истории. Мало кто сомневается, что сейчас Россия переживает такой момент. Поэтому корреспондент "Власти" Наталья Гриднева попыталась выяснить, как сейчас граждане называют своих детей.

Звонит приятель Изе Шапиро:
— Слушай! У меня родился сын. Придумай имя — скромное, короткое, распространенное и запоминающееся.
Изя посоветовал:
— Назови его — Рекс.
(С. Довлатов. Записные книжки)
       
       Сначала мне посоветовали позвонить в Институт русского языка. Там, мол, есть специалисты, которые занимаются именами. Оказалось, что специалист был — Анна Суслова, но она умерла несколько лет назад.
       — Попробуйте позвонить в Институт языкознания,— сказали мне.— Там работает Суперанская, они вместе с Сусловой книгу про имена написали.
       Александра Суперанская, заведующая группой терминологии Института языкознания, согласилась со мной поговорить, но сразу задала вопрос:
       — А вы знаете, что такое антропонимика?
Я не знала. Пришлось прочитать в книжке.
       
       Предметом изучения антропонимики является "личное имя (в древнерусском языке также — рекло, назвище, прозвище, название, прозвание, проименование)... специальное слово, служащее для обозначения отдельного человека и данное ему в индивидуальном порядке для того, чтобы иметь возможность к нему обращаться, а также говорить о нем с другими" (из книги А. В. Сусловой, А. В. Суперанской "О русских именах").
       
       Антропонимика как будто создана в помощь родителям. Это они задолго до рождения сына или дочки ломают голову себе, а заодно родным и близким, над тем, как бы неизбито и оригинально назвать ребенка. Кому хочется, чтобы лет через пять после рождения отпрыска на родительский оклик "Никита, домой!" в вашу сторону повернули головы половина мальчиков в песочнице?
       Специалисты считают, что редкое имя подчеркивает индивидуальность человека. Ребенка с таким именем не придется с детсадовского возраста звать по фамилии, а у его школьных товарищей не возникнет желания давать ему обидные прозвища, в том числе и для того, чтобы отличить его от тезок-сверстников.
       
Вот что рассказала мне Суперанская.
       Раньше проблем с именем для ребенка не было, потому что детей в Российский империи называли исключительно по святцам. И в смутные времена имена, взятые из церковного календаря, оставались самыми распространенными на территории нашей страны. Детей называли и будут называть в честь дедушек и бабушек, и никакая революция помешать этому не может. Да и сегодня, судя по статистике (правда, десятилетней давности), 95% россиян носят традиционные календарные русские имена.
       Старые русские календари, будто в насмешку над феминистками, богаты на мужские имена, их там записано 900, а женских — всего лишь 250. В хитро устроенном церковном календаре некоторые имена встречались очень часто. Например, Иван — 79 раз, Анна — 18, Мария — 12. Поэтому они довольно часто встречаются и сейчас. А вот имена Виктор и Виталий стали популярны по абсолютно противоположной причине. С древних времен они считались монашескими, в миру их было мало, и поэтому в ХХ веке эти незатертые, "свежие" имена имели успех.
       После декрета Совнаркома об отделении церкви от государства граждане получили полную свободу имятворчества. О том, что творилось в головах некоторых экзальтированных родителей после революции и несколько позже, хорошо известно (см. справку).
       — У нас был сосед, который назвал своего сына Аир, в честь Алексея Ивановича Рыкова,— вспоминает Александра Суперанская.— И очень этим гордился, пока у Рыкова дела шли хорошо. Но когда председателя Совнаркома расстреляли, именем Аир заинтересовались компетентные органы. Расстроенный папа нашел в поэме Алексея Толстого "Алеша Попович" упоминание египетской травы, которая называется аир, и всем объяснял, что в честь нее-то и назвал сына.
       
