Коротко

Новости

Подробно

Глубина глубинки

Российские театры на столичной "Маске"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Фестиваль театр

В Москве подходит к концу фестиваль "Золотая маска". Как обычно, московские (да и петербургские тоже) номинанты новостями не являются, поэтому взоры столичной театральной общественности оказываются обращены к театрам из других городов. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


Раз в году — во время фестиваля "Золотая маска" — московские зрители имеют шанс увидеть, чем и как живет театральная провинция. Давно известно следующее: без театров из российских регионов "Маски" быть не может, потому что премия всероссийская и Союз театральных деятелей, ее некогда учредивший,— организация тоже всероссийская, так что негласная квота на провинциальные театры кем-нибудь да будет заполнена. В то же время не является секретом, что составить реальную конкуренцию столичным спектаклям и вмешаться в спор за награды за всю историю "Золотой маски" удавалось лишь считаным провинциальным театрам.

Можно по-разному анализировать провинциальное представительство на главной театральной премии страны. Один из интересных критериев успеха — чьими руками делается прошедший отборочное сито спектакль, столичными или местными. Сегодня в России есть всего несколько творческих лидеров, так сказать, "федерального значения", которые укоренены в провинции. Большинство являются многократными номинантами "Маски", участвуют они и в нынешнем фестивале: Михаил Бычков, много лет руководящий своим детищем, Воронежским камерным театром (спектакль "Электра и Орест"), Николай Коляда ("Фронтовичка" екатеринбургского "Коляда-театра"), Евгений Марчелли, работавший в Тильзите, Омске и Калининграде, а недавно возглавивший театр имени Волкова в Ярославле (ярославская "Екатерина Ивановна" в постановке Марчелли единолично представляет провинцию в номинации "Большая форма"). Хоть и во внеконкурсной, а не в главной программе — впрочем, в этом году мало кто понимает разницу между ними,— но все-таки представлен Олег Рыбкин, который за последние несколько лет вывел в число значимых театров Красноярскую драму. Наверное, можно назвать еще пару-тройку имен, но список все равно весьма ограничен.

С другой стороны, успех театрам часто приносят и гости из столиц. Достаточно вспомнить, что оба провинциальных спектакля, получавших за последние десять лет "Золотую маску" в главных номинациях, были сделаны "гастролерами": "Грозу" в Магнитогорском драмтеатре поставил петербуржец Лев Эренбург, а "Двойное непостоянство" для новосибирского театра "Глобус" придумал москвич Дмитрий Черняков. Для успешного "Глобуса" ставка на приглашенную столичную режиссуру вообще является долгосрочной стратегией — на сей раз "сработало" приглашение молодого режиссера Олега Юмова. Ученик Сергея Женовача поставил в Новосибирске "Возвращение" по Андрею Платонову — сосредоточенно, вдумчиво и сдержанно, будто вдохновившись платоновской же "Потуданью" Женовача, недавнего лауреата "Золотой маски".

Молодые режиссеры из столиц принесли успех и в театры, которые вообще никогда прежде не участвовали в фестивале. Справедливости ради надо сказать, что Марат Гацалов поставил "Экспонаты" Вячеслава Дурненкова в Прокопьевском драматическом театре в статусе главного режиссера, но не думаю, что отъезд одного из самых многообещающих режиссеров поколения 30-летних в Кузбасс — стратегия жизни. Скорее, самопроверка и охота к приключениям. Его пытливость и любопытство видны в спектакле: современная комедия "Экспонаты" разворачивается у Марата Гацалова в своеобразном музее провинциального быта. Перед началом зрители должны надеть войлочные тапочки и пройти к своим местам через сцену с экспонатами — старыми телевизорами, посудой, магнитофонами, мебелью. Героям остроумной пьесы Дурненкова предложено стать экспонатами этакого русского провинциального Диснейленда, но и сами прокопьевские актеры на сцене московского Центра Мейерхольда смотрелись своеобразными "экспонатами" из другой реальности: такой неподдельной органики при изображении простонародья из русской глуши ни одной московской труппе и не снилось.

Немало неожиданных и запоминающихся частностей встретилось и в любопытном "Отелло" Канского драмтеатра из небольшого города в Красноярском крае (тот самый город, где проходит небезызвестный Канский кинофестиваль). Он выступал тоже во внеконкурсной программе — и на вопрос, где проходит граница между конкурсными и внеконкурсными спектаклями, пусть опять же отвечают сами эксперты. Важно, впрочем, даже не это, а то, что выпускник петербургской театральной академии режиссер Роман Феодори-Ильин в Канске был "одноразовым" режиссером. Попробовал он было осесть в Барнаульской драме, но в конце нынешнего сезона уходит и оттуда, так что если и будет возвращаться в провинцию, то лишь гостем. В общем, успех приезжих театров на "Маске" обманчив: количество тех, кто готов развивать и выращивать театры в провинции, сделав это делом своей жизни, не растет.

Комментарии
Профиль пользователя