Коротко

Новости

Подробно

Советский космос

О "Луноходе" Константина Чайкина

"Стиль (мужской)". Приложение от , стр. 41

Алексей Кутковой


Иногда лучших среди нас осеняют идеи. Изобрести всемирный язык, придумать метод проникновения в глубину космоса, научиться делать деревянные часы...

Дело было в начале 2004 года. Пришло электронное письмо от незнакомого мне тогда питерского мастера, который напоминал, что в одном из своих обзоров я высказал предположение, что, может быть, появится когда-нибудь и российский турбийон. Он написал, что решил сделать турбийон и сделал его, и эта история показалась мне более занимательной, чем сказка о Золушке.

Для того чтобы из советских настольных часов "Весна" Пензенского часового завода "родился" первый российский турбийон, Константину Чайкину пришлось потратить немало времени и средств. Это только в не вполне грамотно написанных пиаровских текстах часовщики кропотливо делают все вручную. Да, многое они делают вручную, но, как правило, на станках. В этом и состоит особенность традиционного часового дела — множество операций требуют наличия специфических станков и приспособлений. Пять месяцев, потраченных Чайкиным на доводку до ума "первенца", позволили ему не только насладиться видом вращающейся каретки собственного турбийона — это удовольствие мало кому доступно,— но и понять, что это такое — самому делать часы.

Константин Чайкин "Луноход"

Константин Чайкин "Луноход"

Продолжение было и ожидаемым и неожиданным. Ожидаемым — потому что логично было предположить, что российский часовщик постарается найти какой-то особенный путь в часовом деле (суверенная демократия, но по-другому). Неожиданным — потому что Чайкину удалось изобрести уникальный "вечный" указатель даты наступления православной Пасхи. По его утверждению, это наиболее сложная часовая конструкция в мире, предназначенная для указателя с единственной стрелкой... Не буду утверждать, так это или не так, не проверял, чем патековский указатель католической Пасхи проще чайкинского, но его конструкция действительно очень сложна.

И вот — новый проект с говорящим названием "Луноход", который был представлен Чайкиным в конце марта этого года на выставке BaselWorld. Слово "луноход" на сленге российских часовых мастеров обозначает часы с указателем фазы Луны, и Чайкин обыграл эту тему, привязав часы также и к "советскому лунному трактору" (вспоминаем Высоцкого). Объемный указатель фазы Луны находится в центре корпуса под сапфировым "куполом", особенностью его конструкции является то, что, как и настоящая Луна, которая все время обращена одной стороной в направлении Земли, изготовленная из булатной стали 12-миллиметровая половинка шара указателя зафиксирована, а тень — черненая полусфера — вращается вокруг нее. Текущее время указывается на полукруглой шкале, охватывающей "Луну" (часы: до полуночи — солнышком, после полуночи — полумесяцем), и на маленьком циферблате внизу (минуты). Корпус — также булатный, хотя Константин планирует выпустить серию часов с корпусами из других металлов.

Чайкин — не только тот человек, который делает себя сам, но и человек, который предпочитает делать все сам. Это его сильная сторона, но в этом была и его слабость. Наконец-то он перестает быть мастером на все руки — дизайн "Лунохода" был сделан питерским специалистом Викентием Грязновым, и положительные стороны этого сотрудничества должны быть очевидны каждому, кто помнит предыдущие работы Чайкина и держал в руках первый прототип "Лунохода".

Предпочитаю и вправду быть независимым

Я сделал часы и назвал их "Луноход", чтобы напомнить о том, на какие технические подвиги мы были когда-то способны. Жаль, что сейчас все это подзабылось. Мне приходится рассказывать людям о том, как это когда-то было. Как летали космические станции, как высаживались роботы. Помнят только высадку американцев, помнят Гагарина, все остальное забылось, как будто бы было при Колумбе.

Я работаю в Петербурге, и дело поставлено так, что я могу ни от кого постороннего не зависеть. Все, что мне надо, у меня есть. Поэтому я не слушаю пока что уговоров перебраться в Швейцарию. Здесь все прекрасно устроено для таких, как я, часовых инженеров. Только работай, придумывай. И все, что ты придумаешь, здесь смогут сделать. Но мне не хочется бросать свой город. Не знаю почему, но не хочется.

Вроде бы уже приняли в Академию независимых часовщиков, и на Базельском салоне я уже не первый год, вместе с другими мастерами AHCI (Academie Horlogere des Createurs Independants), но я предпочитаю и вправду быть независимым. Мне кажется, главное в том, чтобы тебе было интересно работать, и какая разница — будет ли это в Женеве или у тебя дома. Дома даже лучше!

Комментарии
Профиль пользователя