Коротко

Новости

Подробно

Китай открыл счета в свою пользу

В раздаче кредитов странам ШОС он уже победил, но за общий банк Москва с ним еще поборется

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В Астане вчера завершился юбилейный саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Участники саммита всеми силами старались показать, что организация не просто протянула десятилетие, но и имеет большие планы на будущее: создание новой мировой валюты, борьбу с инакомыслием в интернете, разрешение территориальных конфликтов в Азии и искоренение наркотиков. Впрочем, как убедился на саммите корреспондент "Ъ" АЛЕКСАНДР ГАБУЕВ, участники ШОС пока не могут договориться даже по менее значительным вопросам, прежде всего — по созданию совместного банка. Причина — в начинающейся между Москвой и Пекином борьбе за финансовое влияние на постсоветском пространстве.


Светлое будущее


Юбилейный саммит ШОС проходил в столичном Дворце независимости, где на самом почетном месте висит огромный портрет казахского президента Нурсултана Назарбаева. На полотне широко улыбающийся господин Назарбаев с орденской лентой на груди шагает по красной ковровой дорожке, а стоящие вокруг мировые лидеры восторженно смотрят вслед и аплодируют. Вряд ли картина писалась с натуры — среди аплодирующих можно увидеть стоящих плечом к плечу Бориса Ельцина, Владимира Путина, Джорджа Буша, Герхарда Шредера, Тони Блэра, Жака Ширака, Сильвио Берлускони, Ху Цзиньтао, Дзюнъитиро Коидзуми, Михаила Саакашвили, Виктора Ющенко, Гейдара и Ильхама Алиевых, Курманбека Бакиева, Ислама Каримова и Эмомали Рахмона. В Астане говорят, что после успешного проведения в декабре саммита ОБСЕ вошедший во вкус лидер нации собирает встречи в верхах одну за другой и непременно делает какие-нибудь судьбоносные предложения. Вчерашний саммит не стал исключением.

— Этап становления ШОС успешно пройден, теперь требуется постановка новых задач и поиск решений для новых вызовов современности,— начал на правах хозяина встречу Нурсултан Назарбаев. И тут же эти задачи сформулировал.

По мнению президента Казахстана, ШОС первым делом должна победить в Центральной Азии "глобальный наркосиндикат" и привлечь его руководителей к суду Гаагского трибунала. Впрочем, где находится центр этого синдиката, господин Назарбаев не сказал, отметив лишь, что он расположен за пределами Афганистана.

Вторая задача звучит еще амбициознее — казахский лидер предложил поставить "общий мощный заслон перед сетевым деструктивом". "Настало время вводить в международное право новое понятие "электронные границы", "электронный суверенитет". Мы должны поддержать важную работу наших российских и китайских друзей и выработать единую позицию по этому вопросу. Мы должны подумать над созданием специального органа ШОС, выполняющего функции киберпола",— призвал господин Назарбаев.

Учитывая деструктивное влияние, которое сыграл интернет в свержении авторитарных лидеров в Северной Африке, предложение Нурсултана Назарбаева должно было встретить горячую поддержку многих его коллег по ШОС, сидящих на своих престолах немногим меньше Хосни Мубарака или Муамара Каддафи. А помощник президента РФ Сергей Приходько признался после саммита, что нравится оно и России. Моделью же совместных действий в рамках ШОС может стать передовой китайский опыт, где давно есть и мощная система фильтрации неугодной Пекину информации, и поддерживающий систему 30-тысячный киберпол.

Третья задача, которую поставил перед ШОС Нурсултан Назарбаев, заключается в создании совещания по урегулированию территориальных и региональных конфликтов. "Надо принимать превентивные меры в потенциальных горячих точках в зоне ответственности ШОС. Мы наблюдали конфликты и перевороты в соседнем Кыргызстане, и ничего наша организация не могла предпринять",— посетовал господин Назарбаев. Таким образом, ШОС предстоит создать механизм предотвращения событий, подобных прошлогодней революции в Киргизии.

Четвертая задача ШОС заключается в создании единого трансэнергетического пространства, где будут объединены все трубопроводы и линии электропередачи в регионе. Пятая задача — создание водно-продовольственного комитета ШОС, который среди прочего займется урегулированием водных споров — вроде того, что не первый год осложняет отношения Таджикистана и Узбекистана.

Наконец, Нурсултан Назарбаев предложил ШОС заняться и проблемой "дефекта мировой валютной финансовой архитектуры". "Нам нужна здоровая наднациональная валюта, и желательно, чтобы она была обеспечена золотом. ШОС способна это сделать. Своп-операции, к которым мы приступили, это первый шаг",— сказал господин Назарбаев.

Учитывая подписанное накануне соглашение Казахстана с КНР о валютном свопе "тенге-юань" на сумму $1 млрд, а также объем золотовалютных резервов КНР, превышающий $3 трлн, несложно понять, какой именно из валют стран--членов ШОС уготована судьба стать новым резервным платежным средством в мировых масштабах.

Банковская битва


Остальные участники саммита предпочли сосредоточиться на более приземленных вопросах. Президент РФ Дмитрий Медведев напомнил об идее создания специального счета ШОС:

— Я считаю, что этот вопрос перезрел, и в настоящий момент к его обсуждению и принятию решения готовы практически все государства. Средства этого счета могли бы использоваться для технико-экономической проработки крупных проектов. К реализации можно было бы привлекать и межбанковское объединение, и деловой совет ШОС, и бизнес-сообщества всех государств-участников.

Как пояснил "Ъ" губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев, возглавляющий деловой совет ШОС, специальный счет должен стать "подушкой ликвидности для проектов, которые имеют большой интеграционный потенциал" — средства с него должны идти на разработку ТЭО этих проектов, после чего будет приниматься окончательное инвестиционное решение.

Создание спецсчета, как утверждали собеседники "Ъ" в нескольких делегациях на саммите, упирается в более широкую проблему — создание общего фонда для финансирования проектов в рамках ШОС и его уполномоченного органа. О форме этого органа члены организации пока никак не могут договориться.

Как рассказал "Ъ" глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев, существуют две конкурирующие концепции создания банка развития ШОС: российская и китайская. Пекин настаивает на создании отдельной структуры, тогда как Москва предлагает использовать существующий в рамках ЕврАзЭС Евразийский банк развития (ЕАБР), основная доля в котором принадлежит России и Казахстану. "Пока членами ЕАБР из участников ШОС не являются Узбекистан и Китай. Им остается вступить туда — и мы создадим банк развития ШОС",— заявил "Ъ" господин Дмитриев.

"В конечном итоге вопрос упирается во влияние. Понятно, что если в качестве базы будет взят ЕАБР, позиции России и Казахстана будут сильны. А при формировании новой структуры на первое место наверняка вылезет Китай",— пояснил источник "Ъ" в одной из делегаций. Многое будет зависеть от позиции Казахстана. Однако пока Астана предпочитает не вмешиваться в дискуссию. "Мы за создание банка развития ШОС, а в какой форме — договоримся в ходе конструктивных переговоров",— заявил "Ъ" глава Банка развития Казахстана Нурлан Куссаинов.

Пока же гонку по выдаче кредитов партнерам по ШОС вчистую выигрывает Китай. Председатель КНР Ху Цзиньтао вчера напомнил, что Пекин еще в 2009 году обещал партнерам $10 млрд в виде льготных кредитов. Однако на двусторонней основе члены ШОС получают куда больше. Один Казахстан за прошедшие два года получил китайских кредитов на $15 млрд. В разгар кризиса заняли у Банка развития Китая $25 млрд и "Роснефть" с "Транснефтью". "Бороться с этим уже бесполезно. Китай все равно в ближайшие 10-20 лет станет экономическим центром в нашей части мира, поэтому у других членов ШОС только один выход — стать сервисной экономикой,— сказал "Ъ" высокопоставленный дипломат одной из стран--членов ШОС.— Конечно, это сильный удар по великодержавной психологии некоторых соседей, но выбора нет".

Российское руководство, похоже, уже начинает проникаться этой логикой. По крайней мере, отвечая на вопрос "Ъ", угрожает ли интересам РФ в Центральной Азии кредитная экспансия Пекина, Сергей Приходько сказал: "Мы не воспринимаем это как угрозу нашим интересам. Если китайские партнеры проявляют большую гибкость на пространстве ШОС, предлагая свои инструменты, то это у нас вызывает понимание и поддержку. Мы считаем Китай не каким-то конкурентом, а инициатором полезного и важного процесса".

Александр Габуев, Астана


Цена вопроса

Александр Караваев, заместитель гендиректора Центра по изучению постсоветского пространства МГУ


Завершившийся саммит ШОС в Астане подтвердил глобальные амбиции этой организации, упорно стремящейся застолбить за собой нишу одной из наиболее влиятельных международных структур XXI века. Однако Россия, не менее упорно подстраивающая этот институт внешнеполитического влияния под свои интересы, рискует оказаться в ШОС на вторых ролях. Причина возможного оттеснения России — Китай. Пекин обладает на порядок более внушительными финансовыми и организационными ресурсами и делает на ШОС еще более серьезную ставку, чем Москва.

Первые десять лет существования ШОС показали, что баланс в этой организации нарушен в пользу Пекина. Китай демонстрирует стремление продолжать масштабное проникновение в экономику стран-членов ШОС. В результате сегодня Россия оказалась в русле китайской стратегии и пока может лишь наблюдать этот процесс, не имея возможности на него существенно влиять.

Есть ли способы устранить этот дисбаланс? Один из путей стабилизации российских позиций в ШОС заключается в создании на постсоветском пространстве более глубокого объединения — зоны свободной торговли и постепенного распространения этих правил на ШОС. Во всяком случае такой посыл был озвучен российской делегацией на саммите в Астане. В этом же ключе можно рассматривать предложение президента Медведева создать до конца года "дорожную карту" многостороннего торгово-промышленного сотрудничества ШОС.

Переломным моментом в интеграционных процессах внутри ШОС может стать открытие дверей для вступления в него новых членов. ШОС стоит накануне ожидаемого расширения. Все последние годы желание стать полноправными членами ШОС высказывали очень мощные, но весьма сложные государства, обремененные непростыми проблемами и скандальной репутацией. Например, Иран стремится "закрыться зонтиком" ШОС от давления США. С осени 2009 года тема иранского членства "подвисла" — после заявления Москвы о том, что войти в ШОС могут только страны, не находящиеся под санкциями ООН по вопросам безопасности.

Наиболее ценным геополитическим активом для Москвы будет вступление в ШОС Индии. Дели может играть роль противовеса влиянию Пекина. Однако такой шаг трудно осуществить, учитывая серьезную конкуренцию между двумя крупнейшими державами Евразии — Индией и Китаем.

Наконец, нынешний саммит ШОС показал, что еще одним острым вопросом расширения организации является вопрос о статусе Афганистана. Кабул рвется стать в ШОС хотя бы наблюдателем. В условиях, когда уход американцев из Афганистана становится неизбежным, а администрация Хамида Карзая активно перенимает у них функции управления, ШОС не может оставаться в стороне от процесса определения будущего афганского государства.

Можно предположить, что Афганистан станет сюжетом, в котором Вашингтон, Москва и Пекин найдут точки взаимодействия. Напомню, что ШОС десять лет назад создавалась в том числе в связи с угрозой талибов в Афганистане. Именно тогда, в период очередного потепления российско-американских отношений, был дан импульс для позитивного взаимодействия РФ и США в регионе.

Комментарии
Профиль пользователя