Коротко

Новости

Подробно

КС откорректировал порядок присуждения компенсаций

за незаконное уголовное преследование и судебную волокиту

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Вчера Конституционный суд (КС) разрешил гражданам, подвергшимся незаконному уголовному преследованию, требовать возмещения вреда в судах по месту жительства. Но отказался изменить механизм "процессуальной экономии" при рассмотрении дел о присуждении компенсаций за судебную волокиту.


КС огласил решения по двум делам о проверке норм, регулирующих порядок рассмотрения дел о присуждении компенсаций за незаконные действия правоохранительных и судебных органов. КС отменил норму Уголовно-процессуального кодекса (УПК), определяющую подсудность требований о возмещении вреда за незаконное уголовное преследование, однако оставил в силе норму Гражданского процессуального кодекса (ГПК), которая разрешает судам определять, было ли нарушено право заявителя на судопроизводство в разумный срок без проведения открытого заседания.

C жалобой на УПК в КС обратился Владимир Шашарин из Ижевска. В 2003 году он был приговорен к лишению свободы Павловским горсудом Нижегородской области, а в 2007 году Верховный суд отменил приговор за отсутствием состава преступления и признал право господина Шашарина на реабилитацию. Однако в райсуде Ижевска решили, что это должен делать суд в Нижегородской области, который выносил приговор, а нижегородские судьи вернули дело обратно. Ижевские судьи дело вообще прекратили из-за неподсудности. Согласно УПК, если приговор изменен вышестоящим судом, требование о возмещении вреда направляется в суд, который его выносил. КС счел такую практику неконституционной и норму УПК отменил, указав, что действия органов госвласти, связанные с необоснованным уголовным преследованием или осуждением, являются "грубым посягательством на человеческое достоинство". Теперь реабилитированные вправе обращаться с требованием о возмещении им имущественного вреда как в суд, вынесший приговор, так и в суд по месту жительства. Как подчеркнул глава КС Валерий Зорькин, суд вынес решение, ориентируясь на правовые позиции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

На практику Страсбургского суда КС сослался и в противоположном по результату решении, отказав москвичу Сергею Какуеву в жалобе на неконституционность ГПК. Господин Какуев обратился в КС после того, как Мосгорсуд вернул ему заявление о выплате компенсации за судебную волокиту: его дело рассматривалось в первой инстанции почти год вместо установленных законом двух месяцев. Мосгорсуд решил, что "срок судебного разбирательства с очевидностью свидетельствует об отсутствии нарушения права на компенсацию".

Господин Какуев считает, что его лишили права отстаивать свои права в публичном состязательном процессе. В КС его позицию поддержала лишь Генпрокуратура, заявив, что "оценочная категория возврата заявление затрудняет применение и реализацию закона". Полпред президента в КС Михаил Кротов считает, что "степень очевидности" нарушения процессуальных сроков суды могут определять лишь при наличии обстоятельств, не требующих дополнительного исследования. Решение Мосгорсуда по делу Какуева представители президента и Совета федерации считают ошибкой, допущенной в результате неправильного применения конституционной нормы.

Сергей Какуев требовал компенсации в рамках закона, предусматривающего выплаты за судебную волокиту. Он был принят в 2010 году после того, как ЕСПЧ вынес так называемое пилотное решение по делу "Бурдов-2 против России". ЕСПЧ приостановил рассмотрение массы накопившихся у него дел россиян, требующих компенсаций за незаконные действия судебных органов, в том числе нарушение "разумных сроков судопроизводства", и потребовал, чтобы российские власти решили эту проблему.

По данным судебного департамента при Верховном суде за 2010 год, выполнение решения ЕСПЧ и принятие соответствующего федерального закона требует дополнительных ежегодных бюджетных ассигнований в размере не менее 655 млн руб. При этом Верховный и Высший арбитражный суды после принятия закона вынесли совместное постановление, которым определили критерии разумности сроков и их нарушения. Этим постановлением были закреплены основания для возвращения заявлений о компенсациях — по аналогии с механизмом, используемым ЕСПЧ в отношении поступающих туда жалоб. Как указал в своем заключении по делу Какуева Высший арбитражный суд, ЕСПЧ может счесть жалобу неприемлемой и отклонить ее, руководствуясь также оценочными критериями, закрепленными в конвенции или исходя из практики ее применения.

В итоге КС фактически воспроизвел толкование федерального закона о компенсациях пленумом ВС и ВАС, подтвердив конституционность "оценочных критериев", закрепленных в ГПК. Однако при необходимости исследования обстоятельств дела это должно происходить в публичном процессе, уточнил КС. Несмотря на то что именно на этом и настаивал господин Какуев, о возможности пересмотра его дела судами общей юрисдикции в решении КС ничего не сказано. Михаил Кротов в комментарии "Ъ" назвал перспективы пересмотра этого дела "призрачными", указав, что обязательному пересмотру подлежат лишь дела, в которых применялись нормы, признанные неконституционными.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Комментарии
Профиль пользователя