 





















Мода на имена зарождалась в городах и с некоторым отставанием проникала в деревню.
       Пик популярности имени Иван пришелся на 40-е годы. Родители называли Иванами 92 младенцев из 1000 новорожденных. Через 15 лет маленьких Иванов стало почти в пять раз меньше. К 70-м годам имя переходит в разряд редких — так зовут лишь четырех мальчиков на 1000. А спустя 15 лет, в 90-е, интерес к имени вернулся.
       Иначе распорядилась судьба с нерусским именем Тимур, мимолетную моду на которое ввел советский полководец Михаил Фрунзе. В 1923 году он назвал Тимуром своего сына. Вслед за ним Тимуром стал сын писателя Аркадия Гайдара. После выхода книги "Тимур и его команда" многие родители бросились называть своих детей Тимурами. Потом это увлечение забылось. И сейчас Тимуры если и встречаются, то чаще среди представителей закавказских национальностей.
       В 1937 году на экраны страны вышел фильм Якова Протазанова "Бесприданница", и на протяжении 15 лет после появления картины родители называли Ларисами ежегодно не меньше 22 девочек на 1000 новорожденных.
       В довоенный период дружба с Германией, подкрепленная идеями международной солидарности трудящихся, пополнила запасы мужских имен. В СССР появились маленькие Адольфы и Рудольфы. Но эти имена вошли в разряд редких.
       40 лет назад в СССР родители, как сговорившись, называли половину новорожденных мальчиков Александрами, Алексеями, Андреями, Дмитриями, Игорями или Сергеями; девочек — Еленами, Иринами, Маринами, Натальями, Ольгами или Светланами. Это была мода на простые русские имена. Проанализировав ситуацию, ученые встревожились: население страны растет, а состав личных имен обедняется. С 60-х годов начали выходить пособия по личным именам — справочники, научно-популярные статьи и статьи по истории русских имен. То ли усилия ученых возымели действие, то ли что-то еще, но с 1966-го по 1988 год количество общеупотребительных имен увеличилось у девочек с 25 до 40, у мальчиков — с 31 до 42.
       По словам Александры Суперанской, в поздние 60-е на Среднерусской возвышенности вдруг пошла мода называть новорожденных мальчиков Эдуард, Алекс, Альфред, Артемий, Гелий, Жан, Фернан. Девочек — Ева, Жанетта, Изольда, Леонелла, Магда, Рената и Жанна. Специалисты объясняют такое обновление интернационализацией: участились браки с иностранцами, в русский язык начала проникать иноязычная лексика. Но иностранными именами больше увлеклись жители села и люди с невысоким образовательным уровнем. А среди интеллигенции в это время началась мода на все глубоко национальное, и возродились из небытия древнерусские имена Добрыня, Ждан, Любава.
       В то же время наиболее верные идеалам коммунизма родители продолжали называть детей сохранившимися с послереволюционных времен идеологическими именами-аббревиатурами: Вилен, Владлен, Радий, Рем, Авелина, Владилена, Лиана, Майя, Нинель.
       Правда, Александр, Алексей, Дмитрий, Сергей по-прежнему оставались именами массового распространения (более 50 на каждую тысячу человек). Список женских имен чуть расширился: Анастасия, Анна, Екатерина, Мария, Наталья, Ольга и Юлия.
       В 90-х широко распространенными именами (20-50 на тысячу человек) считались для мальчиков Андрей, Антон, Артем, Виталий, Владимир, Денис, Евгений, Иван, Игорь, Константин, Максим, Михаил, Николай, Павел, Роман, Станислав; для девочек — Александра, Виктория, Дарья, Елена, Ирина, Ксения, Ольга, Светлана. Мода на русскую старину продолжалась.
       Суперанская считает, что у каждого имени есть свой срок жизни. Например, имя Иван уже никогда не станет массовым. И Наталий стало меньше — потому что в Турции и некоторых других странах "наташками" называют русских проституток.
       — Загублено хорошее имя,— вздыхает Суперанская.
       Насчет "хорошего" я, как Наталья, не могла с ней не согласиться. А в Турцию, наверное, придется не ездить.
       
