Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

смотрит с изнанки Дмитрий Бутрин, заведующий отделом экономической политики


В российской реальности в любых решениях власти стоит искать "подложку" — истинную причину, без которой невозможно предсказывать, как долго это решение будет действовать и как именно. Например, формально новость о снятии ограничений по размещению и обращению российских бумаг за пределами РФ, анонсированная Дмитрием Медведевым на форуме в Санкт-Петербурге, позитивна, но без "подложки" бессмысленна.

Ограничения на IPO и SPO российских компаний за рубежом вводились в три приема. Первые разговоры об этом начались в 2002 году, тогда лишь теоретические — впрочем, в 2004 году многомесячная подготовка еще Федеральной комиссией по ценным бумагам постановления, ужесточающего правила листинга на ММВБ и РТС, сыграла роль в том, что слова "IPO" и "Лондон" фондовым рынком с момента создания Федеральной службы по финансовым рынкам в марте 2005 года уже прочно ассоциировались. В 2006 году, после достаточно конфликтных размещений "Пятерочки" и "Евраза" в Лондоне в обход рекомендаций ФСФР были приняты формальные ограничения — новый глава ФСФР Олег Вьюгин, впрочем, объявил их временными, действующими в течение трех лет: речь шла об аналоге "нетарифных ограничений" в товарной торговле, Так ФСФР надеялась поддержать бизнес инвестбанков в России. В 2007 году новый глава ФСФР Владимир Миловидов подтвердил существование ограничений как временных. Но уже в 2008 году появилась концепция Международного финансового центра, и до ее вхождения в стадию реализации снимать ограничения правительству не хотелось. Господин Миловидов примерно раз в полгода заявлял, что ФСФР готова снять ограничения — последний раз в феврале 2011 года. К тому моменту инвесторы от IPO в России уже были надежно "закрыты" федеральным законом N 57 "О порядке осуществления иностранных инвестиций..." (принят 29 апреля 2008 года). Одним из первых заявлений нового главы ФСФР Дмитрия Панкина стало подтверждение ограничений, введенных при Олеге Вьюгине, в конце мая 2011 года в Лондоне.

Судя по всему, Дмитрий Медведев имел в виду только готовящееся (см. "Ъ" от 26 марта) "урезание" федерального закона N 57. Тем не менее можно предположить и снятие дополнительно ужесточившихся в 2010 году ограничений на IPO. В ситуации с чистым оттоком капитала, начавшимся в 2011 году и пока, несмотря на заверения и ЦБ, и Минфина, завершаться не собирающимся, на пару лет снизить барьеры для IPO за пределами России — представимый шаг для правительства. А вот причин для отказа правительства от регулирования ликвидности между российским фондовым рынком и за его пределами пока не видно. Из причин, которые вызвали появление ограничений вообще, исчезла только одна — конфликт главы ФКЦБ Игоря Костикова с рынком исчерпан еще в 2004 году. А все остальные — в том числе и фантастические представления высокопоставленных чиновников о том, как и зачем проводят IPO,— никуда не делись.

Комментарии
Профиль пользователя