Коротко

Новости

Подробно

Полицейские не захотели идти за лошадью

Их оскорбило предложение повторить путь Георгия Кутузова, скончавшегося после встречи с конным патрулем

Коммерсантъ (Самара) от

Палата адвокатов Самарской области рассмотрит ходатайство регионального управления Минюста о лишении статуса адвоката Андрея Соколова, который представляет интересы семьи программиста Георгия Кутузова, ставшего участником нашумевшего инцидента с конным патрулем милиции. Поводом для претензий к господину Соколову послужило его ходатайство о проведении следственного эксперимента, в ходе которого предлагалось пристегнуть к упряжи лошади сотрудников полиции или прокуратуры.


Палата адвокатов Самарской области (ПАСО) назначила на 12 мая рассмотрение жалоб на действия адвоката Андрея Соколова, в ходе которого может решиться вопрос о лишении его статуса адвоката. Господин Соколов, напомним, представляет интересы семьи программиста Георгия Кутузова, который получил увечья после встречи с патрулем конной милиции в марте 2010 года и умер через несколько месяцев. „Ъ“ неоднократно писал об этом. Андрей Соколов вел дело матери программиста Полины Кутузовой о взыскании компенсации морального вреда с УВД Самары, а также представляет ее интересы в расследовании уголовного дела одной из сотрудниц конного патруля Лидии Котовой о превышении должностных полномочий. Юрист ведет дела Кутузовых бесплатно.

Поводом для разбирательства послужило ходатайство Андрея Соколова о назначении следственного эксперимента. Адвокат предложил пристегнуть к полицейской лошади «кого-либо из должностных лиц следственного комитета, прокуратуры или милиции». Так юрист предложил установить «недопустимость» пристегивания конвоируемых к седлу милицейской лошади. Правоохранительные органы, отметим, заявляли неоднократно об отсутствии такого запрета.

В результате в ПАСО обратился и.о. руководителя СУ СКР по ПФО Александр Зеленков, заявивший о «неуважении к сотрудникам правоохранительных органов». В частности, господину Зеленкову не понравилось высказанное в адвокатском ходатайстве предположение о «несформировавшемся самосознании правоохранителей». Неуважительной счел он и саму идею пристегивания к лошади сотрудников правоохранительных органов. Господин Зеленков нашел оскорбительным предположение адвоката о том, что «совершению преступления в отношении Георгия Кутузова» способствовали «разгул коррупции и действия ряда должностных лиц, реализующих функцию государственной власти в РФ, как то чиновники правительства РФ, следственного комитета РФ, прокуратуры РФ и МВД РФ». Александр Зеленков попросил ПАСО «дать оценку действиям адвоката». И.о. начальника управления Минюста по Самарской области Сергей Быстревский и вовсе предложил лишить господина Соколова статуса. Глава регионального минюста заявил, что адвокат якобы нарушил ст. 75 и 181 УПК РФ, предлагая возможно опасный для участников эксперимент. Также господин Быстревский счел, что Андрей Соколов нарушил ст. 8 УПК РФ, «голословно обвинив ряд должностных лиц в коррупционных действиях, а также в действиях, способствующих совершению преступления».

Стоит заметить, что в своем представлении о назначении разбирательства вице-президент ПАСО Андрей Сучков в целом соглашается с доводами представителей Минюста и следственного комитета, однако не делает выводов о том, следует ли наказать адвоката.

Сам Андрей Соколов также затруднился прогнозировать итог. «Бороться буду в любом случае, — заявил он. — Я расцениваю это как давление на сторону защиты». В случае лишения его статуса, господин Соколов пообещал дойти до ЕСПЧ.

Адвокат юридической компании «Налоговик» Сергей Литвиненко соглашается с оценкой господина Соколова. «На практике между такими организациями (адвокатские палаты. — „Ъ“), правоохранительными органами и органами юстиции существует множество неформальных договоренностей: к примеру, о выплатах адвокатам за ведение дел по назначению, когда работу адвоката компенсирует государство. Проценты от этих выплат напрямую мотивируют руководство адвокатских образований к сотрудничеству с органами власти», — говорит господин Литвиненко. «Участие в следственном эксперименте не является унижением, — считает адвокат. — А если правоохранители считают моделирование конкретной ситуации унижением, то они не могут не признать, что господин Кутузов также подвергался унижениям — а на это и рассчитывал юрист. Конечно, не исключено, что руководство адвокатуры по понятным причинам может наказать адвоката. Но объективных юридических оснований для этого нет».

Мария Гуторова


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя