Коротко


Подробно

"Мы хотим вырезать всех евреев, а всех сталинчиков выгнать"

 "Мы хотим вырезать всех евреев, а всех сталинчиков выгнать"


       В моем распоряжении оказался уникальный документ — доклад "О положении еврейского населения в Польше", составленный в ноябре 1945 года комиссаром госбезопасности Николаем Селивановским. Когда я попробовал расспросить об этом докладе близких покойного Селивановского, их реакция оказалась неожиданной. Сначала они отказались от всякого родства с видным чекистом, а затем начался крик: "Кто вам разрешил копаться в этом?! Немедленно прекратите, или мы обратимся в ФСБ! Там с вами разберутся!". Я решил разобраться во всем сам.

       В докладе Николая Селивановского речь идет о еврейском погроме, который произошел в Кракове в августе 1945 года. Сам он был тогда советником НКВД СССР при Министерстве общественной безопасности Польши. Изучив доклад и другие документы, я пришел ко вполне определенному выводу: еврейский погром был масштабной провокацией, устроенной НКВД. Впрочем, даже сам Селивановский догадался об этом не сразу. Вот что он пишет.
       
"Погромные проявления"
       "На протяжении всей истории существования Польши враждебное отношение к евреям было постоянным явлением.
       ...Под влиянием гитлеровской пропаганды в период немецкой оккупации в Польше поднялась новая волна антисемитизма. Вражда к евреям, разжигаемая польской реакцией, не прекращается и по сей день.
       ...На территории Польши осталось около 100 тыс. евреев, из них 16 тыс. находятся на службе в Польском войске, 30 тыс. недавно возвратились из немецких лагерей...
       Польское правительство и легальные политпартии стоят на точке зрения полного равноправия евреев.
       В связи с этим вражеское подполье энергично стремится использовать чувства антисемитизма в целях антиправительственной и антисоветской пропаганды и одновременно продолжает разжигать антисемитизм в массах поляков...
       18 августа с. г. Еврейский комитет в гор. Тарнуве (Краковское воеводство) получил анонимное письмо следующего содержания:
       'Паршивцы! Приближается время, когда вас второй раз после Гитлера будем вырезать, так как Гитлер довольно мало бил, чтобы всех вас вырезать, уничтожить...
       Если вы будете вырезать польских детей, то мы вам дадим такую резню, что ни одного из вас не останется в живых, как только начнет восстание лондонская Польша.
       Сейчас же созовите собрание, паршивцы, и пока есть время — выезжайте...
       Мы хотим вырезать всех евреев, а всех сталинчиков выгнать. Вон, евреи!'
       ...На почве распространения клеветнических измышлений об убийстве евреями польских детей антисемитски настроенное подполье спровоцировало в Кракове в августе с. г. погромные проявления в отношении еврейского населения...
       По далеко не полным данным, с 1 января по 15 сентября 1945 года на территории Польши бандами убито 291 человек еврейской национальности (по данным израильских источников с 1945 по 1947 год в Польше было убито 1000 евреев.— Ъ)".
       
       Подробности происшедшего в Краковском воеводстве я нашел в секретных телеграммах Селивановского, отправленных из Варшавы 23 и 30 августа 1945 года.
       
       "Утром 11 августа с. г. в синагогу на улице Судьбовой, где молились евреи, неизвестные подростки начали бросать камни в окна. Сторож синагоги задержал одного хулигана, который стал кричать, что его избивают.
       На крик собралась толпа с близлежащего базара и начала избивать евреев. В это время в толпе неизвестное лицо начало распространять слухи, что евреи в этой синагоге убили польских детей и что кровь польских детей евреями сдается для Красной Армии.
       После того как отдельными милиционерами и неизвестными в польской форме были произведены задержания евреев, якобы виновных в убийстве польских детей, погромные проявления усилились.
       В районе Медовой улицы собралась тысячная толпа народа. В погроме приняла участие милиция, в частности работники 2-го комиссариата города Кракова, которые вместе с некоторыми солдатами Польского войска, а также лицами из железнодорожной охраны и участниками польской физкультурной молодежной организации задерживали евреев, грабили и избивали их.
       Так, например, группа вооруженных и гражданских лиц напала на еврейский дом по улице Перемышльской, где избили и ограбили находившиеся там еврейские семьи.
       В полдень того же числа четыре милиционера и несколько гражданских лиц ворвались в квартиру еврейки Кляйнер, проживающей на улице Эстера #10, избили ее, а также ее дочь и находившихся там евреев Финкельштейн, Охрих и Деклера, после чего всех ограбили...
       В результате погрома убита еврейка Бергер 55 лет и тяжело ранено пять человек.
       Несколько евреев легко ранено, а некоторые, по поступившим сведениям, пропали без вести.
       Толпой полностью разгромлена синагога Купа...
       Погромные явления были прекращены в тот же день 11 августа с. г. путем ввода в район волнений польских частей, в том числе полка внутренних польских войск.
Наши войска участия не принимали".
       
