Коротко

Новости

Подробно

Рынок сложных решений

"Finance". Приложение от

В феврале 2011 года продажи автомобилей выросли на 80% по отношению к аналогичному периоду 2010 года. Производители и дилеры надеются, что таким образом начал реализовываться отложенный спрос, поскольку в кризис многие автовладельцы изменили свои планы, сместив срок смены авто на год-два. Это позволяет прогнозировать дальнейшее оживление на рынке автокредитования. Но всплеск интереса потребителей чреват и тем, что специальные программы с наиболее привлекательными условиями, разработанные для кризисного и посткризисного периода, могут быть свернуты, что несколько снизит темп роста рынка.


На очередной «Консилиумъ» журнала Finance «Авторынок: стимулирование рублем», посвященный анализу эффективности антикризисных программ, реализованных на автомобильном рынке, собрались первый заместитель министра промышленности и инноваций Нижегородской области Игорь Сазонов, начальник управления маркетинговой аналитики дивизиона «Легкие коммерческие и легковые автомобили» группы ГАЗ Анастасия Красильникова, заместитель председателя правления Волго­Вятского банка Сбербанка России Тимофей Письмеров, начальник отдела автокредитования нижегородского РОО ВТБ 24 Вадим Меженин, заместитель директора региональной дирекции банка «Сосьете Женераль Восток» (BSGV) в Нижнем Новгороде Андрей Малышев, заместитель директора нижегородского филиала МДМ­банка Елена Захарова, директор кредитно­кассового офиса СМП­банка в Нижнем Новгороде Алексей Юдин, заместитель директора — начальник управления розничных продаж нижегородского филиала ОТП­банка Денис Речицкий, руководитель отдела автокредитования КБ «Ренессанс­Капитал» в Нижнем Новгороде Светлана Власова, коммерческий директор компании «Ауди Центр Нижний Новгород» Анджей Таубергер, генеральный директор ООО «ТД Соллерс НН» Максим Гуткин, директор компании «Джейкар» Наталья Орлова, директор компании «Автомобили Баварии» Дмитрий Седов. Вели встречу генеральный директор ЗАО «„Коммерсантъ“ в Нижнем Новгороде» Андрей Кияшко и редактор журнала Finance Наталья Мельченко.

Андрей Кияшко. Кризис изменил ситуацию на автомобильном рыке. Население перестало тратить деньги на товары длительного потребления, и государству пришлось вмешиваться, чтобы оживить автомобильный рынок. Мы собрались, чтобы понять, как производителям и дилерам помогли программы поддержки, внедренные в разгар кризиса государством, и собственные наработки, а также, по возможности, оценить эффективность реализованных в кризис мер.

Игорь Сазонов. В 2009 году падение объемов производства в промышленности в среднем составило около 70%. И мы все прекрасно понимали, что это критический уровень. При этом необходимо было учитывать специфику Нижегородской области: автомобильная отрасль у нас является приоритетной, поскольку в регионе работают более 100 предприятий автомобильного сектора с общей численностью сотрудников около 500 тыс. человек. Оставить отрасль без поддержки мы не могли.

В итоге государство реализовало целый комплекс антикризисных мер. Были предприняты шаги, направленные на защиту внутреннего рынка при помощи тарифно­таможенного регулирования, запущены программы по субсидированию процентной ставки. Наконец была разработана и внедрена программа стимулирования спроса автомобилей отечественного производства, или так называемая программа утилизации. Мы обратились к зарубежному опыту и позаимствовали идею премий за отправленные в переработку старые автомобили в виде скидки при покупке новых. Европейцы уже ощутили эффективность подобных мер — везде, где такие программы были запущены, была зафиксирована положительная динамика продаж. В Нижегородской области региональную программу утилизации мы запустили даже раньше федеральной — летом 2009 года. Первое время она не пользовалась популярностью: за четыре месяца программой воспользовались всего 120 человек. В 2010 году документ был откорректирован, мы увеличили размер выплат до 100 тыс. руб. И уже весной мы ощутили эффект: в апреле благодаря программе было продано более 1,3 тыс. автомобилей марки ГАЗ. В течение года мы еще несколько раз изменяли условия программы. В итоге наша программа стала гораздо привлекательней федеральной. Общий объем средств, которые мы направили на реализацию программы утилизации в 2010 году, составил 292 млн руб.

Тимофей Письмеров. Хочу еще раз подчеркнуть, что антикризисные меры государственной поддержки внедрялись именно в комплексе. Прежде всего государство в 2008 году помогало предприятиям договариваться с поставщиками и банками. Мы выступили организатором синдиката банков в рамках реструктуризации задолженности и провели беспрецедентный синдицированный кредит для группы ГАЗ на сумму 38 млрд руб. Потом государство стало выкупать у автопроизводителей их продукцию. А следом запустило программу льготного кредитования и утилизацию автомобилей, параллельно заставляя предприятия четко выплачивать зарплату, чтобы люди были уверены в завтрашнем дне. По нашим оценкам, от 30% до 50% кредитов брались с помощью программ господдержки. На всех этапах государство инвестировало в развитие рынка колоссальные средства. В результате — четкая положительная динамика. Государство сумело переломить негативные тенденции на авторынке, мы начали вылезать из кризисной ямы, и сейчас можно говорить о том, что к 2013 году, возможно, вернемся на докризисный уровень продаж.

Анастасия Красильникова. Мы как производители хотели бы поблагодарить министерство промышленности и инноваций Нижегородской области за ту поддержку, которую оно нам оказало в кризис. Поддержка нам действительно была нужна, в результате мы смогли расшевелить рынок и подняться со дна, на котором оказались наши продажи в 2008 году.

Елена Захарова. Если в целом оценить эффективность госпрограмм, то их вклад оказался очень значительным. Уже весной 2009 года, когда была запущена программа субсидирования кредитов, на рынке произошел сдвиг, банки начали снижать требования по предоставлению кредитов, и автокредитование начало потихоньку восстанавливаться. Хотя все равно доля машин, проданных в кредит в 2009 году, составила всего 17%, тогда как в 2008 году этот показатель достигал 56%. Давайте теперь посмотрим, как отреагировал рынок на программу утилизации, запущенную в марте 2010 года. После очень слабых продаж в начале 2010 года очередной толчок рынку дает именно программа утилизации — сначала в сегменте отечественных автомобилей, а затем во всем среднем ценовом сегменте. В итоге в 2010 году доля проданных в кредит автомобилей составила уже 39%. Это серьезный показатель, свидетельствующий о том, что рынок ожил.

Андрей Кияшко. Но ведь мы с вами прекрасно понимаем, что мало подсчитать количество проданных в период господдержки автомобилей, нужно еще и оценить эффект в будущем. Американцы такой эффект оценили: по подсчетам экспертов, в период действия госпрограмм в США были куплены примерно 340–380 тыс. «лишних» автомобилей, то есть половина всех авто, приобретенных в рамках программы, как раз и составила дополнительный, стимулированный спрос. Но, как и предполагали изначально некоторые скептики, на самом деле спрос этот был просто позаимствован из будущего: уже к марту 2010 года, когда программа перестала работать, совокупное число приобретенных автомобилей вышло на уровень, на каком оно было бы и без программы. Иначе говоря, все те автомобили, которые американцы купили при поддержке программы в июле­августе 2009 года, они и так бы приобрели не позднее июня следующего года. Выявились, правда, некоторые признаки того, что программа могла притормозить рост безработицы в городах, где сосредоточены автомобильные предприятия.

Елена Захарова. Кстати, основной причиной отрицательной динамики продаж в 2010 году в Евросоюзе как раз и считается сворачивание программы утилизации.

Максим Гуткин. Хочу подчеркнуть, что, на мой взгляд, программа утилизации — это первая программа, которая реально работала. И работала очень хорошо. 70% автомобилей Fiat мы продали именно по программе утилизации. Если программа сейчас работать не будет, наши продажи упадут минимум вдвое.

Игорь Сазонов. Программа утилизации будет действовать до конца этого года. В этом году мы направим на ее реализацию из областного бюджета 240 млн руб. и рассчитываем, что в рамках программы будут проданы 4 тыс. автомобилей. На сегодняшний день реализовано порядка 347 автомобилей.

Сейчас Минпромторг разрабатывает концепцию закона, в рамках которого утилизация автомобилей в Российской Федерации будет действовать не периодически, а постоянно. Однако в аналогичных программах иностранного производства за утилизацию платит производитель. Если мы будем придерживаться этого сценария, то неизбежен рост цен на автомобили — производитель будет компенсировать затраты по утилизации. Пока непонятно, какого сценария развития событий будут придерживаться разработчики, однако существует предположение, что программу Минпромторг намерен внедрять и запускать в 2012 году.

