Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 26
 Антивоенная присяга

       "Сейчас, в тюремной камере, я ни на минуту, ни на секунду не жалею о сделанном мною выборе. Более того, я все больше уверен в своей правоте с каждым новым днем войны". Это слова из письма заключенного Дмитрия Неверовского, первого и единственного в России призывника, осужденного за публичный отказ воевать в Чечне.

Призывник
       Дмитрий Неверовский жил в городе Обнинске Калужской области. Учился в Обнинском институте атомной энергетики. Как и все его сокурсники, после окончания учебы он мог стать офицером запаса (известно, что многие абитуриенты стремятся попасть в такие вузы). Однако в 1995 году Дмитрий решил уйти с военной кафедры в знак протеста против начавшейся тогда первой войны в Чечне.
       В 1997 году, закончив институт, он подал в военкомат заявление с просьбой о замене военной службы альтернативной гражданской, сославшись на соответствующую норму Конституции. Но, как всегда бывает в подобных случаях, призывная комиссия проигнорировала заявление и вынесла решение о призыве. Неверовский, в свою очередь, подал в районный суд жалобу, что, опять-таки, является традицией у желающих пройти альтернативную службу призывников.
       Суд тянулся два года. Служители Фемиды требовали, чтобы Неверовский доказал, что он имеет убеждения, не позволяющие служить в армии, хотя закон и не обязывает к этому. Но Неверовский с готовностью излагал свою позицию: он не согласен с использованием армии для таких целей, как штурм Верховного Совета в 1993 году и война в Чечне. Суд посчитал доказательства неубедительными и в конце концов отказал ему в удовлетворении жалобы.
       
Подсудимый
       Тем временем началась вторая война в Чечне. Неверовский не только не собирался идти на нее, но и стал призывать к отказу от участия в войне своих сверстников. В этом ему активно помогала его мать, депутат Обнинского городского собрания и руководитель Обнинской региональной правозащитной группы Татьяна Котляр. Она помогала призывникам писать заявления об альтернативной службе в военкомат и жалобы в суд. Возраставшее количество антивоенно настроенной молодежи грозило срывом плана по призыву в Обнинске.
       Городской военком полковник Подгурский решил по этому поводу направить письмо в ФСБ. "Прикрываясь правом гражданина на замену военной службы на альтернативную гражданскую, Котляр Т. М. подстрекает молодых людей к совершению преступления",— писал он. Но письмо не возымело действия.
       Тогда полковник Подгурский обратился к обнинскому прокурору с требованием возбудить против Татьяны Котляр уголовное дело за подстрекательство. И 27 октября 1999 года прокурор завел дело, но не на нее, а на ее сына.
       Интересно, что статья, которую для Неверовского избрал прокурор, называется "Уклонение от военной и альтернативной гражданской службы". Учитывая двухлетнюю тяжбу обвиняемого с военкоматом за эту самую альтернативную гражданскую службу, Неверовский и Котляр были уверены в скором развале дела и воспринимали его лишь как показательную акцию прокуратуры.
       Но не тут-то было. Прокурор Михаил Нарусов в суде потребовал максимально строгого наказания, предусмотренного 328-й статьей,— два года лишения свободы. А председатель Обнинского городского суда Яков Макаровский, который лично вел процесс, удовлетворил это требование и 25 ноября вынес обвинительный приговор.
       Неверовского взяли под стражу и увели в наручниках. Вместо предоставленного судом последнего слова он сделал очередное заявление о своем негативном отношении к войне в Чечне. После чего военком прямо в зале суда вручил повестку товарищу осужденного Ивану Клевакичеву, выступавшему свидетелем.
       "Сегодняшний приговор еще раз доказывает, что мой сын — честный человек,— сказала Татьяна Котляр.— На суде ему достаточно было заявить: 'Я пацифист', чтобы выиграть. Но он не стал этого делать, а сказал правду, что отказывается служить в армии как противник войны в Чечне".
       
