Коротко

Новости

Подробно

Голливуд против мастодонта

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 40

В Москве проходит 33-й международный кинофестиваль. Пытаясь повысить собственную значимость, фестиваль в этот раз выстроил довольно противоречивую программу, считает корреспондент "Власти" Лидия Маслова.


Этот кинофестиваль обещает удивить зрителей нарушением некоторых сложившихся за несколько десятилетий конвенций и вообще попыткой выхода на качественно новый уровень. Одним из первых признаков резкого повышения значимости ММКФ в авторитетных кинематографических кругах его отборщики считают возможность отметить начало фестиваля мировой премьерой блокбастера "Трансформеры-3: Темная сторона Луны". Какое бы отвращение ни вызвало это произведение у любителей авторского кинематографа, вопросы статуса и престижа существуют в плоскости, параллельной киноискусству. С точки зрения престижа считается, что голливудские продюсеры отдают свои любимые детища для первого показа только на очень солидные кинофестивали вроде Каннского, который последнее время имеет обыкновение иногда открываться американскими мультфильмами и ничуть этого не стесняется. Для Московского кинофестиваля "Трансформеры" — удачный шанс привлечь дополнительное количество иностранной прессы, которая, приехав на премьеру блокбастера Майкла Бея, заодно, возможно, напишет что-нибудь и про сам фестиваль. Отдав вначале дань крупному голливудскому бизнесу, ориентирующемуся на подростковую аудиторию, закрыться Московский фестиваль обещает все-таки на более высоком художественном уровне, хотя и необязательно предполагающем скуку от просмотра,— шпионским триллером Джона Мэддена "Расплата" с участием Хелен Миррен (чья мини-ретроспектива из трех фильмов пройдет в рамках фестиваля).

Важно было соблюсти некий ритуал, подтвердив, что Россия способна производить приличные картины



Один из существенных принципов Московского кинофестиваля, который будет в этом году поколеблен,— участие в основном конкурсе солидной работы какого-нибудь мастодонта российского кино, которой жюри из вежливости и в благодарность за гостеприимство чаще всего считало нужным отдать гран-при, а иногда и изрядное количество остальных призов. При этом достоинства самого награждаемого фильма зачастую отходили на второй план: важней было соблюсти некий ритуал, подтвердив, что Россия, в которой проходит такой уважаемый кинофестиваль, способна производить приличные картины. На этот раз Россию в конкурсе представляют два фильма, авторы которых хоть и хорошо известны любителям арт-хауса, но подавить жюри одним авторитетом прошлых заслуг, как пожилые классики, вряд ли смогут: им ничего не остается, как производить впечатление качеством своих нынешних работ. Одна из российских картин, "Шапито-шоу" Сергея Лобана, рискует огорчить жюри своим гигантским хронометражем, который достигает почти трех часов: спустя шесть лет после своего полнометражного дебюта "Пыль" (удостоенного на ММКФ приза ФИПРЕССИ) Сергей Лобан замахнулся на масштабную многофигурную фреску феллиниевского толка. Николай же Хомерики, автор фестивальных хитов "977" и "Сказка про темноту", остается верен своей сдержанной минималистичной манере: "Сердца бумеранг" — камерная история про машиниста метро, узнающего, что его сердце в любой момент может отказать. Обеим этим картинам, как признают сами отборщики фестиваля, место скорее не в основном конкурсе, а в конкурсе "Перспективы", где представлены фильмы молодых режиссеров и дебютантов. В этом году, однако, и с "Перспективами" все получилось немного вопреки привычным правилам: главным событием этого конкурса станет новый фильм уже совсем не молодого и давно признанного классика американского авангарда Роба Нильссона "Степи". Его же ретроспектива станет одним из главных синефильских удовольствий в рамках ММКФ.

