Простота по-американски

США не хотят строить совместную с Россией ПРО

Попытка Кремля убедить США и НАТО вместе создать секторальную систему ЕвроПРО, похоже, провалилась. Заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков заявил "Ъ", что российская сторона не наблюдает готовности партнеров учитывать инициативу президента РФ. Предвидя такой исход, Москва подготовила и передала Вашингтону еще одно предложение — юридически гарантировать, что ЕвроПРО не будет направлена против российских стратегических ядерных сил. Однако и оно наверняка будет отвергнуто.

"Мы не фиксируем готовности натовских партнеров серьезно продвигаться по тому пути, который сформулирован в инициативе президента РФ (предложение создать секторальную систему ПРО в Европе, высказанное Дмитрием Медведевым на прошлогоднем саммите Россия--НАТО в Лиссабоне.— "Ъ")",— признал вчера в беседе с "Ъ" замглавы МИД РФ Сергей Рябков. Это означает, что обсуждение нашумевшей инициативы господина Медведева зашло в тупик, выход из которого не просматривается. Заявление Сергея Рябкова стало первым официальным признанием МИД России того факта, что пять месяцев дискуссий о возможности создания секторальной ПРО ни к чему не привели. Впрочем, по словам замминистра, Москва не снимает свое предложение с переговорного стола, а старается разъяснить партнерам преимущества предложенного ею подхода.

Их, отмечает Сергей Рябков, несколько. Во-первых, сразу же отпадет вопрос о том, может ли использоваться какая-либо часть ЕвроПРО в ущерб интересам одного из партнеров. Во-вторых, РФ и США будут освобождены от необходимости вести споры о том, насколько реальна угроза с того или иного направления. Наконец, по словам дипломата, по-иному будут решаться вопросы с обеспечением цепочек командования. "Сопряжение разных систем, отдельных друг от друга,— что нам предлагают натовские страны,— проблематично, потому что возникают вопросы, в полном ли объеме в таком случае стороны работают с информацией, есть ли паритет в передаче соответствующих данных, кто и на каком уровне должен принимать решения. Это не то же самое, что предлагаем мы, создавая единую общую систему",— отметил господин Рябков.

Так или иначе, но плюсы, на которые указывает Москва, судя по всему, не прельстили страны альянса. Главная причина, по которой НАТО не хочет строить вместе с Москвой систему ПРО,— нежелание полагаться на Россию как страну, не входящую в альянс, в вопросах безопасности его членов.

В этих условиях МИД РФ предложил США согласовать юридически обязывающий документ, который гарантировал бы ненаправленность ЕвроПРО против российских стратегических ядерных сил. Но и эту инициативу вряд ли ожидает успех. "Этот вопрос доведен до американцев,— говорит господин Рябков и тут же признает: — Сложность в том, что администрация (президента США Барака Обамы.— "Ъ") занимает очень жесткую позицию и считает недопустимыми какие-либо ограничения на реализацию своих планов в этой области".

Для Вашингтона вопрос ПРО всегда был крайне чувствительным. К примеру, когда в 1974 году США и СССР подписали дополнительный протокол к Договору об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 года, предписывавший каждой стороне иметь не более одной системы ПРО — либо вокруг столицы, либо вокруг базы межконтинентальных баллистических ракет, американская сторона прикрыла базу Гранд-Форкс. А СССР — Москву. Ни один руководитель США такого себе позволить не мог, поскольку пришлось бы объяснять всей стране, чем Вашингтон важнее Чикаго или Нью-Йорка. Теперь же, после того как десять лет назад США вышли из договора 1972 года, им представилась возможность беспрепятственно прикрыть себя и союзников, создав ЕвроПРО. И лишать себя этой возможности не станет ни одна американская администрация.

О чем в таких условиях вообще могут договариваться Москва и Вашингтон в сфере ПРО, загадка даже для опытных переговорщиков. "Для нас это одна из самых запутанных дипломатических задач,— признал Сергей Рябков.— Каким будет результат, я пока предсказывать не берусь. Мы этим всем плотно занимаемся".

Эксперты позволяют себе гораздо больше свободы в оценках перспектив совместной ПРО и юридического закрепления гарантий в этой сфере. "Максимум, на что можно рассчитывать,— рекомендательная бумага,— считает президент российского ПИР-центра Владимир Орлов.— Совместная декларация может появиться, а юридические гарантии — нет". Перспективы реализации инициативы по секторальной ПРО аналитики также считают призрачными. "Эту идею можно считать фактически официально отвергнутой. В том виде, в каком ее предлагает Россия, в НАТО она понимания и поддержки не нашла,— констатирует член экспертно-консультативного совета ПИР-центра, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский.— Нужна политическая воля. Надо повышать степень взаимного доверия, создавать центры обмена информацией, двигаться поступательно. Наша позиция "хотим все и сразу" слабо реализуема".

Эксперты ПИР-центра вместе с американским фондом Плаушерс на днях направили президентам РФ и США рекомендации по сближению позиций. Советуя лидерам двух стран начинать сотрудничество по ПРО, аналитики отмечают необходимость постепенной интеграции американских и российских систем предупреждения и оценки, а также радаров в едином центре, управляемом НАТО и РФ. Когда это может произойти, никто не уточняет. Впрочем, в МИД РФ говорят, что время есть. "Когда дело дойдет до реализации более продвинутых фаз ПРО (к 2020 году США планируют иметь противоракеты, способные защищать от межконтинентальных баллистических ракет дальностью более 5500 км.— "Ъ"), вопрос встанет ребром. Пока время есть — ближайшие несколько лет",— отмечает Сергей Рябков.

Владимир Соловьев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...