Коротко

Новости

Подробно

Губернаторы сбросили вес

Дмитрий Медведев сменил региональные кадры и готов к новой региональной политике

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

С 2008 года Дмитрий Медведев назначил 62 руководителя субъектов федерации, 38 из них были назначены впервые. Со своих мест были удалены практически все "политические тяжеловесы" ельцинских времен. Теперь Кремль все основательнее намекает на новый поворот в региональной политике.


Кадровую работу в регионах Дмитрий Медведев считает своим крупным успехом. "Я сменил не два десятка губернаторов, а практически половину губернаторского корпуса",— заявил президент на своей майской пресс-конференции в Сколково. А 17 июня, выступая на Петербургском международном экономическом форуме, господин Медведев оценил и качество перемен: "Губернаторами стали новые амбициозные лидеры. И это уже сказывается на бизнес-климате".

Смену отбыли


Перестройка отношений центра и регионов состоялась при президенте Владимире Путине. В 2000 году региональных лидеров убрали из Совета федерации, в 2004 году были отменены прямые выборы глав субъектов федерации. Однако при этом большая часть влиятельных региональных лидеров, возглавивших субъекты федерации при Борисе Ельцине, сумели сохранить свои должности и при господине Путине. Большинство этих "мамонтов" вымерли именно при Дмитрии Медведеве. Фактически он осуществил количественную замену губернаторского корпуса, которая привела к другому качеству взаимоотношений между центром и регионами.

Добровольно-принудительно ушли в отставку президенты Татарии (Минтимер Шаймиев), Башкирии (Муртаза Рахимов), Чувашии (Николай Федоров), губернаторы Орловской и Свердловской областей Егор Строев и Эдуард Россель, мэр Москвы Юрий Лужков. Эти губернаторы определяли не только региональную, но и федеральную политику 90-х. Именно к ним были обращены слова Бориса Ельцина "берите суверенитета сколько хотите". Несмотря на то что внешне эти региональные лидеры сумели встроиться в суверенную демократию эпохи Путина (Лужков и Шаймиев и вовсе были сопредседателями "Единой России"), они по-прежнему олицетворяли парад суверенитетов 90-х.

Наиболее сильный психологический эффект произвела отставка Юрия Лужкова. Ей предшествовала длительная информационная подготовка (включая компромат на гостелеканалах), уголовные дела против ближайшего окружения и кадровые заимствования из мэрии (губернаторами стали Георгий Боос, Валерий Шанцев, Михаил Мень). Сама отставка сопровождалась публичным сопротивлением мэра и унизительной формулировкой "за утрату доверия президента". По аналогичной "статье" Владимир Путин отправил в досрочную принудительную отставку двух губернаторов — Владимира Логинова (Корякский АО) и Анатолия Короткова (Амурская область). Однако одна отставка столичного мэра стоила этих двух увольнений.

Во "втором эшелоне" отставников оказались главы регионов работавших два-три срока подряд. Это челябинский губернатор Петр Сумин, оренбургский — Алексей Чернышов, глава Ямало-Ненецкого АО Юрий Неелов, Ростовской области — Владимир Чуб, Ханты-Мансийского АО — Александр Филипенко, Мурманской области — Юрий Евдокимов (см. текст "Цена вопроса") и т. д.

"Третий эшелон" отставников — губернаторы новой волны, пришедшие к руководству регионом по новой схеме назначения или незадолго до ее утверждения. Среди них есть и те, кто уходит досрочно, с заявлением "по собственному желанию". Самый свежий пример подобной отставки — губернатор Дмитрий Зеленин.

Заступают на смену


В замене губернаторов и особенно в выдвижении новых не все шло гладко и последовательно. В предвыборный год это становится особенно заметно. И если с инертностью или отсутствием очевидных достижений центр еще как-то мирится, то непопулярность и потеря "электоральной управляемости" сейчас окажутся весьма некстати. Президент явно продолжит замены, часть из которых будет носить предвыборный характер.

Первая категория кандидатов на отставку — "недоуволенные" губернаторы. У них низкий рейтинг, скромные результаты избирательных кампаний и/или способность попадать в скандалы. Представление о том, что губернаторов перед выборами не меняют,— не более чем миф. В 2007 году, например, глав Сахалина, Новгородской и Самарской областей сменили в августе — прямо накануне избирательной кампании. Сегодня среди отставников называют тульского губернатора Вячеслава Дудку, омского — Леонида Полежаева, курского — Александра Михайлова, курганского — Олега Богомолова.

Вторая категория — главы регионов, чьи полномочия истекут в ближайшее время. Самая острая интрига развернулась вокруг главы Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. Если в "мирное" время ее переназначение прошло бы без особого резонанса, то в разгар избирательной кампании на фоне падения в городе рейтингов губернатора и "Единой России" такой шаг станет удобной мишенью для критики в адрес власти. Более спокойно чувствует себя глава Сахалина Александр Хорошавин. Возможно, развернется борьба за пост главы Адыгеи — особенно с учетом возраста и состояния здоровья Аслана Тхакушинова.

Отдельная тема — как быть с теми из глав регионов, кто назначен сравнительно недавно, но пока особых успехов не снискал. Февральская отставка не доработавших до конца первого срока глав Камчатки и Карачаево-Черкесии (последний был назначен уже Дмитрием Медведевым) показала остроту этой проблемы для федеральной власти. Но мощным импульсом для губернаторов-"новобранцев" не стала. Между тем среди "медведевских" назначений наряду с успешными (Михаил Юревич в Челябинской области, Рустам Минниханов в Татарии) есть и очевидно "проблемные" (Наталья Комарова в Ханты-Мансийском АО, Дмитрий Мезенцев в Иркутской области, Андрей Нелидов в Карелии, Анатолий Бровко в Волгограде и другие).

Интенсивность кадровых замен будет зависеть от того, начнет ли общество выходить из депрессии последних месяцев. На фоне падения рейтингов и растущей усталости граждан от действующих чиновников под огонь народной критики чаще всего попадают участники тандема и губернаторы. Если в прошлом году самые проблемные выборы проходили на Урале и в Сибири, то в 2011-м, вполне возможно, самая острая ситуация для власти сложится в до сих пор спокойных Центральном и Северо-Западном округах. А значит, текучка губернаторских кадров продолжится.

Смена курса


Решение кадровых проблем происходит на фоне все более отчетливых намеков на перемены в региональной политике. На приеме, посвященном Дню России, 12 июня Дмитрий Медведев заявил: "Новая Россия с самого начала опиралась на регионы и укреплялась как федеративное государство. Такое устройство нашей страны и сегодня позволяет каждому субъекту федерации искать эффективные способы решения своих и общенациональных задач, а наиболее успешные способы предлагать всей стране".

В интервью Financial Times (см. стр. 1) Дмитрий Медведев пошел дальше, объявив о готовности обсудить прямые выборы глав регионов. Он признал, что у него "по этому вопросу точка зрения тоже находится в движении". "Еще несколько лет назад, когда мне этот вопрос задали, я довольно безапелляционно сказал, что это не нужно нашей стране и даже через 100 лет,— отметил господин Медведев.— Сейчас, пожалуй, я так бы не сказал".

Напоминание о федеративном устройстве государства и готовность обсудить вопрос о прямых выборах глав регионов — самая прямая апелляция к региональной политике 90-х годов. Возможно, в Кремле считают, что с новым составом губернаторского корпуса можно будет взять из прошлого все лучшее и не допустить того, что регионы снова будут диктовать свою волю федеральному центру, как это случалось в конце 90-х.

Ирина Нагорных; Михаил Виноградов, президент фонда "Петербургская политика" специально для "Ъ"


Цена вопроса

Юрий Евдокимов, губернатор Мурманской области в 1996–2009 годах


Когда в Российской Федерации отменили выборы региональных лидеров, заменив их назначениями из Москвы, политики-теоретики усиленно популяризировали впечатление глубокого оздоровления региональных элит и наполнения власти проверенными, профессионально пригодными людьми. За последние годы губернаторский корпус страны обновился более чем наполовину. Но во всех ли случаях обновление способствовало повышению качества работы региональных властей, всегда ли жители того или иного региона — вчерашние выборщики своих руководителей — почувствовали изменения к лучшему?

Можно опираться на мнения многочисленных политологов, излагающих различные, порою диаметрально противоположные точки зрения. Можно поискать ответ в критических высказываниях первых лиц государства. Но есть и иной путь — спросить самих жителей российских регионов, так сказать в контексте становления гражданского общества и укрепления демократии, как они оценивают результаты такой смены вех. Не уверен, что ответ будет однозначно положительным. Да он и не может быть таким. И дело не в том, что общество разделилось на тех, кто приветствует вступление страны на путь рыночных преобразований и потому мало задумывается над процедурами смены власти, и тех, кто по-прежнему привержен ценностям советского прошлого и для кого ходить на выборы остается естественной потребностью. Дело в том, что и те и другие тем не менее с явным недоумением и откровенным разочарованием воспринимают назначение на губернаторские должности "варягов", справедливо полагая, что в регионах достаточно своих достойных кадров. Процесс пока не завершен, чтобы можно было окончательно определить цену вопроса. Ведь среди назначенных губернаторов немало тех, кто уже дважды, трижды и более раз избирался людьми, для которых он свой, хорошо знакомый и даже близкий человек. И если его назначил президент РФ, то он только согласился с нашим выбором, считают они. Каждый из таких избранно-назначенных губернаторов прошел горнило выборных баталий, ощутил поддержку своих избирателей, по Высоцкому, "на вершине стоял хмельной…". И он никогда не скажет, в отличие от приезжего, что в тот или иной регион его "послали в ссылку…" или "посадили на делянку…".

Конечно же, такие "назначенцы", вне сомнения, добавят положительных гирек на весы исследователей, но при этом исказят объективную оценку всему процессу.

Что касается принципов выдвижения на должности региональных лидеров, которыми сегодня руководствуется федеральный центр и партия власти, то, очевидно, стоит прислушаться к мнению населения на местах. В народе крепнет убеждение, что утверждение губернаторов-назначенцев региональными законодательными собраниями, представляющими собой узкую прослойку общества, не всегда тесно взаимодействующую с самим обществом, означает отступление от нарождающегося процесса привлечения граждан к управлению своим регионом, в том числе через такой демократический процесс, как прямые выборы. Есть и более резкие высказывания, что устранение общества от участия в выборах региональных лидеров, по сути, является скатыванием к тоталитаризму. А это уже не соответствует современному уровню развития нашего общества.

В любом случае: с одной стороны, власть получила надежного для себя чиновника в регионе, а с другой — люди зачастую не видят в нем авторитетного руководителя региона.

Мы умудрились в корне изменить систему выбора регионального лидера, ни на грамм не изменив его функциональных полномочий.

Посмотрите на опыт Норвегии, которая уже давно считается государством с наиболее высоким уровнем жизни населения. Там губернатор назначается королем, но по существу является чиновником-регистратором высшего ранга и уж никак не претендует на роль опекуна, а тем более авторитарного координатора областных и муниципальных коммун, в руках которых (и только у них, а не у губернатора) находятся бюджеты и огромные финансовые ресурсы.

Вертикаль власти, как принято считать, устранила опасность прихода к руководству регионами криминальных элементов, поставила заслон на пути купли губернаторских кресел за деньги. Пример Романа Абрамовича в данном случае является приятным исключением, прямо пропорционально зависящим от толщины кошелька и обратно пропорционально численности населения. Но представляется, что вертикаль выполнила свою историческую миссию, и ее сохранение на большей части территории страны вряд ли оправданно. Более того, продолжать предлагать регионам их будущих руководителей на безальтернативной основе означает по большому счету недоверие и даже неуважение по отношению ко всем слоям населения, кого уже привычно стали называть обезличенным понятием "электорат".

У читателя может сложиться впечатление, что автор этих строк яростный противник назначения губернаторов. Но это не так. Выстраивая вертикаль власти, ее следовало сразу же продлить до уровня крупных (столичных) городов и искусственно не создавать очаги напряжения между назначенными губернаторами и избранными мэрами, порой перерастающие в настоящие войны со всеми вытекающими потерями для населения.

Когда-то, отстаивая решение президента и эту свою позицию, отзываясь на истошные вопли оппонентов-мэров, числящих себя демократами и поднимающих на щит лозунг ответственности перед избирателями, я отвечал: "Если я тебя назначу, ты будешь перед избирателями отвечать каждый день и каждую ночь, и не раз в четыре года перед выборами!"

Но времена меняются.

Сегодня зрелость общества достигла того уровня, когда ему можно передать часть полномочий федерального центра. И частью этих полномочий могло бы стать восстановление права на прямые выборы региональных руководителей. И если вернуть в регионы это право, не стоит пугаться вероятности выдвижения большого числа кандидатур — неизбежная конкуренция и состязательность пойдут только на пользу делу.

В свою очередь избираемые народом губернаторы должны регулярно отчитываться перед своими избирателями, для чего необходимо определить понятные критерии отчетности и ответственности и установить четкие, без изъятий, принципы ротации.

Практикуемый же сегодня, по сути, самоконтроль региональной власти в отрыве от общества, но с постоянной оглядкой только на центры государственного и партийного влияния в Москве — великое заблуждение, не приносящее пользы ни одной из сторон. Отсюда в регионах и нередки ситуации вроде известного некрасовского изречения "Вот приедет барин…".

Комментарии
Профиль пользователя