Со спокойными взрослыми фильмами умудренных опытом мужчин в конкурсе соседствуют вещи более экстремальные и рискованные



Основной конкурс, как обещают составители программы, будет в этом году более противоречивым, чем всегда, и совмещающим в себе вещи, казалось бы, несочетаемые, что довольно необычно для Московского кинофестиваля, многие годы предлагавшего очень однородную программу, ровный средний уровень которой навевал уныние на завсегдатаев фестиваля, давно предпочитающих внеконкурсные программы слишком предсказуемому основному конкурсу. На этот раз уровень предсказуемости может понизиться, хотя типичные для ММКФ картины из конкурса, конечно, никуда не денутся. Те, кто успел соскучиться по постоянному участнику Московского фестиваля японскому патриарху Кането Синдо, смогут насладиться новой драмой 99-летнего режиссера "Открытка" (в этом году, кстати, исполняется 50 лет с тех пор, как знаменитый "Голый остров" Кането Синдо победил на ММКФ). Вполне в классическом духе сделан и участвующий в конкурсе режиссерский дебют бывшего чешского президента Вацлава Гавела, давно успешно занимающегося театральной драматургией, а теперь экранизировавшего собственную пьесу "Уход" о стареющем канцлере, доживающем на правительственной вилле последние дни перед отставкой. С этими спокойными взрослыми фильмами умудренных опытом мужчин в конкурсе соседствуют вещи более экстремальные и рискованные. Одним из самых адреналиновых фильмов, демонстрирующих необычную для ММКФ концентрацию жестокости, насилия и эротики, станет криминальная мелодрама французов Жан-Марка Барра и Паскаля Арнольда "Перевод с американского". Возможно, порадует в этом смысле фильм Шарлотты Сильверы "Эскалация", снятый по мотивам известной пьесы Людмилы Разумовской "Дорогая Елена Сергеевна". Фактически это ремейк одноименного фильма Эльдара Рязанова, где учительницу, которой не очень повезло с учениками, играет испанка Кармен Маура.

Таким образом, составители программы 33-го ММКФ решили отказаться от выстраивания фестиваля в соответствии с каким-то одним четким принципом и определенной основной линией, которая бы упорядочивала и систематизировала взгляд на мировой кинопроцесс. Свой новый подход к отбору картин организаторы определяют скорее как мозаичный, но именно он более точно отражает все многообразие тенденций в современном кинематографе. Вероятно, это позволит Московскому кинофестивалю сделать еще один шаг от официального культурного мероприятия на высшем государственном уровне к настоящему кинематографическому событию, нужному не только его устроителям и не только для формального поддержания статуса России как кинематографической державы, но и тем, кто действительно любит смотреть разное кино.

Киноимпорт

СЕРГЕЙ МИНАЕВ, обозреватель "Власти"


В начале 1980-х годов я, как и многие москвичи, увлекался посещением Московского международного кинофестиваля. Собственно, где еще за короткое время можно было увидеть так много лент зарубежных кинематографистов? Показы фильмов шли в нескольких кинотеатрах, но я обычно покупал абонемент во Дворец спорта в Лужниках, который на время фестиваля переоборудовался в кинозал. Просто потому, что он был очень вместителен и в него легче было раздобыть абонемент, хотя все равно для его покупки приходилось стоять в огромной очереди. Разумеется, иногда после просмотра фильмов по абонементу я старался попасть и в другие кинотеатры. Но не всегда удавалось. Например, из-за чудовищного наплыва публики я так и не смог посмотреть фильм Копполы "Апокалипсис сегодня".

Фильмы, показывавшиеся тогда на фестивале, были вполне интересными. В частности, мне очень понравилась американская картина 1981 года под названием "Побег к победе". Просто как футбольному болельщику: в картине речь идет о том, как во время Второй мировой войны американские и английские военнопленные проводят с немцами матч и в конце этого матча бегут из плена. В фильме снимались настоящие футбольные звезды: трижды чемпион мира бразилец Пеле, чемпион мира англичанин Бобби Мур, чемпион мира аргентинец Освальдо Ардилес. Из кинозвезд участвовал американец Сильвестр Сталлоне. Знаменитые игроки демонстрировали на экране неплохие футбольные трюки, и то, что я наблюдал за этими трюками из кресла во Дворце спорта, было весьма оригинально.

В перерывах между фестивалями москвичи посещали Недели кино разных стран. В частности, на Неделе бразильского кино меня поначалу несколько удивил ажиотаж вокруг фильма "Падение". Потом из разговоров зрителей я выяснил, что они ожидают сюжета о нравственном падении молодой набожной бразильянки из строгой семьи. О чем на самом деле пойдет речь, выяснить долго не удавалось: титры шли полчаса, так как режиссер явно включил в съемочную группу не только родственников, но и знакомых. Первый кадр всех ошарашил. Шло заседание профкома на стройке, обсуждалось падение рабочего со строительных лесов. Советские зрители в ярости покинули зал.

Комментарии
Профиль пользователя