Заключенный
       Сейчас 26-летний Дмитрий Неверовский находится в Калужской областной тюрьме — СИЗО 37/01. В камере, рассчитанной на 8 мест, содержится 25 человек. В январе его на 15 суток помещали в карцер за нарушение режима — не убрал руки за спину, когда его вместе с сокамерниками выводили на прогулку. В карцере он объявил сухую голодовку. Мать Дмитрия утверждает, что тюремная администрация просто придирается к ее сыну, а в действительности мстит ему. Дело в том, что в декабре Неверовский направил жалобу на администрацию СИЗО в областной избирком: по закону он имел право голосовать 19 декабря, но в бюллетене за него расписался какой-то другой человек. Избирком, кстати, тогда не выявил нарушений.
       Между тем 20 января Европарламент принял резолюцию по Чечне, в которой призвал российские власти пересмотреть дело Неверовского. "Твердая позиция Европейского парламента является данью уважения к этому активисту движения радикального ненасилия, к его поступку",— заявил депутат Оливье Дюпюи.
       8 февраля Калужский областной суд рассмотрел в кассационной инстанции дело Неверовского. После шестичасового заседания было принято решение отменить приговор. Однако основание было выбрано самое неожиданное. Судьи сослались на нарушение права обвиняемого на защиту ввиду того, что его защитники не имели законченного высшего юридического образования, хотя Уголовно-процессуальный кодекс не содержит никаких ограничений на этот счет. Хотя первоначальный приговор отменили и дело Неверовского должно быть рассмотрено в суде повторно, меру пресечения ему оставили прежней, и он находится в тюрьме до сих пор.
       
ДМИТРИЙ ЛЮКАЙТИС
       
--------------------------------------------------------
       Неверовский два года судился с военкоматом за свое право на альтернативную службу. После этого его посадили за уклонение от призыва
--------------------------------------------------------
       
Из приговора Обнинского городского суда
       "Допрошенный на судебном заседании подсудимый Неверовский вину по предъявленному ему обвинению не признал и показал, что он не желает служить в Вооруженных силах из-за своих убеждений, которые исходят из того, что армия — это продолжение политики, что действия армии в Чечне являются преступными, что если бы ему пришлось выбирать между службой в армии и тюрьмой, то он выбрал бы тюрьму.
       Ссылки подсудимого Неверовского на свои убеждения и на то, что он не уклоняется от призыва, а просто не желает служить в армии, суд считает несостоятельными. Сам Неверовский в судебном заседании показал, что само по себе несение военной службы не вступает в противоречие с его убеждениями.
       Таким образом, каких-либо убеждений, которые бы давали право Неверовскому на замену военной службы на альтернативную гражданскую службу, судом не установлено.
       Суд отмечает то, что Неверовский демонстративно отказался выполнять высший закон нашего государства — ч. 1 ст. 59 Конституции РФ,— где указано, что: 'Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации'".
--------------------------------------------------------
       
Из заключения общественной организации "Независимый экспертно-правовой совет"
       "Несовместимые с военной службой убеждения гражданина устанавливаются в связи с его отношением к военной службе не вообще, а применительно к несению ее в армии конкретного государства — Российской Федерации, в определенный исторический момент.
       Убеждения человека включают в себя отношение не только к идеальным объектам и категориям (добро и зло, война и мир, гуманизм и жестокость, право и насилие), но и к конкретным носителям соответствующих свойств, в частности, к ныне существующим российскому государству и его институтам. Убеждениям патриота, готового сражаться с напавшим на Отчизну агрессором, может противоречить служба под знаменами, которые, по его мнению, запятнаны бессмысленным кровопролитием.
       В силу ч. 3 ст. 29 Конституции, 'никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений'. Бремя доказывания наличия противоречащих несению военной службы убеждений или вероисповедания не может перелагаться на обвиняемого и сторону защиты (ч. 2 ст. 49 Конституции); именно государственный обвинитель обязан бесспорно доказать отсутствие таких убеждений, опровергнуть заявление подсудимого об их наличии; неустраненные в ходе судебного разбирательства сомнения в данном вопросе должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции).
       Ссылка в приговоре суда на 'демонстративность' поведения Д. А. Неверовского, пожелавшего воспользоваться своим конституционным правом на замену военной службы альтернативной гражданской службой, как на основание применения к нему особо строгого наказания, дают основания полагать, что приговор Обнинского городского суда носил не менее 'демонстративный' характер в качестве акта показательного устрашения других лиц, пожелавших отстаивать свои дозволенные Конституцией Российской Федерации антимилитаристские убеждения".
       
Комментарии
Профиль пользователя