Коротко

Новости

Подробно

На расстоянии вытянутого НОСа

Вручена премия за книгу посильнее "Архипелага ГУЛАГ"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премия литература

В пятницу в лектории Политехнического музея прошли публичные ретродебаты литературной премии НОС, учрежденной фондом Михаила Прохорова. Жюри, эксперты, а также собравшаяся в зале публика выбирали лучшую книгу 1973 года. За процессом голосования следила АННА НАРИНСКАЯ.


Лонг-лист этой воображаемой премии появился примерно месяц назад. Организаторы НОСа, по их собственному, вывешенному на сайте признанию, "почти случайно" обнаружили, что несколько важнейших для нашей литературы произведений увидели свет именно в том году. А взглянув на литературную ситуацию того времени более внимательным и более широким взглядом (в итоговый список вошли и те писатели, кто просто "активно работал" в это время), они составили совсем внушительный набор произведений и авторов: "Генеральная репетиция" Александра Галича, "Москва--Петушки" Венедикта Ерофеева, "Характеры" Василия Шукшина, "Прогулки с Пушкиным" Андрея Синявского, "Уроки музыки" Людмилы Петрушевской, "Сандро из Чегема" Фазиля Искандера, "Школа для дураков" Саши Соколова, "Пикник на обочине" братьев Стругацких, "Архипелаг ГУЛАГ" Александра Солженицына, "Нетерпение" Юрия Трифонова, "Золотая наша Железка" Василия Аксенова, "Колымские рассказы" Варлама Шаламова, "Strong Opinions" Владимира Набокова, проза Игоря Холина и Евгения Харитонова. Из такого списка учредители премии предлагали выбрать победителя.

К чести устроителей необходимо сказать, что это свое начинание они с самого начала заявляли как игру. Так что даже некоторые странные моменты оформления — у сцены мялся несчастный ряженый в костюме гоголевского носа, а соучредитель фонда Ирина Прохорова появилась на сцене под песню Галича с гитарой на плече — можно засчитать как попытку создать игровой, легкомысленный антураж.

Фото: Виктор Баженов, Коммерсантъ

Но, как известно, нет ничего более серьезного, чем несерьезное. И после того как Ирина Прохорова объявила дебаты "по переписыванию истории литературы" открытыми, некоторые из членов жюри (в него вошли социолог Алексей Левинсон, филолог Марк Липовецкий, журналисты Кирилл Кобрин и Владислав Толстов и поэт Елена Фанайлова), а также представители группы экспертов (журналисты Николай Александров и Константин Мильчин и поэт Дмитрий Кузьмин) прочли по небольшой лекции. Интересней всех говорил общавшийся с присутствующими из США по скайпу господин Липовецкий — о затухшей в литературе сейчас, но необходимой, по его мнению, линии трикстера, которую в списке представляют "Москва--Петушки" и "Сандро из Чегема".

Смысл речей остальных выступавших как-то терялся в количестве слов, и только некоторые красочные выражения подбодряли примороженную аудиторию (например, Дмитрий Кузьмин вставил в свое длинное заявление что-то насчет "проблематики экзистенциальной бездны").

В конце концов все же было составлено три шорт-листа — жюри, экспертов и зала (ни в один из них, заметим, не вошел "Архипелаг ГУЛАГ", который людям непросвещенным показался бы главной книгой из списка), а потом выбраны три победителя. У жюри им стал Андрей Синявский, у экспертов — Венедикт Ерофеев, у зала — Варлам Шаламов. На сайте премии большинство голосов собрал "Сандро из Чегема" Фазиля Искандера.

Результаты открытых дебатов и голосования (победители премии НОС всегда выбираются таким "прозрачным" способом), как написано на сайте премии, должны были обозначить, "какие версии алхимического соединения эстетического и социального наиболее сильно резонируют с сегодняшними умонастроениями". То есть какое именно "алхимическое соединение" следует искать (и награждать) в современных текстах.

Проще говоря, такой пример из прошлого мог бы послужить объяснением (а скорее — выяснением) того, за что "идеальную премию" (то есть с очевидностью — премию НОС) следует присуждать сейчас.

Для НОСа такое было бы далеко не лишним. Хотя эту награду давали уже два раза — понять, за что ее дают, довольно сложно. Ее может получить прозаическое произведение любого жанра и толка. Но за что именно — об этом говорится более чем туманно: "современность/инновационность" текущей прозы организаторы премии рассматривают, прежде всего, под углом "новой социальности" литературного текста. При этом, что такое конкретно эта "новая социальность", нигде не сказано. Два уже состоявшихся награждения — романа Лены Элтанг "Каменные клены" и повести Владимира Сорокина "Метель" — никак не прояснили, не "выстроили" ситуацию.

Как, собственно, и результаты пятничных дебатов. Если уж очень хотеть нарыть здесь что-нибудь знаковое — то это одна-единственная вещь: еще раз подтвержденная нынешняя непопулярность Солженицына, но о ней мы знали и без всяких голосований. А этот набор "победителей" не сказал нам о тогдашней и о современной литературе или об их восприятии ровным счетом ничего. И этот набор рассуждений, к сожалению, не сказал ничего тоже.

Комментарии
Профиль пользователя