       В первой части доклада, отправленного в Москву через два с лишним месяца после этих событий, Николай Селивановский обвиняет поляков в антисемитизме, а дальше немалую долю вины за его существование фактически возлагает на польских евреев.
       
       "В Министерстве общественной безопасности вывешен ящик для предложений по вопросам улучшения работы аппарата. В ящике обнаружено два анонимных письма, содержание которых следующее:
       'Почему демократическая Польша существует только для евреев?
       Почему только они имеют власть и все является для них?..
       Почему они за свои бриллианты и золото получают звания полковников, подполковников, майоров, офицеров и почему их не получают рядовые?..
       Не называйте нас антисемитами или как-нибудь иначе, потому что все это вызывает боль, видя такую несправедливость даже в свободной и демократической Польше'.
       'Почему один имеет несколько пар шерстяных мундиров, несколько пар хромовых сапог, а мы не имеем даже простого обмундирования и сапог, а ходим, как старцы, по улицам — так выглядят работники министерства? Потому что в министерстве много развелось евреев'.
       Все это бесспорно используется антиправительственным подпольем, которое в своей нелегальной печати и многочисленных листовках распространяет всевозможные утверждения о засилии евреев в польском правительстве, называет Берута и других членов правительства евреями, считает их всех коммунистами, 'ставленниками' Москвы. Такая пропаганда разжигает антисемитизм в стране и ведет к подрыву авторитета Правительства национального единства..."
       
"Зачинщики и организаторы не установлены"
       Еще раз напомню: мысль, что ответственность за августовский погром несут сами польские евреи, появилась в докладе Селивановского только в ноябре. Все это время продолжалось расследование происшедшего, но оно не дало результатов ни по горячим следам, ни через два месяца.
       
       "В результате расследования по городу задержано 145 человек, из них: 40 милиционеров, шесть человек из Польского войска и 90 гражданских лиц.
       Задержанный подросток Киячки Анатолий, 13 лет, показал: '11 августа с. г. один поляк дал мне какой-то сверток и сказал, чтобы я его бросил в синагогу, и дал мне 20 злотых. Когда я подошел к синагоге, там была толпа людей. В это время ко мне подошел милиционер, он сказал, чтобы я бежал и кричал, что евреи хотят меня убить, что я и сделал. Сверток я бросил в синагогу, а что там было, я не знаю...'
       Задержанный Кухарский показал: 'Я вместе с милиционерами ворвался в квартиру Обфельбаума и ограбил последнего'.
Зачинщики и организаторы следствием пока не установлены".
       
       Через неделю после того, как была отправлена первая телеграмма, поиски провокаторов ни к чему не привели.
       
       "Когда у синагоги собралась толпа, в синагогу ворвались три поляка в военной форме, задержали четверых евреев и увели их в 1-й комиссариат милиции к дежурному милиционеру Шевчику. Поляки представились как военнослужащие Краковского военного округа и назвались: Василевским Яном, Перек Тадеушем и Гацек Романом. При этом они заявили, что были очевидцами, как доставленные ими четыре еврея убивали польских детей в синагоге.
       Милиционер Шевчик составил заявление со слов Василевского, Перека и Гацека и без проверки отпустил их, а задержанных евреев взял под арест. После этого ряд милиционеров начал арестовывать и избивать евреев. Таким образом, своими действиями милиция подтвердила провокационные слухи, что усилило погромные действия толпы.
       Вышеупомянутые Василевский, Перек и Гацек на службе в Краковском гарнизоне не значатся и пока не разысканы".
       
Не удалось доказать и участие в организации погрома антиправительственного подполья.
       
       "По имеющимся неподтвержденным агентурным данным, погром в Кракове был спровоцирован членами нелегальной партии 'Стронництво Народове', являющейся старой реакционной профашистской партией в Польше".
       