Но нужно понимать, что господдержка, о которой за последние два с половиной года все привыкли запросто рассуждать, — это сложный процесс для бюджета. Сейчас ситуация в отрасли стабилизировалась. Все знают, как напряженно верстался бюджет этого года. При этом остаются отрасли, остро нуждающиеся в государственной поддержке, — и по программам техперевооружения, и по экспорту. По этим программам необходимо увеличивать финансирование. Поэтому мы рассчитываем, что доля госпрограмм будет постепенно снижаться и участники рынка начнут активно развивать собственные программы по стимулированию спроса населения.

Андрей Кияшко. В период кризиса на рынке одновременно действовали две программы господдержки: льготные кредиты и утилизация. Правильно ли я понял, что они по­разному оказывали эффект на рынок?

Максим Гуткин. На мой взгляд, программа льготного кредитования не имела должного эффекта. Потому что для меня до сих пор остается загадкой, кто на данный момент, по мнению банка, является хорошим заемщиком. В течение 2010 года, вплоть до осени, процент отказов по кредитам был очень высок.

Игорь Сазонов. Программы действительно по­разному оказывали эффект на рынок. Но программа утилизации снизила интерес к программам субсидирования процентной ставки по кредитам коммерческих банков. И мы были вынуждены от нее отказаться из­за низкого спроса.

Тимофей Письмеров. Главный эффект, который был достигнут программой утилизации старых авто, на мой взгляд, в том, что в продаже появились — и их стали покупать — модели, снятые с производства: ВАЗ­2104 и ­2107. И это помогло ижевскому заводу прокормить своих сотрудников и поддержать производителей автокомпонентов.

Анастасия Красильникова. Группа ГАЗ сейчас делает все, чтобы покупка автомобилей для наших клиентов была максимально легкой и комфортной. До старта государственных программ у нас уже действовали собственные наработки. Сейчас, когда в целом по России программа утилизации завершена, у нас действует целый ряд кредитных и лизинговых программ более чем с десятью банками и компаниями­партнёрами. И мы готовы рассматривать любые предложения банков, которые помогут облегчить покупку нашей продукции для наших клиентов. Мы также ведём большую информационную работу, рассказывая клиентам о выгоде использования финансовых инструментов для приобретения коммерческих автомобилей, и видим, что доля клиентов, которые совершают покупку с использованием того или иного финансового инструмента, непрерывно растёт. В конце прошлого года она составила 26% и продолжает увеличиваться.

Андрей Кияшко. Скажите, а существовали ли на рынке программы, поддерживающие в кризис дилеров?

Тимофей Письмеров. Дилеров, если честно, практически никто не поддерживал. Дилеры выкарабкивались сами, кто как умел.

Анджей Таубергер. Позвольте мне рассказать о ситуации, которая складывалась у нас. Компания «Автолига» представляет на рынке Нижнего Новгорода четыре бренда: Peugeot, Honda, Audi и Porsche. Эти марки представлены в разных сегментах, поэтому на их примере будет просто представить, как чувствовали себя дилеры разных сегментов в кризис. Марка Peugeot была наиболее бюджетным автомобилем и попала под действие программ утилизации и льготного кредитования. Поэтому 2010 год был для них максимально комфортным. Сейчас Peugeot пытаются оценить рынок и угадать план продаж на 2011 год. С Honda ситуация следующая: до кризиса за 2008 год они продали около 2 тыс. машин и планировали в середине того года, что в следующем увеличат план до 3 тыс. Но вместо этого в первый кризисный год продали чуть более 300 машин. И нам очень повезло, что мы успели достроить салон и к началу кризиса он уже функционировал в рабочем режиме. У марки Audi ситуация более специфичная. Мы не пострадали в кризис, как другие марки, и даже показали символический рост по итогам продаж в 2009 году. Объяснить я это могу лишь тем, что и до кризиса лишь небольшой процент машин продавался в кредит — на уровне 25–30%, а также выходом новой модели — бестселлера Audi Q5. C Porsche совсем другая история. Для клиентов этой марки кредит никогда не был актуален. Однако в 2009 году их ситуация была крайне плачевна из­за низких продаж морально устаревшего Porsche Cayenne. В прошлом же году все кардинально изменилось. На свет появилась абсолютно новая модель внедорожника, и сейчас на популярные Porsche Cayenne образовалась очередь. Проанализировав ситуацию, наша компания пришла к выводу, что стоит построить в Нижнем Новгороде еще несколько салонов с премиум­брендами. И именно в этом направлении компания «Автолига» и собирается двигаться: в ближайшие два года мы планируем открыть два новых салона.

Наталья Мельченко. Означает ли это, что автокредиты в будущем не будут востребованы?

Анджей Таубергер. В моем понимании как клиента пользоваться услугами банка комфортно. И банкиры говорят — мы готовы драться за клиента и давать все лучшие и лучшие условия. Но, к сожалению, наш потребитель из премиум­сегмента не спешит брать кредиты, и доля кредитов на сегодня снизилась до 15–20%, а объемы продаж при этом растут.

Дмитрий Седов. Мы в меньшей степени зависим от банков. У нас есть собственный банк, который кредитует наших клиентов. Для нас 40–50% покупок в кредит — это реальность.

Наталья Мельченко. В этом смысле интересна реакция банкиров. Будете ли вы повышать лояльность, снижать проценты или какими­то другими способами конкурировать с подобными банками?

Елена Захарова. Мы конкурируем не с кэптивными банками, а с себе подобными, и здесь есть много инструментов по привлечению клиентов. Это не только снижение ставок и отмена комиссий, а и скорость решения, и размер первого взноса, и требования к заемщику и пакету документов, и удобство обслуживания и пр.

Денис Речицкий. На наш взгляд, ставки сейчас достигли докризисного уровня — это 13–14% годовых. И снижаться они не будут. Тем более что ЦБ РФ начал повышать ставку рефинансирования, а это индикативный показатель для рынка, означающий, что, возможно, будут увеличены ставки по вкладам. Что неизбежно приведет к удорожанию фондирования.

Андрей Малышев. Ниже 12% ставки снижаться однозначно не будут. Хочу напомнить, что до кризиса размер ставок был точно таким же. Но у клиентов всегда есть выбор — подождать несколько дней решения кэптивного банка или уже на следующий день оформить кредит на приобретение автомобиля, к примеру, в BSGV. Многие клиенты выбирают наш банк, поскольку их устраивают скорость принятия решения, предоставляемые условия и индивидуальное обслуживание.

Тимофей Письмеров. По нашей оценке, лишь 10% от общего объема автокредитов выдаются кэптивными банками — банками, связанными с производителями. И мы не считаем, что они способны диктовать условия рынку. Скорее всего, это просто способ более тонкого подхода к потребителю. Если производители, дабы завоевать лояльность покупателя, дарят ему коврики, то в компании BMW просто снижают стоимость кредита на несколько процентов. Реально — это просто две стороны одной медали. Кто­то делает бонусы через скидки и подарки, кто­то — через дешевые кредиты.

Наталья Мельченко. До кризиса многие производители заявляли о том, что в ближайшее время будут выводить собственные финансовые структуры на российский рынок. Сейчас актуально возвращение к этим планам?

Анджей Таубергер. Во­первых, существуют законодательные ограничения, которые позволяют банку кредитовать физические лица только после двух лет работы. А во­вторых, кэптивный банк — это прежде всего решение импортера, который сначала, как правило, запускает программу кредитования дилеров, а уже потом начинает думать о кредитах для клиентов. Пока коллеги из развитых европейских стран не очень спешат запускать здесь свои финансовые институты.

Наталья Орлова. У нас, к сожалению, нет такого банка, и на ближайшее время импортер не планирует его в России открывать. Но мы активно сотрудничаем с местными банками, правда, предложения мало чем отличаются от среднерыночных.

Андрей Кияшко. В январе и феврале продажи автомобилей показали небывалый рост. Означает ли это, что рынок уверенными темпами возвращается на докризсиный уровень и весь 2011 год продажи автомобилей будут увеличиваться?

Максим Гуткин. Да, продажи выросли. Но с наступлением кризиса маржа дилеров упала. И теперь мы можем выжить только благодаря высоким оборотам. Но после сворачивания программ господдержки обороты упадут.

Анджей Таубергер. На самом деле абсолютно непонятно, к чему мы придем во второй половине года. Сейчас продажи выросли, здесь есть и влияние отложенного спроса, и программы утилизации, которая идет к своему завершению, есть и логистические проблемы дилеров, которые создали некий ажиотаж. Но, по моим прогнозам, во второй половине года ситуация с продажами не будет такой радужной.

