Коротко

Новости

Подробно

"Большая книга" уходит в прошлое

Объявлен шорт-лист номинантов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

премия литература

В Москве назван короткий список номинантов на премию "Большая книга". В нем не оказалось ни рассказов, ни биографий, ни документальной прозы. Рассказывает ЛИЗА БИРГЕР.


Имена финалистов национальной литературной премии "Большая книга" были названы на традиционном литературном обеде. В небольшой список (регламент позволяет включить в него до пятнадцати имен, но эксперты предпочитают держаться минимума в восемь) вошли одни романы. Впервые за историю премии, первым лауреатом которой стала написанная Дмитрием Быковым биография Бориса Пастернака, а последним — книга Павла Басинского о Льве Толстом. В этом году Быков снова в списке — на этот раз с романом о литературной жизни 20-х годов "Остромов, или Ученик чародея". Вошел в число финалистов и Михаил Шишкин со своим "Письмовником" — в первый год премии его роман "Венерин волос" занял третье место. Владимир Сорокин, только недавно получивший премию НОС за повесть "Метель", с "Метелью" же оказался и в коротком списке "Большой книги". Остальные финалисты: Сергей Кузнецов с семейной сагой "Хоровод воды", роман Ольги Славниковой "Легкая голова" и ряд крепких толстожурнальных прозаиков — Юрий Арабов ("Орлеан), Юрий Буйда ("Синяя кровь"), Дмитрий Данилов ("Горизонтальное положение"), Алексей Слаповский ("Большая книга перемен"), Сергей Солоух ("Игра в ящик").

Список мог бы быть и больше — в нем нет ни "Ананасной воды для прекрасной дамы" Виктора Пелевина, ни "Зеленого шатра" Людмилы Улицкой, нет целого ряда молодых прозаиков, о наличии которых в длинном списке так бодро говорилось на его объявлении. Но эксперты ограничились десятью авторами, как минимум три из которых получат премии в конце года. Премии между тем не маленькие: 3 млн руб. за первое место, 1,5 млн руб.— за второе и 1 млн руб.— за третье. Определять победителей будут члены Литературной академии, всего 110 человек, в число которых входят и литераторы, и деятели культуры, и политики, и учителя. Так что голосование получается условно народным, ну, во всяком случае, не внутрицеховым, ну и результаты бывают самые неожиданные, например, повторяющася победа нон-фикшна над фикшном.

В списке этого года, состоящего из строго художественной литературы, выбирать придется не из фикшна и нон-фикшна, а, вернее всего, между именами знакомыми и незнакомыми, новыми. Тем более что генеральная линия большинства романов короткого списка одна — попытка увидеть современность через историю. Оттуда 20-е в романе Дмитрия Быкова и 60-е в романе в письмах Михаила Шишкина, и 70-е в "Игре в ящик" Сергея Солоуха. Юрий Буйда в "Синей крови" пересказывает историю актрисы Валентины Караваевой (в романе — Ида Змойро), Сергей Кузнецов в "Хороводе воды" пишет о героях в разборках со своей семьей и прошлым. И даже Владимир Сорокин в "Метели" отправляет своего героя в путь от пушкинского прошлого до китайского будущего. Это бесконечное выяснение отношений с прошлым и историей в русской литературе похоже на затянувшуюся семейную драму, участвовать в которой изнурительно, а выйти из которой невозможно. Но судя по тому, что многостраничные документальные романы сменили такие легкие и почти счастливые тексты, как шишкинский "Письмовник", у драмы возможен если даже не конец, то переход в другое измерение.

Комментарии
Профиль пользователя