Непечатные выражения

"Однажды" в Deutsche Guggenheim

Выставка современное искусство

В берлинском Deutsche Guggenheim открыта выставка "Однажды: фантастические истории в современном видео" из фондов Музея Гуггенхайма. Шесть видеоинсталляций должны заставить зрителя по-новому взглянуть на искусство фантазировать. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

У куратора Джоан Юнг было не так уж много пространства: галерея Deutsche Guggenheim занимает всего несколько залов в первом этаже большого дома на Унтер ден Линден. При этом задача нарисовалась вполне амбициозная: показать разные "нарративные стратегии" в современном видеоарте. Иначе говоря — новые способы рассказывания историй. Видеоинсталляций оказалось всего шесть, так что при взгляде на них закрадывается подозрение, что делать какие-то выводы либо преждевременно, либо самонадеянно. Похоже, способов увлечь зрителя необычным сюжетом ровно столько же, сколько самих художников.

Верный способ привлечь к себе внимание — рассказать заново всем известную историю. Александра Мир на свой лад переиначила надежно мифологизированное покорение человечеством Луны. Один из голландских пляжей был превращен экскаваторами в подобие лунного пейзажа, и над каким-то из искусственных кратеров на сей раз уже не астронавты, а астронавтки водрузили американский флаг — о чем тут же трубят все мировые СМИ. Инсценированная высадка женщин на "лунную" поверхность — не только манифест феминизма, но и кивок в сторону тех, кто придерживается конспирологического убеждения, что никто на самом деле на Луне до сих пор так и не побывал, а американцы в свое время сфабриковали это событие в съемочном павильоне. С "Первой женщиной на Луне" перекликается и анимационный "Миллион королевств", в котором интервью Нила Армстронга соединяется с отрывками из романа Жюля Верна "Путешествие к центру Земли".

Насколько по-разному можно увидеть людей на производстве, показывают работы Мики Ротенберг и Чао Фэй. В "Тесте" Ротенберг зритель погружается в мир странной фабрики, на которой колоритные женщины разного возраста и комплекции месят и формуют тесто — в труде они явно сублимируют свою неудовлетворенную сексуальность, процесс кажется замкнутым на себе и от этого приобретает гротескно-пугающий оттенок, а старое оборудование все больше напоминает какой-то пыточный конвейер. В "Чьей утопии" Чао Фэй оборудование самое что ни на есть современное — она снимала свою историю на большом заводе в одной из быстро развивающихся промзон Китая, в цехах, где трудятся тысячи человек. Художник решила не столько показать влияние "дикого капитализма" на жизнь людей, становящуюся все более и более механистичной и однообразной, сколько материализовать тайные мечты и стремления людей-винтиков — в одной из частей фильма рабочие танцуют и веселятся на улице, но производство в цехах в это время продолжается, без их участия.

О мощи коллективного народного движения напоминает и видеоинсталляция знаменитого бельгийца Франсиса Алюса "Когда вера передвигает горы". Он снял несколько сотен добровольцев, которые, взяв в руки лопаты, шеренгой прошли несколько раз по песчаной горе в окрестностях перуанской столицы Лимы — в результате их коллективной работы с нехитрым инвентарем дюна действительно переместилась на несколько сантиметров в сторону. Впечатляющий эффект Алюс (он любит наблюдать за людьми, занимающимися нерациональным, придуманным трудом) усиливает тем, что видеоинсталляция располагается на нескольких экранах — так, на одном из них можно видеть шеренгу, словно наступающую на зрителя, а на другом — только что словно перешагнувшую через его, наблюдателя, голову.

Наконец, еще один взгляд на то, как нужно рассказывать истории: определяющей здесь все-таки остается письменная концепция художника, а собственно видеоинсталляция остается лишь эффектной приманкой для зрителя. Ни за что не разгадать, что имела в виду немецко-бразильская художница Янина Чэпе, хотя видеофильм "Lacrimacorpus" привлекателен и сам по себе — женская фигура в кринолине кружится в загадочном танце по старинной комнате, окна которой распахнуты в зеленый сад. Шея женщины обернута гирляндой из небольших надувных шаров, она кружится все быстрее и быстрее, доводя себя до исступления и бесчувствия... Ну как без таблички на стене понять, что танцует она не где-нибудь, а в замке Эттербург под Веймаром, летней резиденции герцогини Анны-Амалии, в которой когда-то гостили Гете и Шиллер, не говоря о прочих знаменитостях, и недалеко от которой нацисты устроили печально известный концлагерь Бухенвальд. Так вот, окна комнаты, которые мы видим в работе Чэпе, глядят по направлению нынешнего бухенвальдского мемориала, шарики на шее танцовщицы означают слезы невинных жертв, а сам этот экспрессивный и одинокий танец выражает метания немецкого самосознания — между виной за кровавые преступления и гордостью за великое культурное наследие. В общем, как бы ни развивались способы видеоповествования, заглянуть в старый добрый печатный текст никогда не помешает.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...