Коротко

Новости

Подробно

"До" на высоте

Московская филармония закрыла сезон оперой "Дочь полка" Доницетти

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Концерт опера

В рамках своего оперного абонемента Московская филармония закрыла сезон редко исполняемой в России оперой Доницетти "Дочь полка" с интернациональной командой исполнителей, хором "Мастера хорового пения" Льва Конторовича и Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии под управлением итальянского дирижера Лучано Акочеллы.


В Европе "Дочь полка", написанная Доницетти для парижского театра Opera Comique в 1840 году (и посему в традициях французской комической оперы чередующая музыкальные номера и разговорные диалоги), в последние годы догоняет по количеству постановок "вечнозеленые" доницеттиевские хиты — "Лючию ди Ламмермур" и "Любовный напиток". Не в последнюю очередь такая популярность объясняется появлением на оперном горизонте нового поколения высококлассных исполнителей музыки бельканто, в первую очередь перуанского тенора Хуана Диего Флореза, для которого знаменитая ария Тонио с девятью верхними "до" является коронным номером, и французского сопрано Натали Дессей, блистающей в заглавной роли — дочери гренадерского полка Мари — своим изумительным комическим талантом. Впрочем, прекрасна сама по себе и опера — с прекрасно прописанными характерами и ситуациями на грани бурлеска. Она компактна, изобилует яркими типажами и нетривиальным сюжетом — потерянная родителями и растущая среди солдат Мари влюбляется в молодого крестьянина Тонио и попутно находит свою мать, которой оказывается степенная маркиза Биркенфельд, в молодости сама бывшая маркитанткой и оставившая на поле боя (буквально) свое малое дитя, рожденное от мимолетной связи с солдатом.

Как выяснилось, при переносе "Дочери полка" на концертную эстраду лучшие качества этой партитуры не потерялись: разговорные диалоги на французском, сокращенные до минимума, удачно связывали между собой разрозненные ансамбли и арии, а эмоционального запала солистов и практически стадионного энтузиазма зала хватило бы на два спектакля. Обошлось не без театральных неожиданностей: главная приманка концерта — итальянская сопрано Патриция Чьофи — приехала в Москву с насквозь больным горлом, в перерывах между своими выходами общалась с дежурившим за сценой врачом-фониатром и, не рассчитав время, во втором действии не появилась вовремя на сцене. Дирижер под хохот зала вынужден был искать ее за кулисами. Впрочем, стресс и ларингит практически не сказались на качестве пения Чьофи — любимая Москвой еще со времен своего дебюта в 2006 году ("Травиата" Верди), она вновь порадовала свободно льющимся голосом, уверенными верхними нотами и аккуратными колоратурами, и только в середине второго действия ее вокальный аппарат давал незначительные сбои. Несмотря на разницу в статусе и профессиональном стаже с Чьофи, рядом с ней совершенно не потерялся 27-летний Сергей Романовский — молодой выпускник Академии хорового искусства, постепенно входящий в европейское оперное пространство и успевший засветиться в миланском La Scala, порадовал уверенным вокалом, сценической раскованностью и, не моргнув глазом, исполнил на бис фрагмент из своей знаменитой арии с девятью верхними "до": соответственно, вместо девяти публика получила целых восемнадцать верхних нот. Под стать протагонистам были и исполнители второстепенных ролей: искрометный британский бас-баритон Саймон Бэйли, выплывший на сцену с гренадерскими усами и целым каскадом гэгов, итальянское контральто Елена Цилио, по-вагнеровски объемным голосом доложившая партию маркизы Биркенфельд, и московские солисты Дмитрий Скориков и Николай Казанский в миниатюрных партиях управляющего маркизы Гортензия и Капрала. Дирижер Лучано Акочелла, впервые вставший за пульт оркестра Московской филармонии, уверенной рукой свел воедино солистов, оркестр и хор — в результате два с половиной часа, проведенные в духоте битком набитого публикой Концертного зала им. П. И. Чайковского, пролетели быстро и с заметным удовольствием для всех присутствовавших.

Рита Русакова


Комментарии
Профиль пользователя