Коротко


Подробно

«Если господин Бородин верит в свои активы — пусть продаст и погасит кредит»

Президент Банка Москвы Михаил Кузовлев впервые с момента своего назначения ответил на вопросы читателей сайта "Ъ" в прямом эфире "Коммерсантъ FM". Интервью брали заместитель шеф-редактора ИД «Коммерсантъ» Илья Булавинов и корреспондент отдела финансов газеты «Ъ» Юлия Локшина.


Со всеми вопросами читателей можно ознакомиться, перейдя по этой ссылке.

–– Добрый вечер. Я представляю своих коллег в студии радио новостей. Заместитель шеф-редактора издательского дома "Коммерсантъ" Илья Булавинов и корреспондент отдела финансов газеты "Коммерсантъ", Юлия Локшина.

–– Добрый день, я хотел бы сразу сказать, что наши слушатели могут задавать свои вопросы на сайте "Коммерсантъ FM". А также на официальном Twitter радиостанции по адресу Кfm936. И первый вопрос. В конце прошлого года, группа ВТБ заинтересовалась Банком Москвы. Приобретения первых пакетов акций состоялись в начале года. Почему ВТБ заинтересовался этим банком?

–– Ну, знаете, Банк Москвы всегда был хорошим финансовым институтом, хорошо представленным в Москве, в московском регионе, имеющем, кроме этого, достаточно широкую федеральную сеть. Это был и есть сейчас банк с достаточно большим кредитным портфелем, с хорошими банковскими технологиями, ориентированный на работу с предприятиями города, очень успешный в этой своей части. Безусловно, для всей группы ВТБ, как и для любого участника рынка, когда-то эволюционное развитие исчерпало все свои возможности, и на примере группы ВТБ, группы развиваются, достаточно долгое время, уже путем сделок слияний-поглощений.

Тут очень много хороших примеров. Например, ВТБ 24, который был создан на базе столкнувшегося с финансовыми трудностями Гута-Банка. Мы таким же образом приобрели сеть банков в Западной Европе. По такому же принципу банк ВТБ развивался и во многих странах СНГ. Поэтому приобретение Банка Москвы и вообще Банк Москвы как цель для возможного поглощения –– это логично вытекало из всей стратегии развития группы ВТБ.

Как, собственно говоря, предмет поглощения Банк Москвы всегда был очень привлекательным в силу своей хорошей позиции, которую он занимает в московском регионе. Это вторая по величине сетка продаж. Свое умение работать с муниципальными предприятиями, более 60 тыс. московских предприятий являются его клиентами. Это банк с сильной розницей, более 9 млн клиентов.

Банк, который был не только банком, обслуживающим Москву и московский регион, но и тот, который был инициатором и начинателем многих технологических инициатив, которые мы с вами знаем.

Это банк, на базе которого была сделана Социальная карта москвича. Биллинг коммунальных платежей московских предприятий тоже базируется на расчетной системе Банка Москвы –– это 20% коммунальных платежей в московском регионе. Достаточно сильный финансовый институт.

–– И, тем не менее, сделка была проведена без детального анализа. Вы очень торопились. Вы стремились купить банк без конкурса. Вы не пустили Альфа-Банк, UniCredit Group, которые тоже были заинтересованы в этой покупке. И, почему вы так упорно настаивали на продаже банка без конкурса? Почему так торопились его приобрести?

–– Я бы не сказал, что без детального анализа. Мы проводили процедуру.

–– То есть, вы знали, что 350 млрд кредитов –– это проблемные кредиты?

–– Конечно, нет.

–– А тогда в чем детальный анализ?

–– Тогда вопрос к качеству.

–– Детальный анализ заключается в том, какую тебе предоставляют информацию для анализа. Вы можете все, что угодно проверить, но когда потом окажется, что это –– для проверяющих. Мы же не милиция. Мы, на самом деле в данном случае имеем достаточно крупномасштабный факт фальсификации отчетности Банка Москвы.

–– Но, тем не менее, в этом участвовала и Счетная палата. Вы достаточно мощное орудие привлекли.

–– Что значит орудие? Счетная палата занимается контролем, а мы, безусловно, получили из департамента имущества города Москвы необходимые данные по банку.

–– То есть, неверные.

–– Вы знаете, эти данные предоставил менеджмент Банка Москвы своему акционеру. Соответственно, мы эти данные анализировали. Собственно говоря, мы исходили из того, что те данные, которые мы получили, они объективно отражают ситуацию в Банке Москвы.

Когда же мы попали внутрь банка, мы поняли, что в банке на самом деле существует две его части. Собственно говоря, та часть, за которую все –– и Альфа-банк, и UniCredit –– хотели поучаствовать в покупке Банка Москвы. Это весь его муниципальный бизнес, его федеральная сеть, все те транзакционные продукты, которыми банк исторически силен. Оказалось, есть вторая часть. Так называемый департамент инвестиционных активов, которым нами в результате уже потом проведенных служебных расследований были выявлены факты полной фальсификации документов. Приложены несуществующие кредитные решения, договора.

–– Когда вы это увидели? Когда вы это поняли?

–– Мы это поняли в мае месяце.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение