Коротко

Новости

Подробно

Михаил Ходорковский оказался предпринимателем

Верховный суд признал экс-главу ЮКОСа таковым, отменив его трехмесячный арест

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Вчера тройка Верховного суда России признала незаконными сразу три решения московских судов, в соответствии с которыми экс-глава НК ЮКОС Михаил Ходорковский и бывший руководитель МФО МЕНАТЕП Платон Лебедев три месяца находились в СИЗО в 2010 году. Мотивировочную часть решения суда стороны еще не получили. Однако защита считает, что Верховный суд признал Михаила Ходорковского и Платона Лебедева лицами, совершавшими преступления в сфере предпринимательской деятельности. В соответствии с президентскими поправками к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), такие лица должны содержаться под стражей до приговора суда лишь в исключительных случаях. При этом адвокаты назвали решение Верховного суда моральной реабилитацией фигурантов второго дела ЮКОСа, поскольку на свободу они все равно не выйдут.


Уже на подходе к Верховному суду были заметны усиленные меры безопасности — возле здания на Поварской улице дежурило множество полицейских. Само же разбирательство проходило в помещении бывшего подземного бункера на минус четвертом этаже, переоборудованном в зал заседаний. Туда же в просторный "арестантский аквариум" был доставлен под конвоем Михаил Ходорковский. В отличие от Платона Лебедева, он пожелал участвовать в обсуждении адвокатских жалоб лично.

Открылось заседание докладом одного из членов судебной тройки о материалах дела. Из него следовало, что адвокаты Вадим Клювгант и Константин Ривкин, представлявшие соответственно Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, обжалуют незаконные, с их точки зрения, решения московских судов. 16 августа 2010 года Хамовнический райсуд продлил на три месяца, в последний раз перед вынесением приговора, содержание под стражей подсудимым по второму делу ЮКОСа, а впоследствии Мосгорсуд и его президиум признали решение суда первой инстанции законным. 27 декабря Михаил Ходорковский и Платон Лебедев были осуждены на 14-летние сроки.

Адвокаты же считали, что продление ареста подсудимым было незаконным, поскольку принятые весной 2010 года по инициативе президента Дмитрия Медведева поправки к ст. 108 УПК РФ (заключение под стражу) исключали арест в качестве меры пресечения для лиц, обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности. К таковым, считали адвокаты, относились и выдвинутые против их клиентов обвинения по ст. 160 (присвоение или растрата), а также ст. 174 (легализация средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления) Уголовного кодекса (УК) РФ. По мнению защиты, Михаил Ходорковский и Платон Лебедев должны были находиться не в СИЗО со строгим содержанием, а в одной из колоний, отбывая срок, назначенный им еще по первому приговору Мещанского суда. Московские же суды, признавая продление ареста обоснованным, посчитали, что Михаил Ходорковский и Платон Лебедев совершали преступления вне предпринимательства.

Выступая в Верховном суде, господин Ходорковский отметил, что неисполнением требований ст. 108 УПК РФ "создается прецедент неисполнения закона, призванного подорвать важную коррупционную кормушку". Но поскольку "жесткой реакции" на нарушение закона не последовало, заявил Михаил Ходорковский, "в Москве практика арестов по предпринимательским статьям не прекращена, даже несмотря на разъяснения пленума Верховного суда", что "является системным противодействием реформам президента". "Замечу,— добавил он,— речь идет не о разовом неприменении конкретной нормы в конкретном деле, а о системном саботаже реформ, заявленных президентом и поддержанных обществом!"

Прокурор Валерий Лахтин (слева)

Прокурор Валерий Лахтин (слева)

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Подчеркнув, что "на законодательном уровне власть пытается отделить преступление от хозяйственных споров", Михаил Ходорковский отметил, что "правоприменители на местах растягивают УК, будто он резиновый, полностью стирая грань между криминалом и легальным бизнесом". "При этом,— отметил экс-глава ЮКОСа,— за наркотики дают сроки меньше, чем по предпринимательским статьям. И получается, что выгоднее вести наркоторговлю, чем реальный бизнес: сроки дают меньше и отпускают раньше, чем за невозврат кредита".

Сам же арест, считает Михаил Ходорковский, "давно стал в нашей стране средством давления вымогателей и рейдеров, а решение о продлении нам срока содержания под стражей стало для них (судей.— "Ъ") настоящей индульгенцией". "Вы вообще представляете, какое развитие получат эти идеи, если проскочат,— заключил Михаил Ходорковский.— Любая хозяйственная деятельность в России заведомо станет нелегитимной, и единственный выход — взятки, взятки, взятки..."

Его адвокат Вадим Клювгант обратил внимание на то, что президиум Мосгорсуда, отклоняя жалобы защиты на незаконное продление ареста, указал, что адвокаты якобы сами не смогли убедить судей, что их клиенты являлись предпринимателями. "Хотя судья Данилкин (председатель Хамовнического суда Виктор Данилкин.— "Ъ") целых полтора года рассматривал уголовное дело наших подзащитных и прекрасно знал, какие должности они занимали",— сказал Вадим Клювгант. Ему вторил коллега, адвокат Константин Ривкин.

Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский

Фото: Александр Щербак, Коммерсантъ

"Суду прекрасно известно, что Михаил Ходорковский являлся членом совета директоров ОАО НК ЮКОС, а Платон Лебедев был председателем совета директоров НФО МЕНАТЕП и ряда других банков,— заявил он.— Поэтому вызывает недоумение, какие еще доводы требовалось нам привести, чтобы доказать факт занятия нашими подзащитными предпринимательством". При этом адвокат обратил внимание на то, что суд косвенно признал правоту защиты, "указав в качестве квалифицирующего признака при признании их виновными по ст. 160 УК РФ использование ими своего служебного положения".

Представитель Генпрокуратуры РФ Валерий Лахтин, напротив, настаивал на законности решений Хамовнического и Мосгорсуда. А в обосновании сослался на то, что Ходорковский и Лебедев "в ходе своей преступной деятельности" возглавляли и "подставные коммерческие структуры" — компании, занимавшиеся перепродажей нефти.

Посовещавшись с полчаса, тройка Верховного суда отменила как незаконные все три решения городских судов, которыми они были арестованы на период с 17 августа по 17 ноября 2010 года. На заседании была оглашена только резолютивная часть решения, мотивировочную стороны получат через несколько дней. "Суд просто исполнил закон",— сказал "Ъ" представитель Верховного суда Павел Одинцов.

"Я не вижу здесь сенсации,— заявил по завершении заседания адвокат Вадим Клювгант.— Ситуация с неисполнением президентских поправок к ст. 108 УПК РФ была настолько очевидная, дикая и не имеющая практических последствий для участи Ходорковского, что теперь совершенно безболезненно можно продемонстрировать всем, что и в России бывают разумные судебные решения".

Михаил Ходорковский (слева) и Платон Лебедев

Михаил Ходорковский (слева) и Платон Лебедев

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

В том же смысле высказался и другой защитник Ходорковского — Юрий Шмидт, сказавший "Ъ", что, хотя Верховный суд своим решением и признал фигурантов второго дела ЮКОСа предпринимателями, отменив решения об их последнем аресте, это решение сродни моральной реабилитации, поскольку оно ровным счетом ни на что не влияет. По версии господина Шмидта, Верховный суд лишь подстраховался на случай обращения защиты в Европейский суд по правам человека с жалобой на несправедливое судебное разбирательство. А адвокат Ривкин высказал надежду, что Верховный суд проявит такую же принципиальность и при рассмотрении надзорных жалоб адвокатов на сам приговор. Впрочем, жалобы защиты на приговор еще не были рассмотрены в Мосгорсуде. Скорее всего, это произойдет в середине мая.

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя