Коротко

Новости

Подробно

"Он забурел, он обнаглел, как всякий монополист"

Николай Сванидзе о Руперте Мердоке

от

Сегодня самый унизительный день в жизни Руперта Мердока. Об этом заявил сам медиамагнат на слушаниях в британском парламенте. Слушания связаны с разгоревшимся недавно скандалом с прослушкой телефонов, которой занимались журналисты газеты News of the World. Ведущий Роман Карлов взял комментарий на эту тему у журналиста Николая Сванидзе.


–– Как, по-Вашему, слушания с участием Мердока как-то повлияют на ход дела о прослушках?

–– Наверное, повлияют. Но, в принципе, там уже все достаточно очевидно, на мой взгляд, потому что с морально-этической точки зрения, с точки зрения закона, очевидно, что будет предусмотрено тяжелое наказание. Потому что, во-первых, нарушен закон –– это самое главное. А во-вторых, Мердок –– монополист, а этого там не любят. И в значительной степени общество там уже пришло к мнению, что и нарушение закона связано с его монопольными возможностями.

Он забурел, он обнаглел, как всякий монополист. И поэтому нужно разрушить монополию и наказать за прослушки.



–– А кто непосредственно понесет наказание?

–– Непосредственно Мердок и понесет. Его империя. Очень серьезное материальное наказание.

–– Материальное? Никакое не тюремное заключение?

–– Нет, я думаю, что в тюрьму его не посадят, потому что не он же сам прослушивал. А кого-то могут и посадить: тех, кто прослушивал, потому что непосредственно они нарушали закон.

А он будет наказан фунтом стерлингов и очень тяжело.



–– Вот сам Мердок заявил, что он не считает себя виновным в скандале, и вина, по его словам, лежит на тех, кому он доверял. Кого он, по вашему мнению, имеет в виду?

–– Он имеет в виду, по-видимому, непосредственных руководителей издания и журналистов. Но доверял он, конечно, не журналистам, а руководителям издания.

Но редкий человек, обвиняемый в том или ином преступлении, признает себя виновным, рвет рубаху на груди и говорит: "Судите меня, ребята!" Нет, конечно, он не признает себя виновным, но он менеджер, значит, он доверял не тем людям.



Ну, и к тому же я повторяю, он создал атмосферу, в которой было возможно преступление. Эта атмосфера называется монополизм. Вот за это он понесет наказание.

–– Любопытно, что при всем этом акции компании Руперта Мердока сегодня идут вверх: уже на 3,5% подорожали. Вы как это можете объяснить?

–– Не знаю, это связано с извилами рынка, и сегодняшний день не последний во всей этой истории.

Поэтому это уже чисто коммерческий успех его издания –– это другое дело. Ведь можно и подслушивать, и быть коммерчески успешным. Но тем не менее, когда закон даст по башке, то весь коммерческий успех пойдет насмарку.



–– А как Вы считаете, если бы такая ситуация возникла в России, был бы такой же эффект, произошли бы такие же последствия?

–– Я думаю, что это зависит от того, что это был бы за человек. Если бы этот человек имел вхождение во власть, если бы он ногой открывал дверь в высокие кабинеты, ему бы ни шиша не было. А если он человек достаточно левый, ну да, понес бы наказание.

–– Вы сейчас как раз говорите про представителей прессы?

–– Да, я говорю про представителей прессы, конечно. Я говорю про крупных хозяев прессы. Но поскольку у нас крупные хозяева прессы, как правило, имеют вхождение во власть, имеют доступ (потому что иначе, они не были бы крупными хозяевами), то я думаю, что ничего бы не было.

Комментарии
Профиль пользователя