Коротко


Подробно

Друзья, прекрасен наш Совбез!

 
Судя по составу правительства, которое сформировал Владимир Путин, оно вряд ли займется решением политических задач. Доверенные лица президента, вошедшие в кремлевскую администрацию, не сразу начнут играть в ней ключевую роль. Так на кого же будет опираться новый президент? Остается только Совет безопасности. "Власть" решила выяснить, каковы возможности этого органа.

"Вся власть — Совету"
       "-- К чьим предложениям вы прислушиваетесь, кому доверяете? Кто в вашей команде?..
       — Доверяю? Сергею Иванову, секретарю Совета безопасности... Есть такое понятие, как чувство локтя. Вот с Ивановым такое чувство возникает."
       Это — цитата из "Разговоров с Владимиром Путиным". Они были опубликованы в марте. Спустя два с небольшим месяца Сергей Иванов был переназначен секретарем СБ. Причем в тот же день, что и глава президентской администрации Александр Волошин. А еще чуть позднее были назначены и заместители Иванова — на этот раз на несколько дней раньше, чем подчиненные Волошина.
Владимир Путин признался, что с Сергеем Ивановым (второй слева) у него есть чувство локтя. Это пока единственное, на чем держится политическая мощь Совета безопасности
       Конечно, это не случайность. Где это видано, чтобы составная часть какой-то структуры (а аппарат СБ формально входит в состав администрации президента) формировалась раньше, чем структура в целом? Да и одновременным назначением Волошина и Иванова президент фактически поставил их на один уровень. Ведь после инаугурации в Кремле говорили, что назначения будут "веерными": сначала начальник, затем — его подчиненные. Кто при таком развитии событий стал начальником, а кто подчиненным, сказать довольно трудно.
       Иными словами, Путин показал: аппарат Совета безопасности он считает более значимой структурой, чем собственную администрацию.
       Это уже подтверждается и реальными делами. Например, именно аппарат СБ готовил президентский указ о полномочных представителях президента в федеральных округах, с которого в стране фактически началась реформа государственной власти. Введение в состав Совета безопасности президентских полпредов фактически распространило влияние аппарата СБ и на регионы. Там же сейчас дорабатывается законопроект о системе органов власти Чечни. А правительственные чиновники все больше жалуются на то, что им приходится носить в СБ проекты документов — на согласование. Даже газеты начали пестреть заголовками вроде "Вся власть — Совету безопасности" и пугать читателей страшной неведомой силой.
       Совет безопасности не возражает. Благо документы, определяющие статус и полномочия аппарата СБ, позволяют ему заниматься буквально всем. Например, в положении об аппарате СБ сказано: "Аппарат СБ осуществляет обеспечение деятельности Совета безопасности по реализации его полномочий в области безопасности личности, общества и государства". Развивать эту "область" можно до бесконечности, ибо в России "личность, общество и государство" всевозможные опасности поджидают на каждом шагу.
       Один из бывших сотрудников аппарата СБ объяснил это на простом примере: "Вот смотри, мы пьем чай. А что это за чай, кто его знает? Это, конечно, проблема экологической безопасности. Чай, между тем, импортный — и это уже безопасность продовольственная. Между тем без импорта чая страна обойтись никак не может — значит, налицо зависимость. Тут всплывает еще по меньшей мере два типа безопасности — экономическая и международная".
       Что же представляет собой аппарат СБ?
Структура аппарата Совета Безопасности
Подписанный Владимиром Путиным 31 мая указ "Об аппарате СБ" стал сенсацией. Но вовсе не потому, что президент наделил его сверхполномочиями, увеличил в несколько раз численность и превратил в суперведомство. Как раз наоборот — потому, что ничего подобного не произошло.
Организационная структура осталась точно такой же, какой она была с конца 1998 года. Штатная численность аппарата была увеличена со 175 до 176 человек — это было сделано ради появления еще одного первого заместителя секретаря СБ. Остальные замы были переназначены на свои прежние должности. В руководство аппарата вошли шесть генерал-полковников, один генерал-лейтенант и полковник запаса. Люди уважаемые, имеющие опыт руководящей работы. Но совершенно неспособные управлять страной. Они и приходили в СБ совсем не для этого.
       
Безопасный набор
       Прообраз нынешней структуры аппарата СБ был создан еще в начале 1998 года. Тогдашний секретарь Андрей Кокошин был одержим идеей реформирования военной организации страны: проведения полноценной военной реформы и прекращения междуусобных войн среди силовиков. Для этого своими заместителями он сделал интеллигентных армейских генерал-лейтенантов Владимира Потапова и Алексея Московского.
       Первый пришел в СБ с должности начальника штаба Северо-Кавказского военного округа и хорошо знал не только армию как таковую, но и ее реальные потребности: за плечами Потапова была первая чеченская война. Он стал куратором управления военного строительства.
       Московский в Министерстве обороны работал заместителем начальника вооружения Вооруженных сил. Лучшей кандидатуры для приведения в порядок системы закупок вооружений было трудно найти. Ему было подчинено управление оборонно-промышленной безопасности.
Владислав Шерстюк (слева) — бывший директор ФАПСИ,
       За это время сменилось уже три секретаря СБ. Генерал-лейтенанты стали генерал-полковниками, а Московский даже расширил свою компетенцию: в название его управления было включено слово "экономической" (правда, экономистом генерал вовсе не является и экономикой в широком смысле этого слова, как говорят, практически не занимается). Они честно делают свое дело. Правда, больших успехов генералы на своем поприще не добились, но и серьезных нареканий вроде бы не заслужили. При этом оставшись не более чем грамотными специалистами в своих специфических областях.
       В январе 1999 года заместителем секретаря СБ и куратором управления международной безопасности стал генерал-майор Олег Чернов. На эту должность он попал, в общем, случайно. Кадровый разведчик, перешедший в конце 80-х в центральный аппарат КГБ на должность помощника зампредседателя КГБ СССР Геннадия Титова, после августа 1991 года в разведку Чернов так и не вернулся — остался в контрразведке. Из ФСБ его и пригласили в аппарат СБ начальником управления государственной и общественной безопасности. Однако со временем стала вакантной должность "международного" зама, руководство вспомнило о разведывательном прошлом Чернова, и тому пришлось вновь сменить профиль. Впрочем, как утверждают источники Ъ, во второй раз ему так и не удалось успешно (если не считать получение генерал-лейтенантских погон) войти в одну и ту же воду: "Не то чтобы были какие-то неудачи или провалы. Просто это совсем не его дело — он действительно специалист в вопросах национальной безопасности, но все же в ее 'внутренней' части".
       В апреле прошлого года команда заместителей секретаря СБ получила мощное подкрепление в лице первого замдиректора ФСБ генерал-полковника Валентина Соболева. Кто-то считает его "одним из наиболее толковых и решительных генералов, человеком крайне порядочным и принципиальным", другие утверждают, что "бывший секретарь парткома КГБ СССР имел в ФСБ собственную команду прокоммунистической ориентации". Но как бы то ни было, в СБ Соболев был отправлен в ссылку. Прийдя в ФСБ в 1998 году, Путин не стал сразу избавляться от него, но сделал другим первым замом своего протеже Виктора Черкесова и потом при первой же возможности выдворил Соболева с Лубянки. И на Старой площади некогда бесстрашный борец с самим Борисом Березовским (Соболев как-то публично обвинил олигарха в вынашивании планов создания собственной спецслужбы) сразу сник. Так что курируемое им управление государственной и общественной безопасности при Соболеве вряд ли может рассчитывать на сколь-либо серьезные полномочия.
Михаил Фрадков — бывший министр торговли
       Еще через месяц аппарат СБ пополнился еще двумя "ссыльными" генерал-полковниками. Первый замминистра внутренних дел Владимир Васильев не сработался с главой ведомства Владимиром Рушайло, а директор ФАПСИ Владислав Шерстюк не смог удержаться в этом кресле после ухода из Кремля покровительствовавшего ему Николая Бордюжи.
       В качестве компенсации Шерстюк получил должность не "простого", а первого замсекретаря. Что, впрочем, фактически не отразилось на его реальных полномочиях: он курирует одно управление информационной безопасности. Сейчас Шерстюк трудится над созданием соответствующей концепции. Но это — дело нелегкое и долгое. Аппарат СБ упорно работает над этой темой уже шесть лет. А на расширение полномочий генералу рассчитывать не приходится: как утверждают, особых симпатий у Путина он не вызывает.
       Васильев пользуется репутацией хорошего профессионала. Но используется его опыт весьма своеобразно. Этот генерал всю жизнь проработал по линии борьбы с экономическими преступлениями: от рядового сотрудника ОБХСС до начальника соответствующего министерского главка. Однако ему почему-то поручили управление по проблемам безопасности в Северо-Кавказском регионе. Иными словами, отправили на войну. Его опыт, конечно, пригодится и там. Однако как на специалиста в борьбе с преступлениями в экономической сфере на Васильева в СБ, видимо, не рассчитывают.
       А две недели назад Сергей Иванов приобрел самого высокопоставленного заместителя — бывшего министра торговли Михаила Фрадкова (который, впрочем, имеет звание всего лишь полковника запаса). Его, конечно, тоже уважили и специально ввели должность еще одного первого зама. По логике, именно ему предстоит курировать экономическую безопасность. Однако о серьезности намерений Кремля в этом отношении говорит тот факт, что одновременно для бывшего министра не только не создали специализированного управления, но даже секретарши не предусмотрели. Ведь в штатном расписании аппарата СБ прибавилась всего одна должность — самого Фрадкова. Конечно, со временем недоразумение будет исправлено, однако происшедшее свидетельствует, что приход Фрадкова в СБ — это не укрепление кадров, а элементарное трудоустройство человека, оставшегося без дела в результате формирования нового правительства.
       
