Коротко

Новости

Подробно

Хрупкость социализма

О ФАРФОРЕ ИГОРЯ КЛИМЕНКОВА

"Дом". Приложение от , стр. 42

ЕКАТЕРИНА ИСТОМИНА


Игорь Клименков родился во Владивостоке, 20 лет прожил в Сиэтле ("поднимал интернет-бизнес"), а сейчас делит время между Москвой и Парижем. В Париже у Клименкова семья и терьер Тоша, а в Москве упорно колосится и расцветает фарфоровый заводик. Это художественная мастерская и фарфоровое производство в одноэтажном домике на улице Талалихина, на Таганке, напротив Покровского монастыря. Заказов много, а мастеров не очень: работают всего 20 человек, но это преданные делу "фарфоровой революции" люди.

Фарфоровый заводик Игорь Клименков завел из любопытства, но не совсем, впрочем, случайно. "Моя жена собирала старый фарфор. Потом к ее хобби подключился и я. Так у нас появилась семейная коллекция",— рассказывает Игорь Клименков. Со временем ему приелся интернет-бизнес и экологически чистый Сиэтл. "Я вдруг понял, резко так, знаете, внезапно понял, что фарфор — это то, чем я хочу по-настоящему заниматься в этой жизни",— продолжает господин Клименков. Он продал свои интернет-активы и перебрался в Москву. "У меня не было амбиций вроде возрождения промысла, сохранения традиций. Мне нравилось просто работать с фарфором. Мне лично нравится вот такое прикладное, такое маленькое, если хотите, искусство",— говорит он.

"Девочка с кошкой"

"Девочка с кошкой"

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ

Игорь Клименков не персонаж из драматических недр искусства, а герой компьютерного бизнеса, и, возможно, именно поэтому он неисправимый оптимист. Не желая возрождать ремесло и традиции, он сделал как раз это. Позади десять лет труда, а на руках собственный заводик с полным циклом производства и уже две фарфоровые марки.

Одна по имени Klimenkoff — это марка коллекционного фарфора с полнокровной ручной росписью, всего под этим лейблом выпускается 248 предметов в год. Вторая — бренд Far4 — предлагает более массовый, бюджетный продукт. С фарфором Klimenkoff в буколическом домике на Таганке работают только опытные мастера. "А над более простым фарфором Far4 трудятся ученики, я ужасно рад, что молодежь к нам приходит работать! Мы всех приглашаем, кто имеет желание общаться с фарфором",— гордится Игорь Клименков. Его радость объяснима еще и тем, что на первых порах создания марок и заводика Клименкову вообще мало кто верил. "Когда я принимал своих будущих сотрудников на работу, они смотрели на меня с легким скепсисом. Мол, посмотрим, что у тебя получится!" — объясняет Игорь Клименков.

Фарфор у него выходит разный. Есть "французские штучки" вроде фарфоровых капустных кочанов, нарезных батонов, чеснока, лука — в духе Кузнецова. Есть парадные ампирные образцы с золочением, с блестящими, словно надушенными портретами русских императоров. Есть "дамский" фарфор — будуарные безделушки вроде статуэток толстеньких шиншилл, фарфоровые влюбленные парочки, вазы, таблетницы, подставки для мелочи. Есть "детский" фарфор, есть расписные елочные игрушки.

Отдельная история — это советский фарфор, который выходит как под дорогим брендом Klimenkoff, так и под демократичным Far4. Фарфоровое наследие советской империи стоит разделить на две части. Первая — предметы в духе легендарного агитационного фарфора. Вторая — советский бытовой фарфор. К последней части относятся и забавные экзерсисы — фарфоровые пакеты из-под молока, отрывные календари из фарфора, посуда с изображением советских лидеров от Ленина и Сталина до Брежнева.

"Советские вещи — скульптуры или посуду — мы делаем по старым фотографиям, которые приносятся нашими сотрудниками из дома. Все это долгая работа. Ведь это не совсем копии, а эскизы. Это воспоминания, это ностальгическое настроение, застывшее в фарфоре",— говорит Игорь Клименков.

"Мы боялись рисовать Хрущева"

Помню, что очень смешно было: однажды мои сотрудники в мастерской на Таганке чуть было не забастовали. Тогда я как раз запустил линию фарфора — тарелки с изображением советских вождей. Тарелки с генеральными секретарями мои сотрудники сначала опасались делать. Русских императоров они никогда не боялись, а вот Хрущева с Брежневым — очень. Видимо, какая-то генетическая память. К советской тематике отношение у всех особое, ведь мы из той эпохи. Нашему самому старому мастеру Виктору Веньяминовичу Викторову 65 лет. Он потомственный мастер фарфора, его отец работал еще в Вербилках, а дед — на заводе Кузнецова.

Впрочем, для меня советские времена — это уже что-то довольно далекое. Уже многое из памяти выветрилось. Но я с чувством отношусь к нашей продукции, сделанной в советской стилистике. Например, к нашему напольному "Гагарину" или же к скульптурам в духе 1970-х годов — к "Девочке с кошкой" или к той, что называется "Квас пьют". Я ведь не типовой бизнесмен. Я просто люблю декоративно-прикладное искусство.

Комментарии
Профиль пользователя