Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Выборы
Номер 049 от 14-12-99
Полоса 016
 Путеводитель по идеальной России

       Месяц назад журнал "Коммерсантъ-Власть" начал публиковать ответы политиков, входящих в первые тройки ведущих избирательных блоков и объединений, на вопросы анкеты под названием "Россия идеальная". Мы спрашивали их о том, каким они видят государственное, экономическое и социальное устройство России. Проще говоря — чего нам ждать, если эти политики победят на выборах?

       На предложение "Власти" откликнулись представители пяти избирательных блоков: "Союза правых сил" (Ирина Хакамада, #3 в списке — #45 от 16 ноября), "Нашего дома — России" (Владимир Рыжков, #2 в списке — #46 от 23 ноября), "Отечества — Всей России" (Юрий Лужков, #2 в списке — #47 от 30 ноября), "Яблока" (Сергей Степашин, #2 в списке — #48 от 7 декабря) и КПРФ (Геннадий Селезнев, #2 в списке — #48 от 7 декабря).
       Конечно, в полной мере программными (то есть соответствующими реальным намерениям блоков) ответы перечисленных политиков считать нельзя. Тем не менее личная позиция людей, входящих в первые тройки ведущих избирательных блоков, достаточно показательна.
Сегодня в последнем предвыборном номере "Власть" анализирует ответы на вопросы "России идеальной".
       
Общая девятка
       Из 33 вопросов "Власти" представители всех пяти блоков приблизительно одинаково ответили на девять.
       Все пятеро считают, что Конституцию надо менять. Все — в большей или меньшей степени — выступают за перераспределение полномочий в пользу правительства и парламента и, соответственно, урезание полномочий президента.
       Все считают, что Россия должна быть федеративным государством, что главы регионов должны избираться, а не назначаться, что России нужно объединяться с Белоруссией ("Власть" приносит извинения Владимиру Рыжкову за досадную ошибку, допущенную при публикации его ответа на этот вопрос: ошибочно был выделен пункт "не нужно", рядом с которым Рыжков написал "необходимо"), что хождение доллара не должно быть запрещено.
       Никто не собирается ограничивать число партий. Трое — Рыжков, Степашин и Селезнев — сказали, что партий может быть сколько угодно, двое — Хакамада и Лужков — хоть и мечтают прийти к двухпартийной системе, но, как говорится, естественным путем.
       Все назвали практически одинаковый курс доллара в конце 2000 года — 30-31 рубль (указать конкретную цифру не смог только Степашин). Все считают, что практика бесплатного получения квартир очередниками должна сохраниться (только Рыжков на этот вопрос не ответил) и что простым гражданам нельзя разрешить приобретать огнестрельное оружие.
Теперь о различиях.
       
Непохожая Хакамада
       Рекордсмен по отличиям — Ирина Хакамада. У нее всего 15 совпадений с Лужковым, по 13 — с Рыжковым и Степашиным и восемь — с Селезневым.
       Только Хакамада не исключает возможности выхода Чечни из состава РФ. Она же считает, что Курилы могут быть отданы Японии, если такое решение будет принято на референдуме. Остальные четверо не отдадут Курилы никому.
       Как уже говорилось, все пятеро выступают за объединение с Белоруссией. Но Лужков, Степашин и Селезнев выступают за конфедеративный союз. Хакамада же считает, что Белоруссия должна войти в состав РФ, ее шесть областей должны стать субъектами федерации.
       Только Хакамада считает, что "мотивом поведения следующего президента и его окружения не должно быть чувство мести". Лужков, Степашин и Селезнев готовы заняться уголовным преследованием политиков и бизнесменов, связанных с сегодняшней властью, "если они нарушали закон" (Рыжков на этот вопрос не ответил).
       Только Хакамада, признавая саму возможность национализации, утверждает, что государство может ее проводить, только выкупив собственность у хозяина по рыночным ценам. Остальные — за исключением неответившего Рыжкова — считают, что, если при проведении приватизации конкретного предприятия были нарушены законы, его нужно возвратить государству (Лужков, впрочем, особо отмечает, что делать это можно только по решению суда).
       Хакамада предлагает и самую низкую максимальную ставку подоходного налога — 12% (Рыжков — 15%, Степашин — 20%, Лужков и Селезнев — по 35%).
       Только Хакамада готова предоставить Борису Ельцину после выборов 2000 года статус почетного члена Совета федерации (Рыжков, Лужков и Степашин готовы дать экс-президенту звание почетного пенсионера, Селезнев — просто пенсионера).
       Только Хакамада считает, что Россия не должна ни продолжать брать деньги в долг у Запада, ни давать деньги своим традиционным заемщикам (на первый вопрос так же — "не должна" — ответил только Лужков, но тут же добавил: "но может").
       
Скупой Селезнев
       Дальше всех по своим позициям отстоящий от Хакамады Геннадий Селезнев больше всего — 18 — совпадений имеет с Лужковым, 16 — со Степашиным и 15 — с Рыжковым.
       Но и у него есть кардинальные отличия от всех остальных. Только Селезнев готов отменить институт президентства в России и превратить ее в парламентскую республику.
       Только он, отметив, что Чечня должна остаться в составе России, тут же пишет, что субъекты федерации должны иметь право выхода из РФ (это один из редких совпадающих ответов Селезнева и Хакамады, все остальные — против такого права).
       Селезнев — единственный, кто предложил сократить число субъектов федерации с 89-и до 45-50-и и "исключить субъекты, которые всегда будут жить лишь за счет федерального бюджета" (куда должны деться исключенные субъекты, Селезнев не уточняет). Другие (как Хакамада и Лужков) если и говорили о возможности изменения числа субъектов федерации, то только в далеком будущем.
       Селезнев оказался и самым большим приверженцем свободы слова. Только он считает, что никакие средства массовой информации закрывать не нужно. Остальные четверо готовы закрыть СМИ экстремистской направленности (Лужков снова отмечает, что сделать это можно только по решению суда).
       Только Селезнев считает, что курс рубля по отношению к доллару должен устанавливаться "на основании распоряжения председателя ЦБ", а не на основании торгов на ММВБ.
       И он же больше всех готов урезать сумму валюты, которую гражданин России должен иметь право вывезти при выезде за рубеж — до "$1000 плюс до $5000 по справке ЦБ" (Лужков выступает за ограничение до $10 000, остальные — против ограничений).
       
Щедрый Лужков
       Юрий Лужков лидирует по количеству совпадений с каждым из оппонентов. И все же у него есть свои особенности.
       Лужков — единственный, кто, отвечая на вопрос о запрещении показа тех или иных материалов по ТВ, отметил не только "сцены насилия и секса" (так же сделали Селезнев и Рыжков), но и "фильмы иностранного производства".
       Лужков называет и самый низкий процент, который должна составлять квартплата от уровня семейного дохода,— "не более 15%" (Хакамада — "30% с дотациями для тех, кто находится за чертой бедности"; Рыжков — 30%; Степашин — "цены на коммунальные услуги должны регулироваться рынком, государство должно стараться обеспечить поддержку малообеспеченным людям"; Селезнев — "30% для всех, 10% для пенсионеров").
       Самый забавный ответ Лужкова — о многострадальной прописке (разрешительной регистрации), которая, несмотря на отмену Конституционным судом, продолжает действовать практически во всех регионах страны. Отметив пункт "должна сохраниться в нынешнем виде", Лужков добавил: "как уведомительная". Хакамада и Степашин выбрали пункт "должна быть реально отменена". Рыжков — тоже, но осторожно добавил: "в будущем". Селезнев однозначно за сохранение нынешнего режима прописки.
       
Безответный Рыжков
       Ответы Владимира Рыжкова совпадают с ответами Лужкова 17 раз и столько же — с ответами Степашина.
       У Рыжкова есть только один ответ, который не совпал с мнением хотя бы одного представителя другого движения. Он считает, что Россия должна быть президентско-парламентской республикой и что при этом в ней должен быть введен пост вице-президента (введение поста вице-президента поддерживает и Лужков, но он, как Хакамада и Степашин,— за президентскую республику).
       Главное же отличие Рыжкова от остальных респондентов "России идеальной" — неполнота его ответов. Отметив, например, необходимость объединения Белоруссии и России, Рыжков не уточнил, на каких условиях.
       Вопросы же об уголовном преследовании олигархов, о пересмотре итогов приватизации, о западных деньгах и финансовой помощи иностранным государствам со стороны России, о зарплатах и стоимости основных товаров, о бесплатной раздаче квартир остались вообще без ответа. Если бы не это, совпадений со Степашиным и Лужковым у Рыжкова было бы гораздо больше.
       
Осторожный Степашин
       Сергею Степашину ближе всего позиция Лужкова — у них 21 совпадение.
       Степашин — единственный, кто четко заявил, что смертная казнь должна быть отменена (Рыжков, Лужков и Селезнев выступили против отмены смертной казни, а Хакамада, отметив пункт "должна быть отменена", сопроводила его дополнением: "за исключением случаев, когда преступление носит особо жестокий характер и вина на 100% доказана отдельным решением". То есть в некоторых случаях все-таки можно убивать).
       Степашина отличает двойственность некоторых ответов. Например, "Итоги приватизации не должны быть пересмотрены (за исключением тех объектов, при приватизации которых было нарушено законодательство)" или "Всеобщая воинская обязанность не должна быть отменена, но может быть отменена только после того, как будет полностью проведен перевод армии на профессиональную основу" (за отмену всеобщей воинской обязанности высказались Хакамада и Лужков; Селезнев и Рыжков считают, что ее нужно сохранить).
       Часты у Степашина и расплывчатые ответы вроде "Оплата труда и социальное обеспечение должны быть на достойном уровне" или "Государство должно стараться обеспечить поддержку малообеспеченным людям". Неопределенные ответы Степашин давал в основном на вопросы, связанные с экономикой.
       Но иногда Степашин, напротив, был более конкретен, чем другие. Он — единственный, кто, отвечая на вопрос о закрытии СМИ, назвал тех, кого следовало бы закрыть: газету "Русский порядок" и Интернет-сайт kavkaz.org.
       
       Как мы уже отмечали, по приведенным ответам нельзя составить полное представление о намерениях претендующих на места в Думе партий и объединений, представители которых откликнулись на вопросы "России идеальной". И все же "Власть" надеется, что хотя бы в некоторых вопросах позиция претендентов стала для наших читателей яснее. Теперь осталось выбрать, за кого проголосовать. Этот выбор — за вами.
       "Власть" не завершает проект "Россия идеальная". Ближе к президентским выборам мы обязательно вернемся к нему, поскольку, по нашему мнению, избиратели должны знать, чего им ждать от кандидатов в президенты.
       
--------------------------------------------------------
       
Шойгу и Жириновский не знают, что делать с Россией
       Начиная проект "Россия идеальная", мы обещали опубликовать "черный список" политиков, не пожелавших заполнить нашу анкету. Выполняем обещание.
       
       Не ответили на вопросы "Власти": Геннадий Зюганов (#1 списка КПРФ); Василий Стародубцев (#3 списка КПРФ); Евгений Примаков (#1 списка ОВР), Владимир Яковлев (#3 списка ОВР); Григорий Явлинский (#1 списка "Яблока"); Владимир Лукин (#3 списка "Яблока"); Виктор Черномырдин (#1 списка НДР); Дмитрий Аяцков (#3 списка НДР); Сергей Кириенко (#1 списка СПС); Борис Немцов (#2 списка СПС).
       Если пять перечисленных блоков (КПРФ, ОВР, "Яблоко", НДР и СПС) все же оказались представлены в журнале другими своими лидерами, то блоки "Единство" (Сергей Шойгу, #1 списка) и "Блок Жириновского" (Владимир Жириновский, #1 списка) не дали вообще никого ответа.
       Причины, которыми эти политики объяснили свое нежелание отвечать, нельзя назвать уважительными. Самые распространенные — "нет времени" и "анкета потерялась". Видимо, у этих политиков просто нет представления, что им делать с Россией, и они хотят лишь занять удобные кресла в Думе или в Кремле. Либо им просто безразлично, насколько осознанно избиратели будут голосовать на выборах.
--------------------------------------------------------
       
Что почем
       Ответы политиков на вопросы анкеты "Россия идеальная" о зарплатах и стоимости основных товаров.
       Сколько должен получать в месяц в конце 2000 года
       
Фамилия Президент депутат Госдумы олигарх учитель пенсионер офицер вооруженных сил
Хакамада гособеспечение $300-400 в зависимости $250-400 и $70-100 младший
плюс от дохода выше плюс офицерский
формирование компании выплаты состав —
персонального негосударст $300-400, в
пенсионного венных случае
фонда пенсионных участия в
фондов военных
конфликтах
$1000-1500,
старший
офицерский
состав —
до $3000
Рыжков не ответил
Лужков 25 000 руб. 7000 руб. сколько от 15 000 1000 руб. 20 000 руб.
($833*) ($233) заработает руб. ($500) ($33) ($667)
Степашин Вопрос не
совсем
корректный.
Оплата труда и
социальное
обеспечение
должны быть на
достойном
уровне
Селезнев 20 000 руб. 10 000 руб. ? от 3000 до от 1000 до от 3000 до
($667) ($333) 5000 руб. 3000 руб. 15 000 руб.
($100-$167) ($33-$100) ($100-$500)
       
       
       Сколько должны стоить:
       
Фамилия батон хлеба литр молока бутылка водки литр бензина "Жигули"
Хакамада 4-6 руб. 12-16 30-45 руб. 8-10 руб. $1500-2000
плюс руб. плюс плюс плюс
инфляция инфляция инфляция инфляция
Рыжков не ответил
Лужков 4 руб. 12 руб. от 20 до 100 8 руб. 100 000 руб.
руб. (в
зависимости
от качества)
Степашин По всем
пунктам —
не больше,
чем сейчас,
с поправкой
на инфляцию
Селезнев 3 руб. 4 руб. от 15 до 50 от 5 до 10 20-120 тыс.
руб. руб. руб.
       
       
       *Здесь и далее в скобках приводится сумма в долларах из расчета 30,5 руб./$.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" №49 от 14.12.1999, стр. 16

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение