Коротко

Новости

Подробно

Против стрелки

Футуризм вырывается из-под классических циферблатов

"Стиль (мужской)". Приложение от , стр. 44

Алексей Кутковой


Они стремятся поразить наше воображение новыми механизмами, хитроумными конструкциями и невиданными ранее функциональными возможностями. Даже тогда, когда они решают закамуфлировать свои поиски нового под изящную наружность "как будто классических" часов.

И это не то, что можно было бы назвать технической мимикрией, скорее, они говорят нам: "Смотрите, как мы можем быть в своей экстравагантной взрывной изобретательности внешне спокойными и традиционалистски настроенными!" Особенно изящно это сделал Жан-Марк Видеррехт в часах Arceau Le Temps Suspendu, выполненных в сотрудничестве с Hermes. Если в предыдущих своих работах, тех, что стоит назвать "громко прозвучавшими", "Опусе  9" фирмы Harry Winston или часах Pont des Amoureux фирмы Van Cleef & Arpels, Видеррехт был подчеркнуто оригинален, то придуманные им часы для Hermes внешне никак не отличаются от самых обычных моделей с секторным указателем даты. Даже кнопка, что на корпусе справа, не вызывает наших подозрений: должна же быть кнопка для коррекции указателя даты! Он действительно очень хорошо спрятал этот сюрприз — нажимаешь кнопку, часовая и минутная стрелки поднимаются к метке "12 часов" и там остаются, а стрелка указателя даты прячется. Надоело? Нажимаем на кнопку еще раз, и все стрелки как по команде возвращаются на свои рабочие места. Он действительно очень хорошо все продумал: эта прячущаяся стрелка указателя даты тем самым играет роль индикатора доверия — если ее нет, тому, что показывают часы, мы не верим (мы вне времени), если она есть, значит, мы уже вернулись в реальность.

Hublot Masterpiece "MP-02 Key of Time"

Hublot Masterpiece "MP-02 Key of Time"

Не менее изобретателен Доминик Луазо, часовщик, создавший механизм центрального турбийона для Omega и "1735" для Blancpain (и это самый краткий список его достижений). Шесть лет он работал над своими часами 1f4 (это не просто случайно набранная последовательность символов, именно так называются его часы — 1f4). Большой и малый бой, турбийон, минутный репетир, вечный календарь, сплит-хронограф, указатель времени второго часового пояса... Назвать эти часы сверхсложными (Supercomplication) было бы мало. Несколько нетривиальных изобретений выводят их за рамки этой наиболее престижной в часовом деле категории. Остановимся на одном из них. Дело в том, что механизм этих часов дважды автоматический (и это не то же самое, что дважды Герой Советского Союза). Своя система автоматического завода есть у механизма боя и у механизма, осуществляющего все остальные функции. Но где эти два ротора системы автоматического завода? Посмотрите на фотографии — их не видно. Под циферблатами? Нет. Они смотрят на нас бриллиантом на ободке на лицевой стороне и сапфиром на ободке на оборотной стороне. Эти ободки и есть те роторы, что мы потеряли. Они настолько точно обработаны и прецизионно установлены, что, если бы не выдающий их драгоценный камень, на глаз их движение было бы незаметным.

Еще одно "дело о роторе" сотворили умельцы из компании Blancpain в новых часах L-evolution Tourbillon Large Date Ref. 8822. Автору изобретения — Марко Роша из фабрики механизмов Frederic Piguet — пришла в голову идея расположить указатель запаса хода на вращающемся роторе системы автоматического завода. В самом деле, есть циферблат, где не всегда хочется видеть лишние стрелки, и есть пустующая оборотная сторона часов, где есть только ротор... Пусть он работает, и не только на завод механизма. И опять довольно сложная колесная система, позволяющая этой штуке работать, скромно спрятана под тем ротором.

Harry Winston. Opus Eleven by Denis Giguet

Harry Winston. Opus Eleven by Denis Giguet

В Breguet также спрятали под красивой наружностью часов Classique Hora Mundi Ref. 5717 весьма сложную конструкцию, позволяющую переключать индикацию времени между двумя часовыми поясами. Внешне все выглядит очень просто: нажал кнопку, что рядом с меткой "8 часов", и все указатели (текущее время, дата, "день / ночь", "город") переключились с одного часового пояса на другой. Здесь тоже, как и в часах L-evolution Tourbillon Large Date, не обошлось без использования пары планетарных колесных передач, но, видимо, будущее высокого часового искусства без них уже немыслимо.

Все ли часовщики прячут свою креативную энергию под классическими "одеждами"? Конечно, нет. Как можно скрыть запрограммированный микромеханическими средствами азарт казино? (Даже прокурорским это не удается.) Кристоф Кляре в своих часах 21 Blackjack все выставляет напоказ: на циферблате восемь окошек для игры блек-джек, ротор системы автоматического завода на оборотной стороне — рулетка, в окошке рядом с заводной головкой — игральные кости. Настоящие игровые часы — Кристоф Кляре продумал возможность того, что, играя, хозяин часов может нажимать кнопки в любом, пусть даже совершенно не соответствующем логике порядке.

Жан-Клод Бивер, глава Hublot, предлагает сыграть в иную игру — в прятки со временем. Всего-то что нужно — это его новые часы MP-02 Key of Time. Вторая головка, что установлена слева, управляет, конечно, не течением времени (тогда бы имя Бивера было не Бивер), но его исчислением. Повернул управляющую временем головку — стрелки замедлились вчетверо (подсказка — зеленый индикатор у метки "1/4 speed"), еще повернул — ускорилось вчетверо, последний раз повернул — вернулось к нормальному исчислению времени, и стрелки тоже вернулись на московское время. Наверное, это самый безопасный способ играть со временем.

Christophe Claret Blackjack

Christophe Claret Blackjack

А Дени Жиге, напротив, предлагает представить, что время — это головоломка, снова и снова складывающаяся в новую картинку. Этой игре посвящены новые часы Opus Eleven фирмы Harry Winston, и как будто составленный из трех цилиндров корпус только подчеркивает нетривиальный характер установленного в него механизма. Похоже, в Harry Winston уже подошли к пределу того, насколько сложными можно сделать часы, показывающие простейшие для часового дела вещи — часы и минуты.

В TAG Heuer со временем не шутят. Президент TAG Heuer Жан-Кристоф Бабен показал, что он очень серьезно настроен испытать пределы механического искусства измерения времени. После пяти лет, потраченных на запуск в серийное производство инновационного часового механизма часов Monaco V4, выполненного на ременной передаче, он мог бы поставить галочку в череде исторических достижений знаменитой часовой марки и оставить эту тему. Нет. В этом году вышла новая ограниченная серия 60 экземплярами Monaco V4 с отделанным в черных тонах механизмом и корпусом из розового золота и сверхтвердого нитрида кремния. Практически та же история с часами Calibre 360 Chronograph — первым наручным хронографом, способным измерять промежутки времени с шагом в одну сотую секунды. Казалось бы, это и так превыше того, что может себе позволить традиционное часовое искусство. Жан-Кристоф Бабен замахнулся на большее. На значительно большее. Через пять лет после выпуска Calibre 360 он поднял планку вдесятеро выше — до одной тысячной секунды. Разумеется, можно сказать, что немыслимо хоть как-то на практике человеку воспользоваться возможностью измерения тысячных долей секунды. Но разве не такие "сносящие крышу" эксперименты показывают нам, что не нужно чего-то особенного для того, чтобы мечтать, видеть за пеленой привычного будущее, думать о Вселенной, всего лишь рассматривая замысловатое переплетение колес часового механизма?

Комментарии
Профиль пользователя