Коротко

Новости

Подробно

У Китая к Ливии дело на $19 млрд

Поэтому он ведет переговоры и с Муамаром Каддафи, и с повстанцами

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Вчера в Пекин с двухдневным визитом прибыл один из лидеров ливийских повстанцев Махмуд Джибриль. Китайская сторона принимает гостя на высоком уровне — встречу с ним проведут глава МИД КНР Ян Цзечи и руководители влиятельного международного отдела ЦК Компартии Китая. Дипломатические усилия Китая связаны с желанием не потерять контракты в Ливии на сумму около $19 млрд. Причем пока по уровню контактов с Триполи и Бенгази Пекин, не объявлявший себя посредником в ливийском конфликте, обходит остальные мировые державы, включая официального посредника — Россию.


Махмуд Джибриль, возглавляющий исполком национального переходного совета (аналог позиции премьера) и курирующий в Бенгази отношения с внешним миром, стал уже вторым высокопоставленным ливийским гостем, посещающим китайскую столицу с начала июня. До него с двухдневным визитом в Пекине побывал глава МИД Ливии Абдул Ати аль-Обейди. Представитель МИД КНР Хун Лэй вчера сообщил, что Махмуд Джибриль встретится с главой китайского внешнеполитического ведомства Ян Цзечи. Помимо этого представителя ливийской оппозиции должны принять и руководители международного отдела ЦК КПК — ведомства гораздо менее публичного, но более влиятельного, чем МИД.

В суть предстоящих переговоров Хун Лэй вдаваться не стал, отметив лишь, что ближайшая задача Китая — "способствовать мирным переговорам". "Ситуация больше не может оставаться такой, как сейчас. Ливийский кризис длится уже четыре месяца. За этот период народ Ливии испытал все тяготы вызванного войной хаоса, серьезно пострадала и инфраструктура. Китай очень обеспокоен ситуацией и выступает за немедленное прекращение огня и начало переговоров",— пояснил он.

Таким образом, Пекин впервые официально объявил о миротворческих амбициях — до сих пор китайцы ограничивались осуждением бомбардировок Ливии и призывами к переговорам, однако никогда не говорили о намерении способствовать этому процессу. Официально посредниками вокруг ливийского кризиса пока выступают Африканский союз и Россия, объявившая о своей миротворческой миссии после саммита G8 в Довиле. Тогда президенты США Барак Обама и Франции Никола Саркози попросили российского лидера Дмитрия Медведева посодействовать в урегулировании зашедшего в тупик противостояния, поскольку Москва сохранила отношения и с Триполи, и с Бенгази.

Фото: Reuters

Спецпредставитель президента РФ Михаил Маргелов провел в Ливии несколько встреч с руководителями противоборствующих сторон (кроме самого Муамара Каддафи) и даже подыскал место для будущих мирных переговоров на тунисском острове Джерба, после чего объявил о прорыве в урегулировании (см. "Ъ" за 20 июня). Однако официальные переговоры между Бенгази и Триполи пока не начались.

Интерес Китая к переговорам объясняется, похоже, не столько миротворческими амбициями, сколько желанием избежать финансовых потерь. За последние годы Пекин вложил в полсотни проектов в Ливии $18,8 млрд, в стране работают 13 крупнейших госкомпаний КНР. О масштабах китайского присутствия свидетельствует тот факт, что в первые дни конфликта Пекин эвакуировал из Ливии 35 тыс. своих граждан. Проекты с китайским участием распределены по всей территории страны. Например, единственный принадлежащий китайской CNPC крупный проект в сфере добычи нефти — шельфовый блок 17-4 — находится на западе, подконтрольном войскам Муамара Каддафи. А ряд инфраструктурных проектов с китайским участием расположены в восточной части Ливии, которую контролируют повстанцы. Именно поэтому Пекин начал активные переговоры с обеими сторонами. При этом китайцам явно есть что предложить: Муамару Каддафи они могут обещать поддержку в Совбезе ООН, а повстанцам — столь необходимые им финансы.

Не ввязываясь формально в миротворческую гонку, Пекин уже стал единственной мировой столицей, где побывали высокопоставленные функционеры и Бенгази, и Триполи. Не менее активно работают китайцы и в самой Ливии: они постоянно контактируют с властями в Триполи, а в мае несколько китайских дипломатов, работающих в Египте, побывали в Бенгази. Кроме того, посол КНР в Катаре Чжан Чжилян встречался в Дохе с главой национального переходного совета Мустафой Абдель-Джалилем.

Александр Габуев


Комментарии
Профиль пользователя