Коротко

Новости

Подробно

Замена рабства

Труппа Элвина Эйли на DanceInversion

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Фестиваль танец

Гастролями Американского театра танца Элвина Эйли, проходящими при поддержке посольства США, в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко начался международный фестиваль DanceInversion. Знаменитая негритянская труппа, три года назад отпраздновавшая свое 60-летие, обнадежила ТАТЬЯНУ КУЗНЕЦОВУ.


Американский театр танца Элвина Эйли привез в Москву две программы, представив в них спектакли разных лет и позволив проследить за эволюцией одного из самых ценных коллективов Америки. Ядро обеих программ — балет "Откровения" Элвина Эйли, харизматичного основателя труппы. Собственно, московские гастроли — часть мирового турне, которым компания отмечает 50-летие шедевра, провозглашенного "самой популярной современной танцевальной постановкой". По случаю юбилея перед спектаклем показывают документальный фильм, в котором кадры, запечатлевшие рабский труд и дискриминацию негров, чередуются с монологами самого Элвина Эйли, рассказывающего о своей постановке. Уроженец Техаса, выросший, по его словам, "в яростно расистской стране", он ставил балет о себе, а получилась монументальная трехчастная фреска, запечатлевшая коллективный портрет негров американского юга. В фильме танцует и сам Эйли, танцует совершенно гениально. Протагонистка той труппы, великолепная Джудит Джеймисон, возглавившая компанию после смерти ее создателя, тоже мелькает в старой хронике и говорит об искусстве Эйли, быть может, главные слова: "В те времена темнокожим было что рассказать зрителям".

Новые времена не изменили поразительно экспрессивную и проникновенную хореографию Эйли, они изменили артистов. Нынешним танцовщикам нелегко прочувствовать истовый пафос темнокожего хореографа. Новые времена нарушили и расовую однородность труппы, что, быть может, и правильно с позиций политкорректности, однако по части художественной сущий нонсенс: когда протестное соло самого Элвина Эйли исполняет белый человек, то при всем старании ему не передать вековых мучений негритянского рабства — тут нужны иной менталитет, иная пластика. В третьей части "Откровений" отлично танцует тройка солистов: парни высоко прыгают, лихо разрываются в разножках, резво крутят пируэты, с разбега бросаются на шпагат. Но все эти подвиги, восторженно оцененные публикой, остаются их личными достижениями, не пересекая ту грань, где движения превращаются в крик души.

Не произошло этого и с "Криком" — пронзительным женским соло, поставленным Элвином Эйли для великой и прекрасной Джеймисон. Темнокожая Брайана Рид, ширококостная женщина с короткой шеей, танцевала с почтением к материалу: прилежно имитировала молитвенный экстаз и трудовые процессы, широко открывала рот в беззвучном крике отчаяния — но все эти старания не возместили отсутствия драйва и артистической харизмы. Впрочем, также можно сетовать и по поводу отечественного балета: без Плисецкой пропала "Кармен-сюита", без тандема Лиепа--Васильев обескровлен "Спартак". Сетования эти столь же бесспорны, сколь и бесплодны: теперешние танцовщики не хуже, они просто другие. Похоже, Американский театр Элвина Эйли это отлично понимает, подбирая своим артистам актуальный репертуар.

Актуальность, однако, хореографы понимают по-разному. Кристофер Л. Хаггенс претендует на танцевальное отображение судьбы труппы Эйли — с основания до наших дней. В его балете "Помазанник" одинокий мужчина, опекаемый протагонисткой и четырьмя солистками, олицетворяет отца-основателя труппы, а дамы — директрис, педагогов и активисток фонда Элвина Эйли. Различные конфигурации и танцевальные манипуляции персонажей, возможно, и отражают перипетии жизни коллектива, но мало кому удается станцевать профсоюзное собрание.

А вот "Охота" Роберта Баттла, поставленная на основе ритуальных африканских плясок и идущая под неумолчный грохот барабанов, не только превосходна сама по себе, но и дает некоторое представление о будущем труппы. В этом крепко сконструированном 20-минутном балете, где за охотничьими мотивами (погоней за зверем, единоборством, травлей) прослеживаются вполне человеческие темы (от неконтролируемой агрессии до всеобщего братства) шестеро великолепных танцовщиков выкладываются с такой отдачей, с какой сам Эйли ставил и танцевал свои антирасистские манифесты.

Закономерно, что именно Роберт Баттл, сумевший воодушевить своими работами сегодняшних артистов, только что стал новым худруком труппы — постаревшая Джудит Джеймисон отдала бразды правления в надежные руки. Эта легитимная, художественно оправданная передача верховной власти — как раз то, чему могут поучиться у афроамериканцев наши большие и малые академические театры, полные белых танцовщиков, очень похожих на рабов.

Комментарии
Профиль пользователя