"Плохо слепленная провокация"
       Донесения Селивановского не только не называют организаторов погрома, но и не дают ответа еще на один, самый главный вопрос: почему на фоне общепольского антисемитизма, о котором говорит представитель Берии в Варшаве, погромы происходили именно в Краковском воеводстве и именно в первой половине августа 1945 года.
       Вспомним, что происходило в Польше в то время. После освобождения в страну вернулась из Лондона часть членов довоенного правительства, шесть лет находившегося в эмиграции. Войдя в новое польское правительство, они сразу же начали настаивать на выводе советских войск из страны, и подавляющее большинство населения их поддержало. Когда глава лондонского правительства Станислав Миколайчик потребовал вывода Красной Армии на Потсдамской конференции союзников, его поддержали англичане. Но решение о выводе войск заблокировали советские представители и американцы, которые нуждались в помощи СССР в войне с Японией. Фактически вопрос остался открытым.
       Чтобы оставить войска в Польше, СССР нужно было доказать союзникам необходимость их присутствия. Лучшего доказательства, чем масштабные беспорядки, придумать было нельзя. Эта версия выглядела бы не более чем просто правдоподобной, если бы во все той же телеграмме от 30 августа Селивановский не процитировал еще один документ. Это листовка, изъятая у одного из жителей Кракова.
       
       "Краков — центр и цвет польской культуры — был в субботу, 11 августа, опозорен низким варварским выступлением против евреев. Субботний случай против евреев есть дело провокаторов. Провокаторы сделали это для того, чтобы показать миру, что советские войска и в дальнейшем нужны в Польше для поддержания порядка и охраны безопасности евреев. Провокаторы организовали этот случай в день, когда в Кракове находились представители из Англии и Америки, перед которыми они хотели показать этот 'погром'. Постановление в Потсдаме, где сказано, что в Польше должны управлять сами поляки, должно быть выполнено. Никто не верит в эту плохо слепленную провокацию и никто не признает, что Польша нуждается в помощи советских войск и НКВД для обороны евреев. Евреям ничто не грозит в нашем городе, мы оберегали их во время гитлеровской оккупации и они могут жить спокойно без боязни в дальнейшем'".
       
       В пользу моей версии говорит не только выбор места и времени — "день, когда в Кракове находились представители из Англии и Америки",— но и тот факт, что главными провокаторами были военнослужащие и милиция. Хорошо известно, что Войско Польское контролировали представители военной контрразведки РККА "Смерш". Возглавлял "Смерш" Виктор Абакумов, который подчинялся непосредственно Сталину и славился тем, что без малейших раздумий выполнял любые указания вождя.
       Вряд ли комиссар госбезопасности Селивановский сам был в числе тех, кто готовил провокацию. Лишних людей в таких операциях "Смерш" старался не использовать. Но тем не менее Селивановский, похоже, догадывался, кто был истинным организатором погромов. И поэтому поспешил предложить в своем докладе гораздо менее убедительное, но зато не бросающее тень на действия советских контрразведчиков в Польше объяснение случившегося.
       
       "Получив доступ в государственные учреждения, часть евреев, из числа активных участников антифашистской борьбы, заняла в них ряд руководящие посты...
       Такое положение вызывает недовольство поляков, заявляющих о засилии евреев в министерствах и других польских учреждениях..."
       
Мирный путь в социализм
       Для окончательного водворения Польши в лагерь социализма потребовался еще один погром. Год спустя Сталин снова разыграл в Польше еврейскую карту. Летом 1946 года перед общепольским референдумом о государственном устройстве страны "погромные проявления" случились в городе Кельц, считавшемся оплотом антиправительственного подполья. Я не нашел в архивах документов об этом случае. Зато хорошо известно, что после погрома, который привел к многочисленным жертвам среди евреев, Англия и США отвернулись от Польши. И это не замедлило сказаться на результатах последовавших за референдумом парламентских выборов. Избиратели разочаровались в партиях прозападной ориентации, и коммунисты значительно укрепили свои позиции. Все это называлось мирным путем в социализм.
       
ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ
       
       "В результате расследования задержано 145 человек, из них: 40 милиционеров, шесть человек из Польского войска и 90 гражданских лиц"
       "Один поляк дал мне какой-то сверток и сказал, чтобы я его бросил в синагогу, и дал мне 20 злотых. Сверток я бросил в синагогу, а что там было, я не знаю"
       "Провокаторы сделали это, чтобы показать миру, что советские войска и в дальнейшем нужны в Польше для поддержания порядка и охраны безопасности евреев"
       

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 28.03.2000, стр. 50
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение