Коротко

Новости

Подробно

"Нашествие" обошлось без свинства

Самый крупный отечественный open air прошел в десятый раз

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Фестиваль рок

В течение трех дней на трех сценах под аккомпанемент гроз гремел фестиваль "Нашего радио" "Нашествие-2011". И люди, и свиньи остались довольны. Рассказывает БОРИС БАРАБАНОВ.


С самого начала история про отмену "Нашествия" (см. "Ъ" от 22 и 23 июня) казалась сбоем в матрице, который устранят очень быстро. Прежде всего, не верили в это жители Тверской области, которых фестиваль кормит. Женщина--водитель такси, которое везло автора этих строк от близлежащей гостиницы к фестивальному полю, формулировала очень просто: "Как же его запретить? Тут бабушки по 20 тысяч на одном кипятке делают!" Отталкиваясь от этой цифры, а также от количества прошедших через фестиваль зрителей (173 тысячи за три дня), можно представить себе прочую фестивальную экономику. Такую махину так просто не остановить. Исполняющий обязанности тверского губернатора Андрей Шевелев, инициировавший отмену фестиваля, на поле так и не появился. Причин контролировать ситуацию непосредственно на месте у него не было. По итогам "Нашествия" полиция отчиталась о 13 случаях появления граждан в нетрезвом виде.

Зато на выступление группы "ДДТ" приехал уволенный тезкой Медведевым Дмитрий Зеленин, долгие годы поддерживавший "Нашествие". Он забрался на нависавший над сценой за спинами музыкантов помост и внимательно слушал Юрия Шевчука, переглядываясь со спутницей, когда певец загибал что-то совсем оппозиционное.

Видимыми признаками борьбы с эпидемией африканской чумы свиней стали "дизбарьеры" на подъездах к парковкам. Это такие посыпанные песочком участки дороги, рядом с которыми стояли железные баки — видимо, с дезинфицирующим средством. Больше никакой антиэпидемической активности на поле не наблюдалось, и вообще история с отменой под конец как-то забылась.

Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ

Интереснее было наблюдать за тем, как на фестивале прорастает "инициатива снизу", как гости осваивают и инициируют новые забавы. Преодолевая километровое расстояние от главной сцены к одной из второстепенных, можно было не только в деталях изучить по флагам над палатками географию бывшего СССР, но и наткнуться на прилавок с художественно оформленными презервативами, найти флаеры не заявленного в официальной программе DJ-сета, получить предложение посетить "средневековый спа" и пострелять из лука или услышать диалог вроде: "Не хотите побиться с нашими рыцарями на деревянных мечах?" — "Мне с утра только на мечах биться".— "Ну, приходите попозже". Основным занятием омоновцев, которыми родители когда-то пугали чад, просившихся на "Нашествие", стало, похоже, фотографирование рок-звезд мобильными телефонами.

Традиционная точка зрения на "Нашествие" состоит в том, что из года в год здесь выступают одни и те же группы с одними и теми же песнями. Традиционный ответ состоит в том, что здесь давно главное — не группы и не песни, а атмосфера. Но в 2011 году на поле появились совсем не свойственные стереотипной фестивальной картине персонажи. Если Михаила Ефремова и Ивана Охлобыстина еще можно представить себе в контексте праздника русского рока, прежде всего, как друзей Гарика Сукачева, то поэт Вера Полозкова, выступающая на обустроенной в VIP-секторе театральной сцене, или же вокальный коллектив Jukebox Trio — это персонажи совершенно новые. И именно Вера Полозкова неожиданно и довольно радикальным образом сформулировала на своей пресс-конференции суть обновленного "Нашествия": "Если "Пикник "Афиши"" — фестиваль про орнаменты, то "Нашествие" — фестиваль про смыслы". В подтверждение этой мысли впечатлением, оттенившим даже традиционные фигуры высшего пилотажа "Стрижей", стало выступление петербургского актера Игоря Растеряева, автора интернет-хита "Комбайнеры", принципиально отказывающегося делать для своих куплетов "профессиональные" аранжировки. Господин Растеряев спел, аккомпанируя себе на гармони, на главной сцене, когда еще не рассеялся дым от выступления брутальных "Кукрыниксов", и сорвал искренние и единодушные аплодисменты. Его триумфальный дебют компенсировал отсутствие "соскочивших" в последний момент "Зверей" и Uma2rman — групп, некогда открытых "Нашим радио" и теперь получивших шанс вернуть себе имидж "непопсовых" коллективов. Видно, не судьба.

Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ

Программа Михаила Ефремова "Гражданин поэт" собрала на "Нашествии" несколько тысяч зрителей. Она была показана в субботу ночью, в самое выигрышное время — сразу после выступления "ДДТ". Люди стояли, сидели, лежали и висели на всем, на чем можно, несмотря на грязь, и бурно реагировали на каждую шутку. Вышедший следом за коллегой Иван Охлобыстин выбрал формат разговора от первого лица, представ перед толпой в образе классического американского комика, способного вести диалог с любой аудиторией. Но "Нашествие" не было бы "Нашествием", если бы самые удачные ходы не были отмечены долей абсурда. Рядом с театральной сценой расположился шатер сигаретного бренда, в котором всю ночь гремела и ухала дискотека. Хаус-бит накладывался на голоса "серьезных" актеров, а где-то в подкорке еще бродил хриплый вокал Юрия Шевчука. На следующий день лидер закрывавшей фестиваль группы "Океан Ельзи" Святослав Вакарчук исполнил далеко не самую хитовую свою песню "Вулиця" — произведение, основанное на бите Massive Attack из песни "Teardrop" и не имеющее вообще ничего общего с русским роком. И именно в этот момент загремел праздничный салют. Украинскому певцу оставалось только констатировать, что финал получился "в стиле Франца Кафки".

Комментарии
Профиль пользователя