 














Как же сегодня чаще всего называют детей? Увы, точный ответ получить оказалось невозможно. По словам Суперанской, статистики имен конца 90-х — начала 2000-х не существует. Раньше всю информацию по загсам собирала Анна Суслова. А теперь сбором данных никто не занимается.
       Единственная возможность узнать, какие имена в последнее время наиболее популярны,— это обратиться в загс. Что я и сделала.
       Сотрудница Царицынского загса Москвы, представившаяся Тамарой Георгиевной, рассказала, что сегодня модно называть девочек Дарьями, Анастасиями, Елизаветами и Ксениями, а мальчиков — Никитами и Данилами. Детей с экзотическими именами — Даниэль, Милана, Севостьян — регистрируют в основном иностранцы и уроженцы Закавказья.
       — Вот недавно девочку у нас зарегистрировали, Марсериной назвали,— вспомнила Тамара Георгиевна.— Придумали такое из своих имен — Марина и Сергей. А чеченская пара, по примеру Орбакайте, назвала своего сына Дэн.
       Старыми русскими именами и сегодня называют своих детей прилично одетые родители, как правило, с высшим образованием. У родителей попроще в вопросе имятворчества претензий больше. Именно они, ориентируясь на массовую культуру, называют своих детей в честь героев сериалов и поп-звезд.
       — А после того как Путин стал президентом, наверное, мальчикам чаще дают имя Володя? — спросила я у Тамары Георгиевны.
       — Ничуть, никакого особенного интереса к этому имени в последнее время я не замечала.
       Не дошло еще, значит.
       
Революционные святцы
       После 1917 года имятворчество в Советской России приобрело немыслимый масштаб. С 1924-го по 1930 гг. даже издавался специальный календарь — своеобразные революционные святцы. В нем были отмечены все более или менее знаменательные с точки зрения мировой революции даты. И к каждой придуманы имена, которыми рекомендовано называть родившихся в этот день младенцев. Например, в день открытия Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге всех новорожденных девочек предлагалось называть Академа. Мальчикам, родившимся в день смерти английского общественного деятеля XVII века Томаса Мора, рекомендовалось имя Томас, а девочкам, соответственно, Мора. Авторы календаря не обошли вниманием и день стачки британских железнодорожников. К этой дате было придумано эффектное имя для девочки — Желдора. В честь пролетарской полиграфической промышленности предлагалось женское имя Полиграфа. Поэтому с уверенностью можно сказать, что Полиграф Полиграфович — не совсем плод воображения Булгакова.
       Годовщины и юбилеи Маркса, Энгельса и Ленина не проходили незамеченными для страны и ее новорожденных. Родители сочиняли детям имена, в которых сочетались осколки от имен и фамилий революционных деятелей. Одну девочку, например, назвали невероятным именем Эдил с твердой согласной на конце. Расшифровывается оно как "Эта девочка имени Ленина". Сегодня Этой девочке уже за 80 лет.
       Двойняшек, родившихся в годовщину октябрьской революции, так и назвали: мальчика — Рево, девочку — Люция. Хрестоматийным стало имя Даздраперма ("Да здравствует Первое мая!"). Другую девочку родители назвали Лентрозина ("Ленин, Троцкий, Зиновьев"). Что стало с ней и ее родителями после расстрела Зиновьева и высылки Троцкого, история умалчивает.
       В 30-е годы сознательные родители, вдохновленные идеями Коминтерна и мировой революции, начали называть детей Кларами, Карлами, Розами, Эрнстами и Луизами. Примерно в те же годы в ход пошли имена античных богов. Кстати, имя Аполлон есть даже в святцах, но давали его детям почему-то редко. В одной интеллигентной советской семье новорожденного мальчика назвали Гений, а его младшую сестру — Идея. Когда дети чуть подросли, они переделали свои имена в человеческие Гена и Ида. Бурная фантазия взрослых причислила к списку женских имен даже Весну и Тайну.
       В конце 30-х мода на имена в честь деятелей октябрьской революции и советской власти сошла на нет по вполне понятным причинам — ведь многие оказались врагами народа. Зато появились на свет первые Сталины (ударение на второй слог).

Откуда у вас такое имя?