Александр Волошин наблюдает за происходящим без паники. Чтобы составить ему реальную конкуренцию, одного локтя Сергею Иванову будет явно недостаточно
Одинокий секретарь
       Таким образом, вся политическая мощь аппарата СБ сейчас держится исключительно на "чувстве локтя" Путина. Это, конечно, немало. За счет близости к президенту Сергей Иванов может решать любые проблемы. О степени доверия президента к секретарю СБ говорит, например, тот факт, что именно Иванов несколько месяцев назад в Вашингтоне проводил "смотрины" будущего директора Службы внешней разведки Сергея Лебедева, который тогда работал официальным представителем СВР в США.
       Однако отвоевывать пространство в российской политической иерархии у той же администрации президента Иванову будет крайне трудно. По словам близко знающих его людей, нынешний секретарь СБ — человек неконфликтный, не любящий и не умеющий заниматься аппаратными интригами. К тому же опыт Иванова по управлению крупной самостоятельной единицей исчерпывается полугодом пребывания в кресле секретаря СБ. Поэтому сейчас он больше всего боится задеть интересы каких-нибудь влиятельных околокремлевских лоббистов. А если подчиненная ему структура начнет наращивать свое влияние, это обязательно произойдет. И тогда Иванову вряд ли поможет даже путинский локоть, тем более что, кроме него, опереться секретарю СБ будет не на что.
       К тому же конкуренты времени даром не теряют. Александр Волошин, едва получив от Путина подтверждение своих полномочий, начал наводить порядок в администрации. Он уже начал сокращение "неэффективных производств" — ликвидированы управление стратегического планирования и управление по связям с общественностью. Их функции достались новому главку: главному управлению внутренней политики, которое курирует правая рука Волошина — замглавы администрации Владислав Сурков. Связка Волошин--Сурков уже не раз доказывала Путину свою состоятельность, и президент не может это не учитывать.
       Поэтому и цена, которую Волошину пришлось заплатить за право провести чистку, была невелика: у главы администрации появилось два "путинских" зама, Дмитрий Медведев и Дмитрий Козак. Однако оба они пока настолько неопытны в дворцовых интригах, что еще долго не смогут составить Волошину и Суркову конкуренции. Но в любом случае Иванову вряд ли стоит ждать помощи от "питерской команды". Сам он входит в нее лишь номинально, фактически же одиноко держится в стороне.
       Может быть, конечно, со временем Сергей Иванов наберет политический вес, проведет структурную и кадровую перестройку в своей епархии: наберет сильных заместителей-направленцев и исполнителей, выстроит эффективную организационную модель. И тогда аппарат СБ действительно превратится в новый центр президентской власти.
       Может быть, все это и произойдет. Но только еще очень не скоро.
ИЛЬЯ БУЛАВИНОВ, ЕЛЕНА ТРЕГУБОВА
       
       
       Структура аппарата Совета безопасности
           
  • Секретарь Совета безопасности — Сергей Иванов         
  • Первый заместитель — Владислав Шерстюк — Управление информационной безопасности         
  • Первый заместитель — Михаил Фрадков —         
  • Заместитель Валентин Соболев — Управление государственной и общественной безопасности         
  • Заместитель Алексей Московский — Управление экономической и промышленной безопасности         
  • Заместитель Владимир Васильев — Управление по проблемам безопасности в Северо-Кавказском регионе         
  • Заместитель Владимир Потапов — Управление военного строительства  
  • Заместитель Олег Чернов — Управление международной безопасности        
    
       

Их было восемь

Юрий Скоков хотел создать новый центр власти, но не сумел
       Основателем СБ был Юрий Скоков. Один из самых влиятельных политиков начала 90-х потерпел поражение в борьбе за пост премьера и решил создать специальный орган, который бы позволил ему контролировать правительство. 3 июня 1992 года Борис Ельцин создал Совет безопасности и дал ему право координировать работу органов исполнительной власти и контролировать реализацию указов президента по вопросам безопасности. Однако карьера Скокова быстро закончилась: в марте 1993 года он был уволен за отказ завизировать указ "Об особом порядке управления страной". Создать сильную дееспособную структуру Скокову так и не удалось.
       Преемником Скокова стал последний министр обороны СССР маршал авиации Евгений Шапошников. Ельцин готовился к "осеннему наступлению" на Верховный Совет и хотел видеть на этом посту верного человека, который будет контролировать армию. Но воевать Шапошников ни с кем не собирался и уже через два месяца подал прошение об отставке.
       Олег Лобов рассматривал свое секретарство как промежуточную ступень на пути к премьерскому посту или, на худой конец, к креслу главы администрации президента. Ельцин, напротив, попытался сделать из СБ еще один центр власти — этакий антикризисный комитет, в который входят ключевые министры и который неподотчетен парламенту. Но Лобова СБ мало интересовал. Закончилось все тем, что он по совместительству был назначен представителем президента в Чечне, где никаких лавров не снискал. Поэтому после президентских выборов 1996 года Лобов с радостью уступил кресло Александру Лебедю.
Александр Лебедь намеревался получить президентские полномочия, но не успел
       Лебедь фактически рассчитывал стать вице-президентом при больном и немощном президенте со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому добился утверждения нового положения о СБ, которое наделило секретаря поистине президентскими полномочиями. Но реализовать их он так и не успел.
       На его место пришли Иван Рыбкин и Борис Березовский. Аппарат СБ вновь сосредоточился на Чечне. Но завершить процесс мирного урегулирования или решить другие сколь-либо серьезные проблемы Рыбкин не смог. А как только был уволен его заместитель Березовский, и сам экс-спикер Госдумы оставил свой пост.
Андрей Кокошин пытался управлять страной, но проиграл
       С приходом в СБ Андрея Кокошина ему передали функции государственной военной инспекции, и аппарат всерьез взялся за "выстраивание" силовиков и моделирование вариантов экономического развития страны. СБ постепенно начал превращаться в новый центр власти. За что Кокошин и поплатился. Во время августовского кризиса он попытался было взять на себя функции оперативного управления страной, да еще и очень некстати поддержал кандидатуру Юрия Лужкова на пост премьера. И был безжалостно отправлен в отставку.
       Николай Бордюжа вообще ничем отметиться не успел. Пока входил в курс дела и вносил косметические изменения в структуру аппарата, его неожиданно по совместительству возвысили до главы президентской администрации. На новой работе времени на СБ у Бордюжи просто не было, а вскоре его "попросили" из Кремля.
       Также по совместительству, только с должностью директора ФСБ, служил секретарем СБ и Владимир Путин. Он не успел оставить после себя даже нового штатного расписания. При нем аппарат сосредоточился на творческой работе — составлении многочисленных концепций и доктрин. Которые, став президентом, Путин одну за другой принялся утверждать.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 13.06.2000, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение