Коротко


Подробно

"Я просто строю домики"

Основатель Mirax Group Сергей Полонский о ликвидации бренда и конфликтах с партнерами

В марте основатель Mirax Group Сергей Полонский заявил, что ликвидирует бренд Mirax и просит больше не считать его бизнесменом. Впрочем, это не помешало ему вступить в публичную перепалку с вице-мэром Москвы Владимиром Ресиным из-за отзыва разрешения на строительство башни "Федерация" и вызвать на дуэль главу РЖД Владимира Якунина. В интервью "Ъ" СЕРГЕЙ ПОЛОНСКИЙ рассказал о конфликте вокруг Курского вокзала, отношениях с РЖД и ответил на обвинения бывшего партнера Максима Привезенцева (интервью с ним см. на этой стр.).


— Несмотря на громкие заявления, вы активно занимаетесь бизнесом Mirax Group, которая теперь переименована в Nazvanie.net. Как это понимать?

— В нашей стране, к сожалению, немногие понимают разницу между акционером и управленцем. Я никогда не говорил, что перестаю быть владельцем компании, просто я минимизировал свое участие в оперативном управлении. Поэтому я и прошу не называть меня бизнесменом в управленческом понимании этого слова.

— Иными словами, вы полностью отошли от дел?

— Я бы хотел это сделать, но пока информационный фон и возникающие вокруг компании конфликты не позволяют мне полностью отойти от решения текущих вопросов.

— Почему вы решили отказаться от управления компанией, которая в течение многих лет ассоциировалась лично с вами и была вашим детищем?

— Сейчас передо мной стоит задача достроить начатые проекты, а с этим вполне могут справиться мои топ-менеджеры. Для этого не нужны предпринимательские таланты и креатив с моей стороны, которые были необходимы ранее. Я осознанно принял решение о создании так называемых троек, каждая из которых управляет конкретными проектами. Это очень талантливые и профессиональные люди, часть из которых пришли к нам во время кризиса. Поэтому я не вижу необходимости на данном этапе развития участвовать в управлении бизнесом самостоятельно.

Какой долей во всем бизнесе владеете вы?

— У меня больше контрольного пакета и избавляться от него я не собираюсь. Точную долю я назову чуть позже, поскольку в число наших акционеров вошел Роман Троценко (глава Объединенной судостроительной корпорации.— "Ъ") и другой инвестор, назвать которого я пока не могу. Эти сделки пока до конца не структурированы, поэтому говорить о точном распределении было бы преждевременно.

— В начале этого года вы сумели получить кредит в Сбербанке на сумму $370 млн на достройку башни "Федерация" (439 тыс. кв. м) в "Москва-Сити". Какую часть денег вы уже получили?

— В апреле мы полностью расплатились с Альфа-банком, погасив долг перед ним на $150 млн, $90 млн из которых — это кредит Сбербанка. Остальные деньги будут направлены на достройку "Федерации", приступить к началу строительных работ мы намерены в ближайшее время.

— Откуда вы взяли еще $60 млн?

— Это собственные средства, а также средства от продажи одного из наших проектов.

— Какого?

— Это неважно. Я не буду его называть. Главное, что Альфа-банку мы больше не должны ни копейки.

— На каких условиях Сбербанк предоставил вам кредит?

— Первый транш выделен нам под 12% годовых, но как только мы начнем строительство, ставка начнет снижаться и ближе к завершению строительства будет уменьшена до 9%. Залогом выступают непроданные площади в "Федерации" (140 тыс. кв. м).

— Денег от их продажи хватит, чтобы расплатиться со Сбербанком?

— С лихвой. В нашей бизнес-модели, которую утвердил Сбербанк, заложена цена продажи на уровне $3 тыс. за кв. м, но уже сейчас площади в здании можно продавать по $6,5-7 тыс. за кв. м. Таким образом, мы рассчитываем, что с помощью вырученных от продажи площадей денег не только расплатимся со Сбербанком, но и погасим 50-60% нашего публичного долга перед держателями облигаций и CLN ($392 млн.— "Ъ").

— Как идет процесс реструктуризации этой задолженности?

— Весной мы уже подписали соглашение о реструктуризации с ВТБ (примерно $5 млн.— "Ъ") на семь лет под 8% годовых. Сейчас ведем переговоры с остальными держателями бумаг о реструктуризации долга на тех же условиях. В частности, кредиторы с привлечением аудиторских компаний провели due diligence всех наших проектов, представленных к реструктуризации, сейчас они изучают его результаты. Мы поставили задачу, что к концу лета соглашения о реструктуризации должны быть подписаны со всеми держателями ценных бумаг.

— Кто-то уже согласился?

— Сейчас мы достигли соглашения по привлечению трех компаний из числа держателей облигаций к финансированию проекта Paradise Living (306 тыс. кв. м.— "Ъ"). Назвать я их пока не могу, но эта сделка проводится как раз в рамках реструктуризации публичного долга.

— Вы не раз говорили, что проект реконструкции Курского вокзала у вас украл бывший партнер Максим Привезенцев. По его версии, никакой "кражи вокзала" не было, а вы потеряли его по своей вине...

— Давайте смотреть на факты: деньги в реконструкцию вокзала я вложил, а управления вокзалом так и не получил. Значит, вокзал и деньги у меня украли. Вокзал теперь достался РЖД, а часть моих денег уже получил Привезенцев. Вот и судите сами, была кража или нет.

— Максим Привезенцев говорит, что деньги вам вернут, но в 2014 году, когда истечет срок займа, который вы предоставили его компании "Инфотриумф", выступавшей техническим заказчиком реконструкции вокзала.

— Вы сами в это верите? Про 2014 год — это вообще отдельная история: этот срок был прописан Максимом Привезенцевым в сентябре 2009 года, за несколько дней до того как он решил уйти. Изначально инвестиции на реконструкцию Курского в размере 823 млн руб. были выделены "Инфотриумфу" в 2008 году сроком на год. В то время я не вдавался в такие подробности проекта, так как доверял Максиму. Первоначальная концепция была такова: мы инвестируем в реконструкцию вокзала, после от арендных платежей отбиваем вложенные средства, а затем вокзал передается управляющей компании, акционерами которой становимся мы и РЖД. К тому же в тот момент мы согласовали совместный проект с РЖД на 2 млн. Но Максим вместе с Сергеем Абрамовым (начальник дирекции железнодорожных вокзалов.— "Ъ") сели и вместе придумали всю эту схему, по которой РЖД получила 100% управляющей вокзалом компании, а Максим Привезенцев — деньги. Вы знаете, кто защищал Привезенцева в суде? Юристы РЖД. Сейчас вся команда "Инфотриумфа" работает в РЖД. Я не получил с этого проекта, который сам придумал, ни цента, к тому же потерял управление вокзалом.

— Почему вы с такой легкостью выделили деньги компании, которая принадлежала Максиму Привезенцеву?

— Тогда я даже не думал о том, что эта история может закончиться таким образом. "Инфотриумф" был генеральным подрядчиком реконструкции, а Максим Привезенцев был председателем правления Mirax Group. И на тот момент у меня не было оснований ему не доверять.

— Как вы считаете, зачем РЖД понадобилось участвовать в такой схеме?

— Я не знаю. Я знаком с Владимиром Якуниным (президент РЖД.— "Ъ") более десяти лет и абсолютно не понимаю, что произошло. Никаких личных конфликтов у нас с ним не было. Даже если бы они были, то кто я, а кто Якунин? Я просто строю домики, а он управляет госкорпорацией, в которой работают миллионы человек. Я не строю на этот счет никаких иллюзий. Но факт остается фактом: ни вокзала, ни денег у меня нет. При этом, когда РЖД приняли решение расторгнуть договор на управление вокзалом, мне никто даже не позвонил и никаких претензий не выдвинул, потому что мы действительно превратили самый криминогенный и запущенный вокзал в современное и эффективное здание. Нам удалось увеличить арендные платежи на 320%, не взяв у государства ни копейки, а после этого нас просто ограбили.

— Кроме реконструкции Курского вокзала вы планировали также реализовать крупный девелоперский проект совместно с РЖД. Максим Привезенцев утверждает, что от этой идеи отказались именно вы, что частично и стало причиной прекращения сотрудничества с вами. Что будет с этим проектом?

— Что будет, я сказать не могу. Хочется верить, что мы все-таки сможем его реализовать. А насчет отказа — это просто смешно. Если бы это было так, то должны были сохраниться какие-то письма или документы, согласно которым я отказываюсь от реализации этого проекта. Но таких писем ни у кого нет, а значит, это инсинуации.

— Максим Привезенцев заявляет, что причиной его ухода стало несогласие с выбранной вами стратегией развития компании: "Mirax Group начала скупать активы за рубежом по ценам, завышенным в два-три раза, и я заподозрил, что таким образом из компании выводятся деньги..."

— Первое: все решения о покупке того или иного объекта недвижимости принимались на совете директоров компании всеми его участниками. Об этом есть протоколы. Второе: у каждого члена совета директоров было право наложить вето, и тогда никакой сделки бы не было. Третье: если его (Максима Привезенцева.— "Ъ") не устраивало то, что мы покупаем, то он мог уйти раньше, например, до кризиса. Человек ищет себе оправдание. Мы прекратили покупать новые проекты примерно за полгода до кризиса, при этом Максим Привезенцев ушел именно в кризис, в сентябре 2009 года. Почему он не сделал этого на полтора-два года раньше? Логично же. Что касается экономики, по любому проекту я могу предоставить исчерпывающую информацию, зачем и по каким ценам мы их покупали.

— Господин Привезенцев также говорит, что вы задолжали ему денег по совместному бизнесу, управляющей компании "Миракс Сервис". О какой сумме идет речь?

— Если говорить о деятельности "Миракс Сервис", которая занималась управлением домами, то за все время существования — почти восемь лет — ее обороты достигли всего $1,2 млн. Это без учета того, что Mirax Group постоянно предоставляла ей дотации, а компания была убыточной. Фактически же "Миракс Сервис" ничего не заработала. К тому же "Миракс Сервис", конечно, не только из-за Максима Привезенцева, но при его участии потеряла управление жилыми комплексами "Золотые ключи-2" и MIRAX Park.

Владимир Якунин не единственный известный человек, с которым вы последнее время публично конфликтуете. Вы написали достаточно резкое письмо в адрес первого заместителя мэра Москвы Владимира Ресина. Вы столько лет успешно работали со столичным стройкомплексом, какая кошка пробежала между вами и господином Ресиным?

— Я не знаю, у меня нет достоверной информации. Спросите у Владимира Иосифовича. Наверно, возраст, другого объяснения у меня нет.

— Весной Владимир Ресин заявил, что другой ваш спорный проект — "Кутузовская миля" — будет достраиваться уже без вас. Намерены ли вы бороться за эту стройку?

— Если честно, мне вся эта история уже надоела. И я готов уйти из этого проекта, но только в том случае, если получу компенсацию всех понесенных затрат. А это примерно 4 млрд рублей.

— На что были потрачены эти деньги?

— Проект "Кутузовская миля" реализован на 50%, при этом продано в нем всего 33% квартир. Дома-то стоят — они же взялись не из воздуха! И я готов подтвердить все эти затраты до последнего цента.

— Почему же тогда суды планомерно отказывают вам в праве требования 1,9 млрд рублей по всем вашим искам?

— По идее, мы вообще не должны были бы судиться из-за этих денег, так как все доказательства — построенные дома — на нашей стороне. Увы, российская система правосудия далека от идеала и в ней по-прежнему находится место коррупции и непрофессионализму. В этот проект нам в свое время предложил прийти город. "Федеральный центр социального развития" (ЗАО ФЦСР; заказчик проекта.— "Ъ") в течение пяти лет даже не приступала к освоению этого участка, поэтому город и привлек к застройке нашу компанию. Но в случае расторжения инвестиционного контракта городским властям пришлось бы провести инвестиционный конкурс на выбор нового инвестора. Для того чтобы не ввязываться в эту процедуру, было решено сделать нас генеральным инвестором проекта. Мы даже согласились подарить ФЦСР 5% проекта просто так — без вложения хоть одного цента. И мы финансировали эту стройку до середины 2009 года. Потом финансирование временно было приостановлено, а через некоторое время Петр Иванов (гендиректор ФЦСР.— "Ъ") заявил о своих правах на весь проект, которых он никогда не имел и не мог бы получить ни в одной другой стране мира, кроме России. В итоге между нами разгорелся конфликт, который длится до сих пор. А саму ситуацию вокруг "Кутузовской мили" я не могу охарактеризовать иначе, чем рейдерский захват.

— На каком основании господин Иванов пытается получить контроль над проектом?

— А ни на каком! Просто ему так захотелось. Чужой актив всегда привлекательнее, особенно если учесть, что построено квартир у нас больше, чем продано. Если бы было наоборот, то и желания завладеть этим проектом у ФЦСР бы не было. Я убежден, что Петр Иванов обычный аферист, который умудрился к тому же продать 10 тыс. кв. м доли города в проекте, на которую не имел никаких прав, и теперь пытается выкрутиться. Но если он все-таки хочет дальше строить "Кутузовскую милю" — ради бога, но сначала пусть признает все наши затраты и компенсирует их. До этого момента строить "Милю" он не начнет. Поскольку если он зальет хоть один кубометр бетона, то нам будет намного сложнее доказать факт понесенных затрат и вернуть деньги. Зная характер Иванова, я не сомневаюсь, что он попытается убедить всех, что и все остальные дома построил он.

— Можете ли вы сами достроить этот проект?

— Мне нужно десять дней, чтобы выйти на площадку. Еще полтора года назад финансирование на проект готов был предоставить Сбербанк. Я более чем уверен, что и сейчас он не откажется, хотя переговоров по этому поводу мы не вели из-за сложной ситуации на проекте.

— Какую роль в этом проекте играет МСМ-5?

— Кандидатуру МСМ-5 как альтернативного застройщика нам предложил город. И мы подписали с ними контракт на завершение строительства "Кутузовской мили". Я устал от этого проекта и постоянного конфликта, поэтому я готов переуступить его любому инвестору при условии, что верну свои деньги. Но в случае необходимости я также готов его достроить.

Помимо строящихся проектов у вас есть огромных портфель проектов бумажных. Что вы собираетесь делать с ними?

— Помимо обязательств перед дольщиками у нас есть обязательства перед кредиторами по облигациям. Чтобы их погасить в полном объеме, мы будем запускать еще какие-то проекты. Но пока детали я обсуждать не готов.

— Что будет с вашими зарубежными проектами?

— Мы также ведем переговоры с различными партнерами о том, как распорядиться ими. В частности, мы планируем возобновить строительство проекта в Черногории (рекреационный комплекс Astra Montenegro площадью 120 тыс. кв. м; инвестиции $1,5 млрд.— "Ъ"), дождаться восстановления рынка на Украине и запустить киевский проект (комплекс "Миракс-Плаза" площадью 296 тыс. кв. м.— "Ъ"), ведем переговоры с инвесторами по поводу развития проектов в Англии (небоскреба Mirax-Beetham Tower; инвестиции около £500 млн.— "Ъ") и Швейцарии (горнолыжный комплекс площадью 136 тыс. кв. м стоимостью $300 млн.— "Ъ"). Я просто пока не хочу обсуждать эти проекты, поскольку не хочу, чтобы кто-то попытался сорвать нам эти сделки.

— Около года назад вы заявили, что 70% российских предпринимателей сидят на чемоданах. Не думаете ли вы сами собраться и уехать?

— Сначала я дострою дома, расплачусь по всем долгам, а потом подумаю на эту тему.

Интервью взяли Антон Белых и Маргарита Федорова


Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение