Коротко

Новости

Подробно

Столкновение с «Цивилизацией»

Дмитрий Голубовский о фейсбук-приложении Civ World

Журнал Citizen K от , стр. 26

«Друзья, это моя последняя битва. Воевать бок о бок с вами было для меня большой честью, но время мое пришло. Совмещать и дальше игру с жизнью я не могу. Города 118,306 и 120,305 очищены от укреплений. Мои войска на подходе к городам 278,312 и 274,310, через полчаса укреплений не будет и там. Прощайте».

После того как вице-канцлер альянса Dark Reign Джон отправил это письмо, больше в Kingdoms of Camelot он не появлялся. К тому времени я уже месяц состоял рядовым членом альянса и около полугода играл в среднюю по популярности фейсбук-игру Kingdoms of Camelot, в которой было зарегистрировано порядка 4,5 млн пользователей. Смысл игры был в том, чтобы строить города, тренировать в них армии, грабить окружающих, на награбленное тренировать еще больше армий, а затем с их помощью воевать с вражескими альянсами, состоявшими из десятков игроков, города которых были раскиданы по огромной виртуальной карте, 750 на 750 клеток.

Костяк Dark Reign составляли канцлер-австралиец, дровосек из Мичигана, программист из Северной Калифорнии, который на досуге делал специальные сайты, чтобы нам удобнее было воевать, его сестра и ее любовник, а также двое солдат, проходивших службу в Ираке. Средний возраст игроков Dark Reign, скорее всего, приближался к 35 годам. Был, правда, один старшеклассник и еще студенческая пара — они учились на разных концах Америки и постоянно переписывались в чате альянса. Но если кто-нибудь вдруг пропадал на несколько дней, это, скорее всего, значило не то, что у него сессия, а то, что он уехал в командировку, попал в больницу с сердечным приступом или отправился на реальное, а не виртуальное боевое дежурство.

На войну приходилось вставать очень рано, часов в семь утра — большинство моих соратников жили на Западном побережье США и воевать предпочитали по вечерам, когда возвращались с работы. А ведь в войне главное — внезапный и консолидированный удар. Готовились заранее, на планирование уходила неделя, если не больше. Каждый игрок должен был выбрать несколько городов противника, которые были ближе всего к нему на общей карте. Ровно в 21.00 по тихоокеанскому времени в чате альянса появлялся призыв «WAR!» — и из десятков городов выходили войска. Сначала — разведчики (рекогносцировка, слабые точки и богатые города противника), затем — ополченцы (пушечное мясо, они уничтожали городские укрепления) и только потом — лучники (всем известно, в бою нет никого надежнее лучников) или кавалерия (она, конечно, быстрее и сильнее, но очень много ест, содержать ее накладно — лучники все-таки лучше). Вдвадцатером мы ставили на колени альянсы из первой десятки, в которых было по сотне человек, и это было упоительно.

В Dark Reign я дослужился до офицера. Огромная честь, но и большая ответственность — надо было помогать новым и слабым членам альянса, подбадривать их, следить за перегруппировкой сил, вести переговоры с союзниками и врагами. Дипломатия в Kingdoms of Camelot была не менее важной составляющей, чем собственно война: союзы, интриги, провокации, неосторожные слова были бесконечными поводами к новым конфликтам. Когда наш канцлер, который держал в своих руках все дипломатические нити, должен был жениться и отправиться в свадебное путешествие, альянс чуть не развалился — дошло до того, что стать канцлером предложили мне. К счастью, этого не случилось, иначе пришлось бы проводить в игре минимум в два, а то и в три раза больше времени, то есть 4–6 часов в день. Чуть меньше месяца мы прожили под началом офицера-программиста, после чего все пошло по-старому.

Так продолжалось год. Мы грабили и воевали, воевали и грабили. Несмотря на небольшой размер нашего альянса — 30–40 человек из 100 возможных,— у него сложилась вполне устойчивая репутация одного из самых опасных на сервере (всего таких серверов в игре три сотни, на каждом зарегистрирован десяток тысяч игроков). Со временем мы вошли в десятку сильнейших, затем — в пятерку, затем — в тройку. Войны превратились в рутину, найти достойных соперников было все сложнее.

