Коротко


Подробно

Танец чистой воды

"Дождь" Анны Терезы де Кеерсмакер

Премьера современная хореография

В Париже в Opera Garnier состоялась премьера балета "Дождь" ("Rain") одного из ключевых современных хореографов XX века Анны Терезы де Кеерсмакер на музыку американского композитора Стива Райха. "Дождь" был поставлен в 2001 году для ее компании Rosas. Балетная труппа "Оперы" стала первой, кому посчастливилось заполучить спектакль знаменитой бельгийки в свой репертуар. Рассказывает МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Переговоры с Анной Терезой де Кеерсмакер велись давно. По информации "Ъ", первоначально руководительница балета Парижской оперы Брижит Лефевр предлагала постановку спектакля, но получила вежливый отказ. Однако и готовые работы именитая хореографиня до последнего времени не доверяла никому, кроме как своей труппе. За без малого 30 лет существования Rosas "Дождь" стал первым спектаклем, перенесенным на чужую сцену.

Этот балет стоит особняком в ее творчестве последних лет. Он придуман на "Музыку для 18 музыкантов" (1976) американского композитора Стива Райха. В начале 80-х именно его минималистские сочинения заставили ученицу брюссельской школы Мориса Бежара Mudra отправиться муштровать хореографическое мастерство в Нью-Йорк, в престижную Tisch School of the Arts. Будучи студенткой, она сочинила спектакль "Фаза. Четыре движения на музыку Стива Райха" (1982), который стал манифестом молодой хореографини, провозгласивший ее базовый принцип: сосуществование на равных танца и музыки. В "Дожде" Кеерсмакер вернулась и к Райху, и к чистому танцу: час десять длится непрерывный поток движений, лишенный какого-либо сюжета и бутафории.

Сцена взята в закрепленное под колосниками кольцо, с карниза которого струятся тонкие нити, символизирующие потоки дождя. Ксилофон, маримбы и фортепиано задают повторяющуюся тему спектакля: каждый удар музыканта по клавишам превращается словно в падающую каплю воды и импульсом отзывается в телах танцовщиков. Вслед за тональностью музыки, которая едва уловимо переходит от прозрачно-легкой к насыщенной и даже мрачной (к духовым и струнным добавляется голос), меняются свет и костюмы. Первоначально десять танцовщиков на сцене (семь женщин и три мужчины) одеты в костюмы пастельных тонов. Но в медитативном течении спектакля незаметно появляются яркие пятна и постепенно сцену заливает насыщенный свет.

За кажущимся хаосом на сцене стоит выверенная архитектура. На полу нарисована изощренная схема и траектория движений танцовщиков, невидимая зрителю. Действие несколько напоминает трансформации калейдоскопа, за тем лишь исключением, что Кеерсмакер полностью отвергает симметрию. Ее рисунок никогда не распадется на равные части. Одна и та же танцевальная связка так хитро повторяется в разном преломлении (например, зеркально или в обратном направлении), что набор движений практически невозможно уловить.

Выбрав "Дождь", на риск пошли обе стороны. Анна Тереза де Кеерсмакер понимала, что отдает свою одну из самых любимых и важных работ классической труппе. Понимала это и мадам Лефевр, но репертуарные амбиции взяли верх. В результате прекрасно воспитанные и старательные тела французских танцовщиков заговорили на языке Кеерсмакер с явным балетным акцентом: на пол они бросались аккуратно, при беге то и дело сбивались на выворотность, а пальцы рук невольно складывались в классическую "козу". Тем не менее упорству Брижит Лефевр и смелости труппы можно только позавидовать: в России Анна Тереза де Кеерсмакер пока на подобные эксперименты не готова, но Москва может рассчитывать на скорые гастроли Rosas.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение