Коротко


Подробно

Сверлом по черепу


       Газеты и телевидение уже не первый месяц рассказывают о новом методе лечения наркомании — стереотаксисе. Одни объявляют его шарлатанством, другие — единственным спасением от героина. В прошлом году такую операцию сделали в петербургском Институте мозга москвичу Рафаэлю Думброву. Ему не помогло. Теперь решать, насколько эффективен новый метод лечения, будет суд.

Из иска матери Рафаэля, Фариды Думбровой в Нагатинский суд Санкт-Петербурга:
       На следующий же день после выписки у моего сына Рафаэля Думброва вновь возникла непреодолимая тяга к героину. Мы с сыном переживаем большие нравственные страдания от неоправдавшихся надежд, потерянных денег и необходимости вновь занимать деньги на новое лечение.
       Я считаю, что данная ситуация возникла по вине ООО 'Медобслуживание', так как оно применяет неэффективные методы лечения наркомании (как я впоследствии узнала, не одобряемые в цивилизованных странах, а в России находящиеся на стадии эксперимента).
       На основании Закона о защите прав потребителя требую:
       вернуть деньги за операцию и обследование и возместить моральный ущерб, нанесенный действиями Исполнителя (ООО 'Медобслуживание') по договору.
Итого — 33 400 у. е.
       

 
Наедине с героином
       Четыре года назад студент Московского государственного открытого института Рафаэль Думбров изучал инженерный бизнес. Встречался с девушками. Первый раз укололся с одной из них на дне рождения у друзей. Понравилось. Оба были уверены, что уж они-то, дети обеспеченных родителей, никогда не станут наркоманами. Воспитание не то, да и карьеру делать надо.
       А потом захотелось еще. Чуть-чуть ведь можно. Сначала раз в неделю. Потом по нескольку раз в день.
       Как-то раз, когда у Рафаэля был очередной героиновый "приход", его любимая покончила с собой. Рафаэль остался один на один с героином.
       Именно тогда Рафаэль впервые признался своей матери, что "торчит". Он плакал и говорил, что хочет завязать с героином, но не может. Стал колоться прямо у себя дома, а мать искала деньги на очередную дозу. И, конечно, обратилась к наркологам. Начались бесконечные сеансы детоксикации в государственных и частных клиниках. В некоторых местах платили по $300 в день, где-то курс лечения обходился в $3-7 тыс. Лекарства снимали ломку, но не избавляли от зависимости. Все попытки вылечить Рафаэля оканчивались очередным срывом. И деньги снова шли на покупку героина. В общей сложности на наркологов и наркотики Думбровы потратили несколько десятков тысяч долларов.
       

 
"Даем стопроцентную гарантию"
       Однажды Рафаэль увидел по телевизору сюжет об ООО "Медобслуживание" при петербургском Институте мозга человека.
       — Я увидел бритых девочек, которым сделали операцию на мозге. Услышал, что это единственно действенный способ лечения,— рассказывает Рафаэль.
       — Даем стопроцентную гарантию излечения от наркомании,— сказали Фариде Думбровой, когда она позвонила в Петербург.— Приезжайте на консультацию, если не хотите потерять сына. Сколько стоит? Это зависит от физического состояния. От $2400.
       В ООО "Медобслуживание" Рафаэля встретили приветливо и учтиво. Показывали международные сертификаты, лицензии. Рассказывали об успехах своего метода лечения и говорили, что стереотаксис — единственная возможность. Врачи были настолько убедительны, что Рафаэлю даже не пришло в голову попросить показать уже излеченных наркоманов, о которых они столько говорили. Правда, обещанные 100% гарантии превратились в 70%.
       — А что же вы хотите? Каждый организм уникален. В конечном счете все зависит от вашего желания.
       — Но это же операция на мозге. Мне ведь удалят какую-то его часть. А вдруг я умру?
       — Если вы действительно хотите избавиться от наркозависимости, то тяга к наркотикам у вас пропадет. И ничего вырезать у вас не будут — просто заморозят крошечный участок мозга, который отвечает за удовольствие и тягу к наркотикам. Не бойтесь, у нас еще никто не умирал. С вас $3150.
       Сумма удивила Думбровых.
       — У Рафаэля положительный анализ на гепатит С. А это стоит дороже,— сказали Фариде Думбровой.— Подписывайте договор, и будем делать операцию.
       Вот два пункта из договора, заключенного Думбровыми с ООО "Медобслуживание" и Институтом мозга человека:
       "При неэффективности лечения — рецидиве заболевания, в случае возникновения послеоперационных осложнений, которые обусловлены повышенным риском, связанным с особенностями заболевания или поведением пациента, стоимость курса лечения не возвращается.
       В случае, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, пациент возмещает исполнителю фактически понесенные расходы".
       Рядом с подписями Думбровых — подпись генерального директора ООО "Медобслуживание" Эдуарда Ивановского. Чуть ниже от руки вписана фамилия лечащего врача Алексея Серова. Подписей директора Института мозга Сергея Медведева и заведующего отделением нейрохирургии Станислава Можаева в договоре нет. Их дело — класть на операционный стол больных, которых направляет в институт "Медобслуживание". Ему и достаются все деньги за операцию.
       После консультации с психиатром Юрием Поляковым Рафаэля отправили на недельную детоксикацию. Чтобы почистить организм и вычислить, где же эта самая зона мозга, которую нужно оперировать. А после этого — на стереотаксис.
       

 
Обычный отек мозга
       — Меня обрили наголо и положили на операционный стол. Зажали голову в некое подобие тисков. Сказали, что будут оперировать без наркоза. Иначе не будет видна моя реакция и не будет ясно, попали ли они в нужные точки. Когда стали сверлить кость, была нечеловеческая боль. На второй дырке я потерял сознание. Когда операция закончилась, безумно захотелось "вмазаться",— рассказывает Рафаэль.
       После операции Рафаэля Думброва на каталке привезли в палату. Там его ждала мать. Он плакал. Сказал: "Мама, я ожидал большего. Ничего не изменилось". Рафаэль проплакал все дни, пока находился в стационаре. Его мучили нестерпимые головные боли и тошнота. Соседи по палате — прооперированные наркоманы — говорили, что очень хочется уколоться героином. Лишь бы не чувствовать этой боли. Врачи успокаивали: "Все в порядке. Это обычный отек мозга. Нормальные чувства вернутся не сразу. Надо подождать".
       Юноша с соседней койки рассказал Рафаэлю, что здесь уже был смертельный случай. Узнать какие-нибудь подробности корреспонденту "Власти" не удалось — в Институте мозга не любят говорить о своих пациентах (см. интервью).
       — У парнишки в палате был сотовый телефон. Нам привезли анашу и гашиш — передавали по веревке через окно. С героином были проблемы — сложно было достать. Привозили лошадиные дозы оксибутирата натрия. По действию он похож на героин. Это нас и спасало. Нас было в палате пять человек — все прооперированные. И все хотели любой наркотик — экстази, ЛСД, марихуану,— продолжает Рафаэль.
       — Покажите мне хоть одного человека, который излечился у вас от наркомании! — кричала в отчаянии Фарида Думброва.
       — Если человек приезжает к нам из Сургута или Краснодара, как же мы можем отслеживать его результаты? — отвечали врачи.
       — Через десять дней я вышел из больницы. Сосед по палате сказал, где у него спрятана заначка героина. Ее там не оказалось. Пришлось уже в Москве покупать героин по своим каналам. Я тогда сказал себе: "Вот поживу еще годик, буду колоться. А потом можно умереть". Эти люди из Института мозга просто пользуются беспомощностью и безысходностью наркомана.
       Адвокаты Рафаэля уверены, что выиграют дело. Ведь Минздрав РФ запретил использование стереотаксиса для лечения наркоманов. А в Институте мозга считают, что операция прошла вполне успешно и отвергают все претензии Думбровых. Кроме того, говорят врачи, Институт мозга имеет лицензию на лечение психических расстройств, а операция Думброву была сделана с его согласия.
       Между тем, по по самым скромным подсчетам, сегодня в России более двух миллионов наркоманов, и с каждым днем их становится все больше. Многие из них готовы заплатить сколько угодно, лишь бы избавиться от наркотиков. Так что спрос на услуги врачей, работающих на этом рынке, будет только расти.
       
АЛЕНА АНТОНОВА
       
--------------------------------------------------------
       После операции Рафаэля мучили страшные головные боли и тошнота. И нестерпимо хотелось уколоться
--------------------------------------------------------
       
Что такое стереотаксис
       Стереотаксисом называется использование различных технологий для точной локализации целей хирургического вмешательства. В нейрохирургии применение стереотаксиса позволяет с большой точностью обнаруживать и лечить пораженные участки головного мозга, зачастую недоступные при использовании других методик.
       В ходе этой процедуры голова пациента неподвижно закрепляется в специальном устройстве, к которому крепится хирургический инструмент, а участок, требующий вмешательства (например, опухоль), определяется в трехмерной системе координат, построенной на основании томограммы.
       В ходе стереотаксической операции по избавлению от наркотической зависимости нейрохирурги воздействуют на поясную извилину в обоих полушариях головного мозга при помощи тонких зондов, охлажденных до -70°С. Операция не требует трепанации черепа и, как правило, проводится под местным наркозом.
-------------------------------------------------------
       
Можно ли применять стереотаксис для лечения наркомании?
       
Евгений Толкачев, главный врач Московской наркологической больницы N17
       — У нас еще не было достаточных научных исследований в области стереотаксиса. А тем более нет никакой статистики по результатам экспериментов. Институт мозга человека лечит больных наркоманией всего лишь год. О каких результатах тут может идти речь?
       Лично я категорически не стал бы рекомендовать стереотаксис. Считается, что эта операция блокирует участок мозга, отвечающий за влечение к наркотикам. Но я уверен, что эта привязанность имеет другие корни. Может быть, даже генетические.
       В свое время, да и сейчас иногда тоже, в горных селениях Грузии использовали жестокий метод лечения наркомании. Человека закрывали в сакле, и он "ломался насухую", без всяких химических препаратов. Аргумент простой: "Вылезешь — разобьем башку". Это может продолжаться несколько месяцев. После того, что испытал человек в этих условиях, ему в голову не приходило употреблять наркотики. Но, к сожалению, в нашей больнице мы не можем себе такого позволить. Решение должно быть добровольным. И если в какой-то момент пациент захочет покинуть больницу — мы не вправе его удерживать.
       
Владимир Егоров, главный нарколог Минздрава РФ:
       — Стереотаксис обсуждался на заседании секции по наркологии при Минздраве. Заслушивались выступления представителей Института мозга человека. И было вынесено решение запретить использование стереотаксической хирургии для широкого применения и для лечения наркомании. И рекомендовано проводить научные эксперименты совместно с московским НИИ наркологии.
----------------------------------------------------
       
"Операция прошла успешно"
Прокомментировать иск Фариды Думбровой мы попросили директора Института мозга Святослава Медведева.
       
       — Операция Рафаэлю Думброву проведена успешно. У нас есть договор и акт приемки, где прямо написано об успешности операции. Однако наше лечение неэффективно, если у пациента отсутствует цель в жизни. В таком случае он может вернуться в ту же компанию, в которой состоял раньше, и снова начать принимать наркотики. Именно это и произошло с Рафаэлем. Пациент и его мать жалуются, что в прооперированном мозге появились кисты, но это не показатель того, что процедура проведена неправильно. Мозг не терпит пустоты и сам заполняет пространство, чтобы поддержать форму. Мы всегда предупреждаем каждого больного, что операция — это риск, и вообще, никто в медицине не может гарантировать стопроцентного результата.
       — Знаете ли вы о судьбе своих пациентов?
       — Сейчас следить за состоянием больного после выписки из стационара очень сложно. В России не существует системы контроля за ними. Мы пытаемся контактировать с нашими пациентами, но это непросто. Все данные мы передаем в НИИ наркологии, с которым у нас есть договор о совместном исследовании этих операций (эту статистику в Институте мозга получить так и не удалось.— Ъ). Мы можем дать телефоны бывших пациентов, однако, по этическим соображениям, только тех, кто сначала согласится на интервью.
       — Есть ли у института разрешение на проведение стереотаксиса для лечения наркомании?
       — Абсолютно все необходимые разрешения и лицензии у нас, естественно, имеются.
       — Правда ли, что на Западе эта операция запрещена?
       — Мне об этом ничего не известно. Просто там она в настоящее время не используется для лечения наркомании. В 70-е стереотаксис применялся, но тогда была несовершенная техника. Сейчас операция стала намного безопаснее. А мы первыми увидели, что с новой техникой эти операции значительно эффективнее, и вспомнили забытое старое. У нас к стереотаксису прибегают, когда человеку осталось жить максимум год, и он безуспешно испробовал прочие методы лечения. Это операция по жизненным показаниям. Вообще, стереотаксис известен с XIX века, а операция, о которой идет речь, предложена в 1962 году за рубежом для лечения синдрома навязчивых состояний, наркомании, фантомно-болевого синдрома. За это время прооперированы тысячи больных.
       Записала Наталья Тихонова, Санкт-Петербург.
       

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 18.04.2000, стр. 46
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение