Коротко

Новости

Подробно

Буддистский импрессионизм

Графика Варвары Бубновой в ГТГ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Выставка графика

В Третьяковской галерее на Крымском Валу открылась небольшая ретроспектива графики Варвары Бубновой (1886-1983) из собрания ГТГ и частных коллекций. Рассказывает МАРИЯ СЕМЕНДЯЕВА.


Русско-японская художница, оказавшая колоссальное влияние на развитие в Японии искусства литографии, на родине до сих пор не слишком известна. По убеждениям и образованию она была близка художникам-авангардистам: училась в Императорской академии художеств, состояла в петербургском Союзе молодежи, перевела с французского "Манифест футуристов". Вместе с Гончаровой, Ларионовым, Бурлюком и Филоновым, который был ее однокурсником, она участвовала в выставках, а мужем ее был художник и теоретик Вальдемар Матвейс, основатель Союза молодежи. Муж ее умер в 1914 году, потом началась война, революция, и в 1917 году Варвара Бубнова оказалась уже в Москве на двух работах — в Институте художественной культуры (ИНХУК) и в Историческом музее. Она занимается в музее палеографией и древнерусской иконописью, а в 1922 году вместе с матерью едет в Токио навестить младшую сестру, которая вышла замуж за японца Сюнъити Оно. Вернулась Бубнова только через 36 лет.

Про главные экспонаты выставки, черно-белые литографии Варвары Бубновой, легко сказать, что они японские. Они напоминают японскую живопись тушью суйбоку-га. Но перед нами произведения в совершенно иной технике, отпечатки, сделанные с литографского камня. Варвара Бубнова создала своеобразный синтез традиционного японского и модернистского европейского искусства. Она экспериментирует с монохромным изображением, балансируя на грани — то прибавляя европейской детальности и светотени, то по буддистской традиции оставляя на бумаге лишь зыбкие очертания. Японцы по достоинству оценили свежее вливание модернизма: художница была признана лучшим литографом страны и награждена орденом Драгоценной короны четвертой степени. Одновременно Варвара Бубнова читала лекции по русской истории и литературе, взращивала японских переводчиков Пушкина и иллюстрировала Пушкина и Гоголя.

В СССР художница возвращается в 1958 году вместе с овдовевшей и потерявшей сына сестрой. Они поселяются у своей третьей, старшей, сестры — в Сухуми. Здесь ей уже не удается заниматься литографией, приходится перейти на акварель с пастелью. Сочетая розовое с желтым и зеленое с оранжевым, Бубнова будто все время рисует в сумерках. Она делает пейзажи, натюрморты, много портретов и автопортретов и, конечно же, наслаждается общением с новым поколением, говорящим по-русски. Сохранились воспоминания о том, что дом трех сестер Бубновых стал своеобразным салоном, где любили бывать молодые художники. Бубнова с ее буддистским импрессионизмом была уникальным явлением для советского искусства начала 60-х, во времена зарождавшегося "сурового стиля", полемизировавшего с соцреализмом.

Можно считать, что ей повезло — уехала задолго до "большого террора", вернулась во времена "оттепели". Но за ее безмятежными пейзажами — две мировые войны, революция, переезд в чужую страну, смерть родных. Варвара Бубнова пережила своих сестер и умерла последней, в 1983 году. В живых осталась ее японская родня, в том числе известная художница Йоко Оно, приходящаяся племянницей японскому мужу младшей сестры Бубновой. Варвара Бубнова, соратница Ларионова и Гончаровой, учила маленькую Йоко играть на скрипке. Не будь железного занавеса, она бы, наверное, еще и Леннона научила готовить борщ и читать Пушкина.

Комментарии
Профиль пользователя