Тимофей Письмеров. Я подолью масла в огонь. Вполне объяснимо, почему рынок резко вырос в первые месяцы текущего года. Потому что были большие бюджетные вбросы в конце 2010 года. Программы господдержки, как и бюджетные вбросы, сворачиваются, и я уверен, что и половины накопленного в 2010 году позитива не будет в 2011­м. Поэтому на вторую половину 2011 года прогнозы делать сложно. Реально, что кто­то из дилеров может не выжить во второй половине этого года. Поэтому уже сейчас мы начинаем работать, чтобы рынок продолжал развиваться. Мы вместе с производителем и дилером сейчас рассчитываем, какие меры будет необходимо предпринимать, чтобы раскачать рынок. Есть такая задумка: летом следующего года на ГАЗе начнется производство CHEVROLET. Поэтому сейчас мы готовим совместную программу, где банк подвинется по ставке, производитель немножко подвинется по цене и, может быть, область добавит небольшую копеечку. В итоге для жителей Нижегородской области новая продукция завода будет стоить существенно дешевле, чем для жителей других регионов. Понятно, что процесс переговоров длительный и механизм реализации программы более сложный, нежели по утилизации. Но нужно отдавать себе отчет, что все сливки с авторынка сняты. Рынку предстоит искать сложные решения. Кто­то откроет салон «Мазерати», а кто­то, как мы с ГАЗом, думает о создании глобальной программы, которая расшевелит продажи в среднем и самом массовом ценовых сегментах. Уверен, что только благодаря таким сложным и нетипичным ходам, которые будут предпринимать компании, мы сможем получить рост продаж в 2010 году, а в 2012­м его превзойти. По старинке работать не получится.

Елена Захарова. МДМ­банк полностью развернут к автомобильному рынку, автодилеров мы относим к стратегической отрасли, с которой работаем как по корпоративному кредитованию, так и по автокредитованию. Но пока резкого увеличения объемов кредитования на банковском рынке ждать не стоит: спрос после кризиса не восстановился, доходы населения реально не растут. В этих условиях мы понимаем, что авторынку придется меняться, и мы готовы меняться вместе с ним.

Вадим Меженин. Конечно, не все заглядывают так далеко в будущее, тем более сейчас, когда практически у всех квартальные планы были выполнены за 1,5 месяца. Но мы понимаем, что рынку предстоит меняться, и готовы участвовать в подготовке тектонических сдвигов. Люди начали активно обновлять свой автопарк и делать дорогие покупки. Рост продаж автомобилей наблюдается во всех сегментах, как в массовых, так и премиум­брендах. На большинство автомобилей наблюдались очереди по нескольку месяцев, что может говорить о значительном превышении спроса над имеющимися в наличии автомобилями. Для ВТБ 24 большое значение имеют специализированные программы автокредитования. На сегодняшний день мы сотрудничаем с девятью производителями автомобилей, представляющими 12 брендов. Доля спецпрограмм в нашем портфеле стремительно растет, составив за 2010 год более половины выданных кредитов. Объем выдач по данным программам в прошлом году увеличился в два раза по сравнению с предыдущим годом. Эти факторы позволили нам укрепить свои позиции в тройке лидеров автокредитования Нижегородской области. В дальнейшем мы планируем продолжить активное участие в программах крупнейших дилеров, готовы к сложным переговорам. Думаю, что будущее необходимо планировать вместе.

Алексей Юдин. СМП­банк пришёл недавно на нижегородский рынок. Нижегородский рынок сложный и по сравнению с другими регионами очень насыщенный банками. Мы не планируем вести агрессивную политику по захвату рынка, но готовы к сотрудничеству. Поэтому, если сейчас участники рынка решат разрабатывать и внедрять сложные решения, мы с радостью окажем посильную помощь.

Светлана Власова. «Ренессанс Капитал» тоже готов сосредоточиться на нескольких секторах рынка, в том числе на вторичном рынке. Ведь по итогам года он также показал существенный рост, но, в отличие от первичного, на нем конкуренция ниже.

Андрей Малышев. Коллеги, предлагаю все­таки завершить мероприятие на позитивной ноте. Но в ходе беседы мы не затронули еще одну тему. Как правило, средний срок владения автомобилем составляет три­ четыре года. Соответственно, 2011 год — время, когда автовладельцы будут менять машины, купленные в 2007–2008 годах. Я уверен, что это большая составляющая спроса. А к конкуренции нам не привыкать. Будем шагать в ногу со временем, улучшать свои условия и расширять продуктовую линейку, что опять же позволит банковскому сектору подняться на новый уровень.

Тимофей Письмеров. Предлагаю поддержать спрос и призываю всех собравшихся обновить свой личный автомобиль в этом году. Это и будет наш вклад в развитие авторынка. 

Наталья Мельченко


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя