Коротко


Подробно

Система санкционирует нормально

Арестованы двое бывших прокуроров

Генпрокуратура вчера признала законным и обоснованным уголовное преследование сразу четырех бывших руководителей прокуратуры Московской области, крышевавших незаконные игорные заведения. Двое из них, экс-начальник 15-го управления Мособлпрокуратуры по надзору за следствием Дмитрий Урумов и бывший прокурор Ногинска Владимир Глебов, были в пятницу арестованы Басманным судом. Двое их коллег, скрывающихся за границей, объявлены в розыск. Теперь СКР может продолжить расследование скандального уголовного дела, невзирая на звания и ведомственную принадлежность будущих фигурантов.


Как стало известно "Ъ", перед заседаниями Басманного суда Генпрокуратура предприняла последнюю попытку если не развалить прокурорское дело, то хотя бы как-то повлиять на результаты его расследования. В СИЗО "Лефортово", где содержатся арестованные за организацию игорного бизнеса Иван Назаров и его подельники Марат Мамыев и Алла Гусева, по сведениям из правоохранительных органов, приехали сотрудники надзорного ведомства и приглашенные ими врачи, которые попробовали добиться освидетельствования заключенных, а также получить анализы их крови и мочи. Напомним, что все трое на днях отказались от своих адвокатов и, по некоторым данным, дали показания о том, что давали взятки областным прокурорам за крышевание их незаконного бизнеса. В надзорном ведомстве посчитали, что заключенным, чтобы их разговорить, могли ввести какие-то психотропные препараты, так называемую сыворотку правды, однако в СИЗО, которое подведомственно ФСБ, проверяющих не пустили, поскольку разрешение на медосвидетельствование подозреваемого может дать только ведущий дело следователь.

Сам же следователь Денис Никандров в это время уже был в Басманном суде, где доказывал необходимость ареста задержанных Дмитрия Урумова и Владимира Глебова. Учитывая, что заседания проходили в разных залах, ему пришлось постоянно переходить из 24-го в 32-й кабинет, чтобы успеть отстоять свою позицию сразу на двух процессах.

Стремительная смена обстановки и действующих лиц — у каждого из прокуроров были "свои" судья, адвокат, гособвинитель и группа поддержки — впрочем, не помешала следователю спокойно выполнять свою работу.

Дело в том, что для путаницы у автора ходатайств просто не было причины — оба этих документа, как выяснилось при их оглашении, были написаны словно под копирку.

В качестве главного аргумента в пользу ареста прокуроров следователь привел довод о том, что оба они подозреваются в тяжком преступлении — получении взяток в особо крупном размере (ч. 4 ст. 290 УК РФ). По версии СКР, господа Урумов и Глебов еще летом 2009 года вступили в преступный сговор с целью получения вознаграждения от организаторов незаконного игорного бизнеса в Подмосковье Ивана Назарова, Марата Мамыева, Аллы Гусевой и других. За прошедшее до ареста коммерсантов в феврале 2011 года время каждый из прокуроров, как полагает СКР, получил примерно по 15 млн руб.— такова была цена их "преступного бездействия" по отношению к игорной империи Назарова, которую правоохранители обязаны были прикрыть.

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ

Убеждая судей в необходимости взятия прокуроров под стражу, господин Никандров утверждал, что в обоих случаях он имеет дело с профессиональными юристами, имеющими приличный стаж работы в Мособлпрокуратуре. Из этого, по его мнению, следовало, что "знакомые с методами ведения следствия и оперативно-разыскной деятельности" и обросшие за годы службы связями в правоохранительной системе прокуроры Урумов и Глебов, будучи на свободе, обязательно найдут способ воспрепятствовать расследованию.

Результаты оперативной разработки подозреваемых, проведенной по поручению следствия сотрудниками 9-го управления ФСБ России, как утверждал Денис Никандров, "дают основания полагать", что господа Урумов и Глебов вынашивали планы и вовсе скрыться от следствия. Именно так, во всяком случае, поступили предполагаемые подельники задержанных — бывший 1-й зампрокурора Мособласти Александр Игнатенко и прокурор подмосковного Клина Эдуард Каплун. Последние двое, как утверждал следователь, узнав о подозрениях в свой адрес, ударились в бега и сейчас объявлены в федеральный розыск. По сведениям "Ъ", господин Каплун сейчас находится у родственников, проживающих в Израиле, а его бывший коллега Игнатенко, характерной приметой которого в правоохранительных органах называют вытатуированную на стопах ног надпись "Они устали", скрывается где-то на Украине.

Оставаясь на воле, прокуроры Урумов и Глебов, как полагал старший следователь по особо важным делам при председателе СКР Никандров, представляют реальную угрозу для тех, от кого они раньше получали взятки. По данным следователя, обвиняемые Назаров, Мамыев и Гусева уже написали ему заявления, в которых утверждали, что опасаются за собственные жизнь и здоровье, а также безопасность своих родственников. Коммерсантам через их адвокатов якобы передали угрозы оставшиеся на свободе прокуроры Игнатенко и Урумов, требуя не давать показаний против них.

Против представителя СКР на этих двух процессах единым фронтом выступили сами подозреваемые, их адвокаты и двое представителей Генпрокуратуры, присутствовавшие в качестве гособвинителей. Дмитрий Урумов, например, пояснил, что воздействовать на своих "подельников" он при всем желании не смог бы, поскольку коммерсанты Назаров, Мамыев и Гусева сидят в СИЗО, а сам он еще в апреле был уволен из прокуратуры и является обычным неработающим гражданином. "Под подозрение я попал еще в марте, однако никакая мера пресечения мне не избиралась, и за это время я мог спокойно сбежать, если бы имел такие намерения",— объяснил господин Урумов. Напомним, что первое дело о получении взяток на Дмитрия Урумова и других прокуроров СКР возбудил 25 марта, но в тот же день постановления следователей были отменены Генпрокуратурой как незаконные и необоснованные. На этот раз в надзорном ведомстве оснований для отмены уголовных дел не нашли.

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ

По словам господина Урумова, после увольнения из прокуратуры он поехал лечить хронический тонзиллит в санаторий в Ставропольском крае, а о своем вызове на допрос узнал только в минувший понедельник — ему позвонил брат и сообщил, что на его имя домой пришла повестка из СКР. После этого господин Урумов якобы сразу перезвонил на мобильник следователю Никандрову, который в марте проводил у него обыск, и они договорились встретиться после майских праздников. 4 мая Дмитрий Урумов, по его словам, прервал лечение и вернулся в Москву. В этот же день вечером ему якобы позвонил сотрудник ФСБ из группы оперативного обеспечения следствия по "игорному" делу и предложил встретиться в кафе для разговора. Господин Урумов согласился, но на этой встрече был задержан.

По мнению защитника господина Урумова и представителя Генпрокуратуры на его процессе, разумной мерой пресечения для бывшего прокурора мог бы стать домашний арест или залог в размере до 3 млн руб., которые готовы собрать родственники.

Ногинский прокурор Владимир Глебов, в отличие от улыбающегося, одетого в спортивном стиле и окруженного толпой родственников коллеги, выглядел скромнее — худой, сутулый, скромно одетый мужчина средних лет производил впечатление тяжелобольного и перепуганного насмерть человека. Сопровождал господина Глебова только один адвокат, однако выступление защитника Магомеда Аминтазаева оказалось не в пример ярким и эмоциональным.

"Перед вами стоит заслуженный и порядочный человек, который отдал органам прокуратуры не только лучшие годы жизни, но и здоровье",— заявил защитник. По его словам, даже сотрудники ФСБ, приезжавшие к Владимиру Глебову с обыском, "обалдели", увидев, что прокурор крупного подмосковного города живет с женой и взрослым сыном в крохотной квартире со смежными комнатами, расположенной в "хрущевке", а выходные проводит на "пятисоточном" садовом участке. "У него даже загранпаспорт изъять не смогли,— рассказал адвокат.— Выяснилось, что его просто нет, поскольку Глебов за всю жизнь ни разу не был за границей".

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ

Особо отметил защитник состояние здоровья своего клиента. По его данным, в 2008 году прокурор Глебов, работавший тогда еще в системе следствия, допрашивал группу инфицированных туберкулезом подозреваемых и заразился этой болезнью сам. На операцию у него не было денег, поэтому пришлось ждать так называемой очереди на операцию по бесплатной квоте, которая подошла в марте. Однако весной прокурору стало уже не до операции — в это время он стал подозреваемым в "игорном" уголовном деле. По словам защитника, его клиент, в отличие от других прокуроров, вообще никуда не выезжал. Получив повестку 5 мая, он тут же выписался из больницы и поехал в Москву на допрос в офис СКР в Техническом переулке, где и был задержан.

Подводя итог, защитник сказал, что просит суд отпустить его клиента под домашний арест или определенный законом минимальный залог в 500 тыс. руб. "Больше семье просто не собрать",— отметил адвокат. Суд тем не менее арестовал обоих экс-прокуроров на два месяца — до 4 июля. Не исключено, что в ближайшее время компанию Дмитрию Урумову и Владимиру Глебову в "Лефортово" могут составить и другие бывшие и действующие прокуроры. Во всяком случае в показаниях свидетелей, которые оглашались ранее в судах, избиравших меру пресечения Ивану Назарову и его сотрудникам, назывался с десяток других надзорщиков и полицейских, получавших от него взятки.

Сергей Машкин


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение