Коротко

Новости

Подробно

Действующий прокурор не прошел по игорному делу

Басманный суд отказался арестовать Анатолия Дрока

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Вчера Басманный райсуд Москвы впервые отклонил ходатайство СКР об аресте первого действующего сотрудника прокуратуры Московской области в рамках громкого уголовного дела о крышевании надзорщиками за взятки незаконных игорных заведений. В отличие от других фигурантов дела, прокурор подмосковных Озер Анатолий Дрок сумел доказать, что не мог получать деньги за крышевание казино, так как, наоборот, закрывал подобные заведения. К тому же за подозреваемого коллегу вовремя заступился замгенпрокурора Виктор Гринь, признавший незаконным постановление о возбуждении против него уголовного дела. Правда, сделано это было в такой спешке, что в решение господина Гриня был внесен номер другого дела, но суд тем не менее поддержал позицию надзорного ведомства.


Вчера в 11 часов Анатолий Дрок и его адвокат Сергей Старовойтов были вызваны на очередной допрос в здание СКР в Техническом переулке. Примерно через полчаса следователь Денис Никандров сообщил им, что в отношении прокурора Озер возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере) и что следственный комитет будет ходатайствовать в Басманном суде о его аресте. Поскольку прокурор задержан не был, он с адвокатом решил отправиться в суд на своих автомобилях. Однако сотрудники ФСБ убедили их сесть в свою машину с мигалкой, "чтобы в пробках не стоять".

В суде следователь Никандров сообщил, что арестное ходатайство, как и само дело, завизировал только что назначенный начальником главного следственного управления Александр Щукин, который к тому же сейчас исполняет обязанности отсутствующего главы СКР Александра Бастрыкина. По версии господина Никандрова, прокурор Дрок лично или через посредников с апреля 2010 года по февраль 2011 года получил от одного из организаторов незаконного игорного бизнеса, Марата Мамыева, 3 млн 770 тыс. рублей. В качестве посредников были названы водитель господина Мамыева Алексей Прилепский, который был недавно убит в Подмосковье, а также водитель самого прокурора Руслан Танкиев. Деньги платились якобы за то, чтобы прокурор не принимал никаких мер по закрытию нелегальных игорных заведений как в своих Озерах, так почему-то и в соседнем Ступино. Арестовать же прокурора, который недавно прошел ведомственную проверку и был переутвержден в должности, следствие решило, потому что он может скрыться от него, оказывать давление на свидетелей и даже угрожать их безопасности. Об этом следствию заявил обвиняемый в мошенничестве Мамыев, считающий, что в силах прокурора навредить не только ему самому в СИЗО, но и его семье на воле.

В свою очередь, представитель Генпрокуратуры Олег Радченко потребовал приобщить к материалам рассматриваемого ходатайства постановление замгенпрокурора РФ Виктора Гриня, которым тот признал постановление следствия о возбуждении дела в отношении прокурора Озер необоснованным и незаконным.

Ознакомившись с бумагой, следователь Никандров заявил протест: оказалось, что в резолютивной части постановления господина Гриня был указан не номер уголовного дела прокурора Озер, а совершенно другого. Тем не менее прокурору Радченко удалось убедить суд в том, что это техническая ошибка, а из содержания постановления видно, что в нем речь идет как раз о прокуроре Дроке.

Адвокат Старовойтов обратил внимание суда на то, что давший показания на его клиента арестант Мамыев менял показания и при странных обстоятельствах отказался от своей защиты: "Вначале он отрицал свою вину, а потом неожиданно признал ее, заодно вспомнив о прокурорах". Что касается водителя Танкиева, то с ним, по словам защитника, следствие пыталось разобраться по той же схеме, что и с Маратом Мамыевым: не пустило на допрос его адвоката и подсунуло ему своего. Однако, вернувшись с допроса, водитель Танкиев написал заявление на имя генпрокурора Юрия Чайки, в котором подробно изложил все обстоятельства того, как его принуждали к даче показаний.

Пока стороны по делу совещались, прокурор Дрок рассказал "Ъ", что давать взятки ему было просто не за что. По словам надзорщика, в одной из гостиниц Озер с 2008 года действовал игровой клуб с 26 аппаратами, которым управлял человек Мамыева Юрий Васин. Прокурор четыре раза обращался в местный суд, пытаясь добиться ликвидации заведения, однако клуб неожиданно поддержала местная инспекция ФНС, предоставившая документы о том, что у его хозяев есть лицензия на проведение лотерейного бизнеса, которая действовала до осени 2010 года.

Рассмотрев доводы сторон, суд признал, что в соответствии с решением господина Гриня уголовное преследование прокурора подлежит прекращению, и ходатайство следователя отклонил. Однако, как стало известно "Ъ", СКР не собирается оставлять прокурора Озер в покое. Следователь Никандров планирует в ближайшее время предъявить господину Дроку обвинение, а затем снова обратиться в Басманный суд с ходатайством о его аресте "в связи с вновь открывшимися обстоятельствами". Он попытался вызвать адвоката и его подзащитного уже сегодня для предъявления обвинения в СКР, однако Сергей Старовойтов прямо на следственном уведомлении расписал план своей и господина Дрока работы, из которого следовало, что свободное "окно" у них появится только 14 июня.

На сегодняшний день в рамках громкого дела арестованы три милиционера, а также четыре экс-прокурора: бывший начальник управления прокуратуры Подмосковья Дмитрий Урумов, экс-прокуроры Ногинска, Одинцовского и Серпуховского районов Владимир Глебов, Роман Нищеменко и Олег Базылян. Следователи обвиняют их в получении как минимум 15 млн рублей взяток от организатора игорного бизнеса Ивана Назарова. В розыске находятся бывший заместитель главы Мособлпрокуратуры Александр Игнатенко и экс-прокурор города Клина Эдуард Каплун. На днях, как стало известно "Ъ", следствие прекратило уголовное преследование господина Глебова за взятки, переквалифицировав ему обвинение на служебное злоупотребление. Генпрокуратура собирается обжаловать его арест, так как он был заключен под стражу в рамках прекращенного дела.

Сегодня тот же Басманный суд должен рассмотреть ходатайства СКР об аресте начальника отдела по борьбе с преступлениями в телекоммуникационной среде управления "К" Бюро специальных технических мероприятий МВД России полковника Фарита Темиргалиева и его заместителя подполковника Михаила Куликова (ранее носил фамилию Мехман Аббасов). Высокопоставленные офицеры, как сообщили в СКР, обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере).

По данным следствия, сотрудники управления "К" получили взятки на общую сумму $75 тыс. от тех же Ивана Назарова и Марата Мамыева за покровительство в организации азартных игр на территории Московской области (адвокат господина Мамыева подтвердила, что ее клиент дал показания на офицеров).

По некоторым данным, задержанные помогали обвиняемым в мошенничестве вносить изменения в программы компьютерного обеспечения игровых аппаратов, которые делали их безвыигрышными, а также закрывали глаза на деятельность тех же заведений в интернете. При этом, по показаниям предполагаемых взяткодателей, они требовали по $5 тыс. в месяц с каждого игрового зала.

7 июня господа Темиргалиев и Куликов были задержаны. Причем, Куликова-Аббасова взяли в его роскошном трехэтажном особняке с бассейном и тренажерным залом в Ленинском районе Московской области. И хотя в МВД вчера утверждали, что оба фигуранта громкого дела уже фактически не работали в ведомстве, поскольку не прошли переаттестацию, оказалось, что это далеко не так. Во всяком случае источники "Ъ" в управлении "К" заявили, что аттестацию там еще не проводили.

Вчера следователи побывали и в самом офисе управления "К" на Петровке. "Пока трудно сказать, насколько можно верить обвинениям в адрес задержанных, поскольку факт какой-либо взятки документально подтвержден не был, а все в обвинения в их адрес построены исключительно на показаниях людей, которые уже давно нашли общий язык со следствием и дают те показания, которые от них требуются",— сказал источник "Ъ". При этом полицейские в беседе с "Ъ" отметили, что одним из основных направлений работы отдела Фарита Темиргалиева действительно был контроль за разного рода игровыми автоматами и жалобы на якобы имевшие место злоупотребления с его стороны поступали в полицейское ведомство и ранее. Однако, отметили источники "Ъ", сотрудники господина Темиргалиева почти всегда работали в Москве, а в Подмосковье практически не появлялись. Таким образом, не исключено, что оперативников МВД следствие попытается раскрутить на московское направление этого дела. Как уже сообщал "Ъ", в показаниях различных свидетелей по делу не раз упоминалась фамилия заместителя прокурора Москвы Александра Козлова, который якобы мог иметь отношение к истории с подпольными казино.

Сергей Машкин, Николай Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя