Коротко

Новости

Подробно

Заочная дуэль

Дмитрий Орешкин наблюдал заседание президентского совета, как очередной раунд заочной дуэли за пост президента

Журнал "Огонёк" от , стр. 19

Что выездная встреча с президентом состоится не в Ставрополе, как планировалось, а в Нальчике, мы узнали уже в воздухе. Такая военная хитрость и отвлекающий маневр. Про Ставрополь слышали слишком многие и слишком давно — и у них было время подготовить сюрприз. Государева служба — такое специфическое занятие, при котором приятные сюрпризы случаются исключительно редко. Как правило, бывает наоборот. Поэтому лучше не надо. Вот и сейчас: ну в Нальчик, так в Нальчик. Сюрприз!

В одном самолете с нами к президенту летело и высшее исламское духовенство: у них тоже была назначена встреча и тоже было, о чем поговорить. Опять же понятно — не гонять же лишний борт. Немного странно лишь, что в Нальчике их сопровождала какая-то удивительно разношерстная охрана — в разной одежде, с разнокалиберным оружием, но в тюбетейках. Стандартными были только большие черные джипы, которые возили их по городу. Такое ощущение, что свою безопасность они предпочли доверить не официальным силовикам, а чему-то вроде боевых дружин городской общины. С удивительно знакомой повадкой для тех, кто пробовал заниматься бизнесом в России: "Здрасьте вам, рэкетиры приехали". Но это, конечно, только кажется... В городе полный порядок, женщины ходят в платках, а городских мужчин (чтобы без формы, либо оружия, либо слишком короткой стрижки) вокруг как-то не было видно. Не бросались они в глаза.

Президент был собран, точен и слегка утомлен. Без лишних слов и процедур пригласил высказываться. Тоже понятно — после правозащитников у него еще встреча с муфтиями, надо покомпактней. Про дело Магнитского читатель наверняка уже слышал, поэтому скажу немного о другом. Во-первых, впервые была сформулирована долгосрочная цель Совета: создание системы гражданского контроля над деятельностью органов власти, включая разработку специального закона. Во-вторых, была предложена новая концепция культурного взаимодействия в рамках России. Не советский интернационализм, не европейский мультикультурализм, а "интеркультурализм". Он делает акцент не на сохранении и защите разного рода культур, как в Европе (во втором поколении это часто приводит к замыканию и самоизоляции общин) и не на замене прежних "буржуазных" культур и наций новыми социалистическими (как в СССР), а на компромиссном варианте. Все народы и культуры драгоценны, но главное — создание коммуникативного механизма между ними в рамках общей государственности.

Идея куда как понятна, но реализовать ее будет даже посложнее, чем ту самую систему гражданского контроля над органами, которые свято верят, что ни в каком таком контроле ничуть не нуждаются. Наоборот, они сами горазды проконтролировать чрезмерно ретивых граждан. Чтобы те не мешали им жить и управлять.

Отсюда вытекает третья, еще не слишком четко оформленная, но витавшая в воздухе идея: России пора наконец переходить к мирной жизни. А то группа товарищей с удивительной настойчивостью нас все время мобилизует, строит, направляет, бросает на прорывы и авралы. И создается ощущение, что такой фронтовой режим группе товарищей чрезвычайно нравится. Всегда есть на что списать отдельные недостатки и потери: на войне как на войне! Например, по признанию главного военного прокурора Фридинского, в тяжелых боях за обеспечение безопасности и порядка без вести пропала пятая часть военного бюджета.

С другой стороны, коней на переправе не меняют, верно? Так что незаменимым коням (равно как и рабам на галерах) отчасти даже и выгодно, чтобы страна постоянно находилась во вздрюченном состоянии и давала отпор внешнему или внутреннему врагу. Покой нам только снится, а раз так, то и галеру некогда модернизировать. Знай себе, греби.

Так вот в Нальчике довольно ясно прозвучало, что коням и рабам, измучившим себя на службе народу, есть смысл успокоиться и прекратить гнать волну. Чтобы отвечать перед населением по законам мирного, а не военного времени.

Похоже, этот неформальный тезис стал основой взаимопонимания между президентом и правозащитным Советом. Если это так, то мы получаем новую предвыборную ситуацию. Есть героическая партия организации отпора и наведения порядка в нелегких боевых условиях, когда все горит, лязгает, дымится и нам, конечно, не приходится стоять за ценой. И есть более скучная партия граждан, которые толкуют про исполнение формальных законов, соблюдение гражданских и имущественных прав и вообще не хотят пороть горячку. И так само собой получается, что два члена тандема потихоньку расходятся по этим, довольно различным позициям.

Собственно, процесс под названием "мы сядем и договоримся" уже вовсю идет. Просто вам, уважаемые граждане, забыли об этом сказать. Вы думаете, что летите в Ставрополь, а на самом деле давно уже в Нальчик.

На самом деле они на своем политическом языке ведут упорные переговоры, хотя и не сидят друг против друга. Напротив, быстро перемещаются во времени и пространстве. Резкое обострение политической активности обоих действующих лиц — это как раз и есть симптом и форма проведения переговоров. Один создает "Народный фронт" и делом призывает сплотиться в этот нелегкий час вокруг любимой партии и правительства. Другой в ответ сдержанно молчит, но стремится создать такую юридическую обстановку, при которой суд позволяет себе отказать самому Рамзану Кадырову (!) в иске против правозащитника Олега Орлова. Это когда ж такое было видано в нашем вертикальном государстве, господа?!

Понятно, что отказать в иске коллективному Путину против Ходорковского пока слабо — это было бы равносильно прямому объявлению внутриэлитной войны, но вот дело Магнитского существенно продвинулось. И дело подмосковных казино. Если Госдума, где трудится большинство, верное одному из членов тандема, дает отпор и изобретает наш ответ американскому черному списку российских чиновников, причастных к делу Магницкого (кругом враги!), то на другом фланге президент Медведев на вежливый вопрос, не будет ли он против публикации материалов экспертизы по делу Магнитского, коротко отвечает: "Пожалуйста. Хоть здесь, хоть за границей".

На кону — шесть лет, уважаемые читатели. И кто бы вам ни говорил, что между ними нет никакой разницы, этого не может быть по определению. Понимание разницы — вещь субъективная, а конкуренция за власть — вещь объективная. И, кстати, весьма нужная, особенно когда ведется с соблюдением некоторого минимума правил, а не в виде драки бульдогов под ковром.

Как бы вы ни относились к тандему и его членам, конкурентно-переговорный процесс между ними сам по себе полезен. Хотя бы потому, что мы больше узнаем о реальном устройстве власти, некоторые из безвинно осужденных получают свободу, а отдельные казнокрады (пусть не самого крупного масштаба) все-таки имеют возможность увидеть небо в клеточку.

Вам не нравится, что медленно? Ну так попробуйте сделать быстрее. Только чтобы не свалиться назад к фронтовой логике. И не забывайте про тех ребят с разномастным оружием, что сегодня охраняют муфтиев, а завтра — вдруг — кого-нибудь еще.

* Автор — член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ

Комментарии
Профиль пользователя