С тех пор как полгода назад я ушел из Dark Reign, я заходил в игру дважды — и только для того, чтобы удостовериться: мои соратники, прочно обосновавшиеся на первом месте на сервере, ушли в своем игровом развитии так далеко вперед, что догнать их, не оставив работу, семью и детей, вряд ли возможно.

Из всего вышесказанного, наверное, понятно, почему мне стало страшно, когда я узнал, что этим летом в Facebook появится Civilization. В этом году игре исполняется 20 лет. В детстве я тратил на нее гораздо больше времени, чем во взрослом возрасте на Kingdoms of Camelot.

Civilization — самая рафинированная из стратегических компьютерных игр. По ее канону сделано множество стратегий: строительство городов, сбор ресурсов, войны за мировое господство. Кардинальное отличие, новаторство и обаяние Civilization всегда заключалось в том, что в ее основе лежит идея научного прогресса. Цель игры, разумеется, в том, чтобы покорить мир, победить всех врагов и отправиться к звездам. Но сделать это невозможно, не пройдя последовательно по цепочке научно-технических и социально-экономических открытий. Без каменной кладки и письменности не получится изобрести математику, без математики и строительства — инженерное дело, без инженерного дела, университетов и феодализма — металлургию, и так далее, пока для сверхпроводников не понадобится массовое производство, электроника и космические полеты. То же самое с военным делом — совершенное оружие и новые боевые соединения становятся доступны только по мере открытия тех или иных технологий. От того, насколько правильную прогрессивную комбинацию подбирает игрок (а в разных изводах игры они разные), и зависит в итоге его успех.

Революционность фейсбук-приложения Civ World с точки зрения социальных сетей заключается в том, что в них впервые выходит традиционная компьютерная игра. За 20-летнюю историю Civilization официальные версии множества ее изводов купили больше 8 млн человек. Если добавить к этому версии неофициальные, пиратские и самопальные (а в России, например, бытуют в основном такие), аудитория исчисляется десятками миллионов. Ее добрая половина наверняка входит в число 650 млн пользователей Facebook, и это потенциально делает Civ World сопоставимой с лидерами игровых фейсбук-приложений. Еще до выхода игры ее страница в Facebook «понравилась» 170 тыс. человек, а когда в конце лета игра станет общедоступна, их число вполне может увеличиться на порядок, а то и на два.

Но куда важнее революционность выхода в социальные сети с точки зрения самой Civilization и миллионов причастных к ней людей. До сих пор Civilization была игрой главным образом индивидуальной, максимум — для нескольких человек, которые играли друг против друга. Теперь же она будет функционировать по принципу массовых многопользовательских онлайн-стратегий, когда в одну и ту же игру одновременно играют тысячи. В Civ World можно будет объединяться в альянсы — цивилизации — по 200 человек со своими друзьями и соперничать на одном поле за мировое господство или участвовать в гонке изобретений с другими цивилизациями. Но главное — интегрируясь в Facebook, Civ World выходит за рамки простой игры. Она становится частью фейсбучной, а значит, и реальной жизни. Разработчики всячески поощряют среди игроков прозелитизм и придумывают самые разные способы сделать так, чтобы об игровом процессе узнали все фейсбук-друзья, фейсбук-родные и фейсбук-близкие пользователя. Различными внутриигровыми событиями не просто можно, а иногда жизненно необходимо делиться с теми, кто к игре никакого отношения не имеет, и они не только получают бесконечные приглашения присоединиться, но и постоянно наблюдают достижения игрока вперемешку с фотографиями его детей, ссылками на реальные новости и жалобами на реальную жизнь. В Kingdoms of Camelot мне удалось затащить только одного моего реального друга, но в Civ World без всяких приглашений заранее готовы играть полтора десятка моих знакомых.

Ну а начав однажды такую игру, остановиться бывает довольно тяжело. Среди моих друзей в Facebook до сих пор есть семь человек, с которыми я познакомился в Dark Reign, а примерно треть всех сообщений в ленте — это просьбы помочь со строительством замка, бараков или алхимической лаборатории. Пока я писал эту статью, я четыре раза заходил на сайт Kingdoms of Camelot, дважды пытался достучаться в чате до нашего канцлера и основал город на новом сервере (#306). Говорят, канцлер и еще несколько человек из альянса теперь играют там, потому что там гораздо веселее.

Комментарии
Профиль пользователя