Коротко

Новости

Подробно

К взрыву в Домодедово подогнали транспорт

СКР определяет чиновников, виновных в теракте

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Как стало известно "Ъ", фигурантами дела о "неисполнении требований по обеспечению транспортной безопасности", возбужденного после теракта в аэропорту Домодедово, наряду с милиционерами и сотрудниками аэропорта стали и транспортные чиновники федерального уровня. Сейчас эксперты по заданию СКР устанавливают, своевременно или нет разрабатывали сотрудники Минтранса и Ространснадзора нормативные акты по защите подведомственных им объектов. Пока бывшие и действующие руководители этих ведомств допрашиваются в качестве свидетелей.


Дело N 201/713013-11 по ст. 263-1 УК РФ (неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности на объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах) было возбуждено главным следственным управлением СКР 25 января этого года, на следующий день после теракта, совершенного смертником Магомедом Евлоевым. В этот день на коллегии ФСБ президент Дмитрий Медведев потребовал, чтобы чекисты, МВД и правительство разобрались "с ответственностью должностных лиц, отвечающих за безопасность на транспорте", а прокуратура и СКР решили вопрос об уголовной ответственности этих лиц.

Как теперь выясняется, следствие в буквальном смысле выполнило задание президента. В качестве свидетелей среди прочих были допрошены замминистра транспорта Валерий Окулов и Андрей Недосеков, тогдашний руководитель Ространснадзора Геннадий Курзенков и его заместитель Владимир Черток, а также вице-мэр Москвы Николай Лямов, отвечающий за транспорт. Однако процессуальных решений в их отношении принято не было.

С кругом же подозреваемых сотрудников транспортной милиции и работников Домодедово следствие определилось еще в феврале--марте. Тогда были вынесены постановления о привлечении в качестве подозреваемых бывшего начальника управления на транспорте МВД России по Центральному федеральному округу Андрея Алексеева, экс-руководителя ЛОВД "Домодедово" Александра Трушанина и его экс-замов Александра Будцова и Александра Дегтярева. В свою очередь, подозреваемыми "от Домодедово" стали директор российского представительства зарегистрированной на острове Мэн управляющей аэропортом офшорной компании Airport Management Company Limited Игорь Борисов и его заместитель Вячеслав Некрасов, управляющий директор отвечающего за безопасность в аэропорту ЗАО "Эйрпорт Авиэйшн Секьюрити Домодедово" Андрей Данилов и начальник службы авиационной безопасности этого ЗАО Анатолий Моисеев.

Несмотря на то что обстоятельства совершения теракта, его исполнитель и пособники к тому времени уже были установлены в рамках дела, возбужденного по 205-й статье УК РФ (террористический акт), правоохранителям и сотрудникам аэропорта инкриминировали такие нарушения: "Руководители аэропорта Домодедово и сотрудники службы авиационной безопасности, а также сотрудники ЛОВД и управления на транспорте МВД по ЦФО не исполнили требования по обеспечению транспортной безопасности, в результате чего неустановленные лица пронесли через входные терминалы на территорию аэровокзального комплекса взрывное устройство и произвели его подрыв".

У всех восьми фигурантов следователи взяли подписку о невыезде и надлежащем поведении, поскольку они подозреваются в тяжком преступлении, могут скрыться или уничтожить улики. Согласно законодательству подобная подписка для подозреваемых действует всего десять дней, потом им должны предъявлять обвинения, а следствие или суд — избирать новые меры пресечения. Однако в СКР обвинения никому предъявлять не стали, а пошли иным путем: каждые десять дней назначали заподозренным новые невыездные меры пресечения. Как говорят адвокаты, участвующие в деле, история с подписками могла продолжаться бесконечно долго, но после избрания шести-семи подобных мер пресечения они обратились в Генпрокуратуру, в результате "невыезды" были следствием вообще отменены.

Добиться отмены постановлений о привлечениях в качестве подозреваемых не удалось. Следствие оставило их в силе, ссылаясь на массу законодательных актов и инструкций различных ведомств. Однако, как указывают защитники, уголовная ответственность по ст. 263-1 УК РФ может наступить только за нарушение требований транспортной безопасности, но на момент совершения теракта 24 января они еще не были приняты. Сейчас, согласно разработанным Минтрансом требованиям по обеспечению транспортной безопасности, вся ответственность за теракты возложена на службы безопасности аэропортов, которым в том числе приписали функции ФСБ и МВД — "выявление и пресечение террористических актов".

Сейчас проводится целый ряд довольно масштабных экспертиз, назначенных ведомством Александра Бастрыкина. Документально-техническая судебная экспертиза должна выяснить, находилось ли установленное в день теракта в Домодедово досмотровое оборудование в исправном состоянии, если не работало, то почему и было ли оно сертифицировано Агентством воздушного транспорта РФ. Документальная судебная экспертиза, назначенная следствием, должна установить, позволяли или нет действующие на момент теракта законодательные акты обеспечить эффективную безопасность Домодедово от террористической атаки. В рамках того же исследования экспертам предстоит ответить на вопрос, своевременно или нет разрабатывали подобные документы чиновники Минтранса. Бухгалтерская экспертиза должна определить, достаточно ли финансировалось ЗАО "Эйрпорт Авиэйшн Секьюрити Домодедово", в частности его кинологическая служба, для того чтобы эффективно защищать аэровокзальный комплекс и его пассажиров. Наконец, еще одна экспертиза должна разобраться в обоснованности выдачи лицензий госструктурами различным подразделениям Домодедово. В частности, МЧС — на обучение сотрудников безопасности аэропорта требованиям пожарной безопасности, а Минздрава — на оказание медицинской помощи и т. д.

В СКР "Ъ" заявили, что решения о предъявлении обвинений в рамках дела, возбужденного по ст. 263-1 УК РФ, будут приняты на основании выводов экспертов. Однако сказать, когда эксперты подготовят свои акты, в ведомстве не смогли, объяснив, что исследования довольно сложные, объемные и даже в своем роде уникальные.

Между тем в Ространснадзоре "Ъ" неофициально подтвердили, что бывший глава ведомства Геннадий Курзенков действительно вызывался на допросы. Однако в ведомстве выразили сомнение в том, что в теракте есть хоть какая-то доля его вины. "Законодательство о мерах безопасности в аэропортах тогда действительно было далеко от совершенства,— пояснили в Ространснадзоре.— Но Геннадий Кузьмич не только это в полной мере осознавал, но и сам неоднократно обращался в Минтранс с требованиями внести соответствующие законодательные инициативы в высшие органы власти".

Федор Максимов


Комментарии
Профиль пользователя