Коротко

Новости

Подробно

Послесловие к победе

Ольга Алленова — о том, как в России и Грузии отмечали трехлетие войны за Южную Осетию

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Годовщину войны, сделавшей Россию и Грузию едва ли не смертельными врагами, отмечали громко и пафосно. О чем могли сказать в этот день и чего не сказали ни в Москве, ни в Тбилиси?


Ольга Алленова


В день трехлетней годовщины печальных событий, 8 августа, Следственный комитет России заявил, что копии материалов уголовного дела об августовских событиях в Южной Осетии 2008 года направлены прокурору Международного уголовного суда (МУС) "для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности должностных лиц Грузии, виновных в совершении преступлений против граждан РФ". Разумеется, в Москве знали, что Грузия еще раньше направила аналогичные материалы против России в МУС, как знали и то, что никаких последствий у этих обращений не будет — Европа всегда балансирует, как это отчетливо видно из доклада спецпредставителя ЕС Хайди Тальявини о причинах войны августа 2008-го.

Напомню, что суть доклада сводится к следующему: Михаил Саакашвили действительно начал войну, отдав приказ о вводе войск в Южную Осетию в ночь на 8 августа; однако этому решению предшествовали ежедневные обстрелы грузинских деревень и грузинских полицейских постов неизвестными лицами, при этом выяснить, кто на самом деле стрелял, не было никакой возможности — командование миротворческих сил РФ практически устранилось, а международный мониторинг ОБСЕ в те дни слабо осуществлялся (во многом из-за угрозы безопасности сотрудников миссии). Но в России эту часть доклада предпочитают опускать.

В Грузии происходит ровно обратное: там нивелируют ту часть доклада, где говорится о том, что именно Саакашвили официально начал войну. В Грузии помнят только вторую часть основного тезиса Тальявини. И отмечают 8 августа как день вторжения российской армии на территорию Грузии - как траурный день.

В России никакого траура не ощущалось, хотя в этой войне погибло 224 осетина (134 из них мирные граждане) и 67 российских военных. В России, напротив, ощущался национальный подъем. Дмитрий Медведев в этот день посетил 10-ю отдельную бригаду спецназначения под Краснодаром, участвовавшую в войне в Южной Осетии, принял парад, вручил бригаде орден Жукова и сказал о победе. О победе в эти дни говорилось и показывалось так много, что пропагандистский предвыборный дух сказанного нельзя было не уловить.

***

Бутафория этого праздника не могла не раздражать тех, кто знаком с реальной ситуацией в Южной Осетии. Сегодня, спустя три года после войны, проблем в этом регионе не меньше, чем в августе 2008 года. За всеми траурно-показательными мероприятиями мы не услышали ни слова о том, чем живут и о чем думают жители Южной Осетии. А они уже третий год живут в полуразрушенной республике. Несколько моих знакомых уже третий год снимают за бешеные деньги квартиры, потому что их дома до сих пор не восстановлены. И таких там много. Жители Южной Осетии фактически изолированы, особенно зимой, когда лавины перекрывают единственную трассу в Россию. Но даже летом довезти тяжелого больного до Владикавказа (четыре часа дороги вдоль ущелья) проблематично. Для вертолетчиков высота Кавказского хребта и сложные погодные условия наверху — серьезные факторы риска, поэтому гражданских перевозок здесь нет. Единственный выход для больных, особенно для тяжелых,— грузинские клиники, которые находятся в сорокаминутной доступности. В них жителей Южной Осетии и Абхазии лечат бесплатно. Но до сих пор нет постоянного механизма, обеспечивающего доступ больных в медучреждения Грузии. Организация "Красный Крест" делает все, что в ее силах, но ей не все удается. Существенным прорывом можно было бы считать допуск в Южную Осетию группы мониторинга ЕС, если бы этот допуск осуществлялся по любому требованию ЕС, а не только в тех случаях, когда это выгодно Цхинвалу. Недавно на территории ЮО случилась перестрелка, в которой пострадала женщина-грузинка, оказалось, что трагедия носит бытовой характер, стрелял в женщину племянник. И чтобы избежать скандала и обвинений в терроризировании грузинского населения, власти Южной Осетии разрешили европейским наблюдателям въехать в республику, разумеется, в порядке исключения. В течение последнего года такие "визиты" были осуществлены только три раза.

А ведь уже много месяцев в Грузии, на границах с Южной Осетией и Абхазией, ежедневно работает группа мониторинга ЕС. Их не пускают в эти республики, почему? У России с ЕС прекрасные отношения. Европарламент — это не "престарелые члены сената" США, которые, по меткому выражению господина Медведева, принимают резолюции об оккупации Грузии, основываясь на своих "личных предпочтениях". Наблюдатели ЕС — это не грузинские полицейские, к которым у осетин, понятное дело, нет доверия. Наблюдатели ЕС — это люди, которые способны стать посреднической, миротворческой силой, которой сегодня в регионе нет. Можно сколько угодно говорить, что в регионе стоят российские военные базы, которые обеспечивают безопасность осетин и абхазов. Но если такая сторона конфликта, как Грузия, воспринимает их присутствие не как фактор стабильности, а как угрозу своей безопасности, то почему не разрешить двум сотням европейских наблюдателей инспектировать эти республики? Вреда от них не будет, а польза может быть.

Международная кризисная группа (International Crisis Group) 8 августа выпустила доклад о российско-грузинском противостоянии спустя три года после войны. Необходимость допуска наблюдателей ЕС в Абхазию и Южную Осетию — один из главных выводов исследования. Кроме того, сторонам, по мнению авторов доклада, необходимо "снизить активность обвинений в организации взрывов и поддержке терроризма" и выступать в дальнейшем "только с такими обвинениями, которые могут быть подкреплены доказательствами из независимых источников". И наконец, авторы доклада рекомендуют Москве и Тбилиси приступить к "прямым переговорам" без предварительных условий, на которых можно обсудить и решить хотя бы текущие накопившиеся проблемы.

Эти выводы, казалось бы, такие очевидные, для тех, кто устал от угроз и нестабильности. Но мир и стабильность в регионе — не главная цель Москвы и Тбилиси. Кремлю надо добить проамериканского неврастеничного Саакашвили, заставить его уйти, а вместе с ним избавиться и от угрозы грузинской евроатлантической интеграции. Самого Саакашвили тоже нынешняя опасная ситуация вполне устраивает, ведь западные парламенты время от времени громогласно признают Россию оккупантом, а Грузию — маленькой, но гордой страной, которую надо защищать от оккупанта и которой надо всемерно помогать. В том числе деньгами, советниками, оружием.

Цена этого противостояния — люди, лишенные возможности нормально жить. Жители Южной Осетии, теперь это очевидно, надолго оказались в буферной зоне кавказской геополитики.

Комментарии
Профиль пользователя