       Октябрина Кретова, театральный художник. Своим именем я обязана деду — непоколебимому коммунисту. Он когда-то хотел дать какое-то немыслимое имя своему сыну, но бабушка зарегистрировала ребенка без него. Поэтому у папы нормальное русское имя Андрей. А вот со мной вышел прокол, родители поддались на уговоры деда. Но у меня с именем никогда не возникало проблем, так как меня все звали Ольгой. Даже сейчас я только по паспорту Октябрина, а знают меня как Ольгу. Поменять официально имя мне уже не хочется. Теперь это своеобразная память о деде. И в конце концов, я же Октябрина, а не Даздраперма какая-нибудь!
       
       Владлен Сироткин, профессор Дипломатической академии МИД. Да нормальное у меня имя, в духе времени! В ту эпоху были популярны совершенно экзотические имена. К примеру, у нас во дворе был мальчик по имени Трактор, с отчеством Иванович. Много было Рэмов — "Революция, электрификация, мир". Кроме того, мое имя можно было переделать на Владик, во дворе меня именно так и звали. А вообще, несмотря на то что моя мать была ярой комсомолкой, бабка успела меня покрестить, и моим православным именем стало Владимир. В детстве проблем с именем не возникало, а в наше время иногда приходится сталкиваться с жутким неприятием. К примеру, госпожа Новодворская не воспринимает мое имя. Но это скорее уже демократическая шизофрения.
       
       Рой Медведев, историк. Меня назвали в честь основателя индийской коммунистической партии. Рой — нормальное индийско-английское имя, которое никаких неудобств мне никогда не причиняло. Даже в детстве меня не дразнили — других смешных имен было достаточно. У меня была подружка Электрификация, вот над ней издевались! А одного одноклассника звали Икки — "Исполнительный комитет Коммунистического интернационала". Когда я был народным депутатом, кто-то выпустил значок с надписью "Рой Медведев", где был изображен рой пчел над Кремлем. А сына я назвал Александром, в честь деда.
       
       Рената Литвинова, актриса, сценарист. У меня в семье женские имена традиционно иностранные. Маму, например, зовут Алиса. Меня, думаю, назвали в честь дяди — Рината. Имя Ринат — татарское, а мое скорее немецкое или скандинавское. В детстве я стеснялась своего имени, а сейчас оно мне нравится. И детям я не буду выбирать простые имена. Вообще, имя не обязательно должно быть красивым, важно, счастливое оно или нет.
       
       Гарри Бардин, режиссер, лауреат Госпремии и премии "Ника". У меня с именем такие же отношения, как у дворника Ипполита Матвеича с пенсне, которое ему подарили. Зрение у него было хорошее, но он носил пенсне с удовольствием. Конечно, в детстве я стеснялся, а в студенчестве привык. Именем я обязан тете Александре, она предложила меня назвать в честь ее любимого актера, кажется, Гарри Ллойда. Сына я назвал Павел. Я почему-то решил, что раз у ребенка будет неудобоваримое отечество, то мальчик должен быть Павлом, а если девочка, то Полиной.
       
       Адольф Шаевич, главный раввин России, избранный на Российском еврейском конгрессе. Я очень хотел сменить имя в школьные годы, потому что в школу пошел сразу после войны. В классе меня полным именем не звали, звали Адик, Эдик, а вот когда приходилось анкету заполнять, в той же библиотеке, было тяжело. На самом деле имя Адольф было в довоенные времена очень распространено в Европе — в Венгрии, Польше. А родителям в 37-м году не хотелось называть меня по имени деда Абрамом. Вообще, имя не оказало на меня никакого влияния, на своего тезку Гитлера я совсем не похож, я очень хороший человек. Дети у меня венгерские подданные, их зовут Питер и Андраш. Имена на совести мамы, поэтому объяснить выбор не могу.
       
       Алика Смехова, певица, актриса. При рождении родители назвали меня Аллой. А имя Алика я выбрала себе сама, когда мне было два года. Я тогда была в Литве и говорила почему-то только по-литовски. А потом это имя закрепилось.
       
Комментарии
Профиль пользователя