Коротко

Новости

Подробно

Ошибка императора геометрии

Маша Гессен рассказывает о скрытом от нас мире математиков и жестокой конкуренции в нем

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

В России много написано о странностях великого математика Григория Перельмана. Но мы, как оказалось, ничего не знаем об интриге в математическом сообществе, которая возникла вокруг его знаменитого открытия в математике


Маша Гессен


Триста страниц июньского номера "Азиатского математического журнала" за 2006 год оказались отданы китайским математикам Цао Хуайдуну и Чжу Сипину. Статья называлась так: "Полное доказательство гипотезы Пуанкаре и гипотезы геометризации. Применение теории Гамильтона — Перельмана о потоках Риччи".

На первый взгляд это была еще одна экспликация доказательства Перельмана наподобие тех, которые готовили другие математики. Но было важное отличие: Цао и Чжу публично не сообщали о своей работе и не участвовали ни в одном семинаре, организованном Институтом Клэя. Им покровительствовал Яу Шинтун — гарвардский профессор, филдсовский лауреат... и один из самых влиятельных математиков в США и Китае, а еще редактор "Азиатского математического журнала". <...>

Аннотация статьи Цао и Чжу выглядела скорее как рекламный, а не математический текст. На самом деле в нем не было математики вообще. "В данной статье приводится полное доказательство гипотезы Пуанкаре и гипотезы геометризации. Эта работа основана на коллективном труде многих геометров в последние 30 лет. Данное доказательство следует рассматривать как главное достижение в изучении теории Гамильтона — Перельмана о потоках Риччи".

Авторы статьи утверждали, что Гамильтон и Перельман заложили фундамент доказательства гипотез Пуанкаре и геометризации, но точку поставили не они, а китайские математики, и поэтому приоритет (а заодно почести, слава и миллион долларов) по праву принадлежит им. Таков закон математики: тот, кто ставит точку, забирает все. Между этой финальной точкой и изложением доказательства есть существенная разница, но определить ее иногда оказывается очень трудно.

Третьего июня Яу созвал в своем математическом институте в Пекине пресс-конференцию и объявил: "Вклад Гамильтона в доказательство составляет около 50 процентов, россиянина Перельмана — около 25 процентов, китайцев Яу, Чжу, Цао и других — около 30 процентов". Кроме прочего, это сообщение удивительно и с точки зрения арифметики.

Неделю спустя Яу организовал в Пекине конференцию... Несмотря на то что большинство из нескольких сотен гостей были физиками, Яу воспользовался трибуной, чтобы сообщить собравшимся о победе Цао и Чжу над гипотезой Пуанкаре: "Китайские математики могут по праву гордиться успехом в деле полного разрешения этой головоломки". <...>

На конец лета был запланирован Международный конгресс математиков — первый с тех пор, как Перельман начал публиковать свое доказательство. Решение задачи Пуанкаре и вопрос о миллионе долларов обещали стать главными его темами.

Конгресс в Мадриде открылся 22 августа. Тем утром мировые СМИ получили пресс-релиз (с условием эмбарго на публикацию до полудня) о том, что Перельману присуждена медаль Филдса "за вклад в геометрию и революционный подход к изучению аналитической и геометрической структуры потоков Риччи". В документе говорилось, что "летом 2006 года математическое сообщество продолжает проверку доказательства Перельмана, чтобы убедиться в том, что оно полностью верно и что гипотезы действительно доказаны. После трех лет интенсивного изучения лучшие знатоки констатировали отсутствие в работе серьезных изъянов". Другими словами, официальный пресс-релиз отдал лавры победителя Перельману.

В тот же день в продаже появился номер "Нью-йоркера" со статьей "Многоликая судьба" (Manifold Destiny), написанной автором "Игр разума" (A Beautiful Mind) Сильвией Назар и научным журналистом Дэвидом Грубером. В статье была изложена история доказательства Перельманом гипотезы Пуанкаре и аналогичной заявки Цао и Чжу, поддерживаемых Яу. Приводились даже отрывки из беседы с Перельманом, которого американцы навестили в Петербурге. Авторы процитировали Майкла Андерсона, математика из Университета Стоуни-Брук: "Яу хочет быть императором геометрии. Он считает, что все должно исходить от него, что он должен все контролировать. Ему не нравится, когда кто-либо вторгается на его территорию".

Математик из Колумбийского университета Джон Морган в беседе с репортерами "Нью-йоркера" опроверг заявления Цао и Чжу о наличии в доказательстве Перельмана неустранимых пробелов, которые китайским математикам якобы удалось заполнить. "Перельман сделал все сам целиком и без ошибок,— сообщил он.— Не вижу в их (Цао и Чжу.— "О") работе ничего нового".

Мы публикуем фрагмент из книги Маши Гессен "Совершенная строгость. Григорий Перельман: гений и задача тысячелетия", которая выходит в издательстве "Астрель: CORPUS" (перевод с английского Ильи Кригера)

Мы публикуем фрагмент из книги Маши Гессен "Совершенная строгость. Григорий Перельман: гений и задача тысячелетия", которая выходит в издательстве "Астрель: CORPUS" (перевод с английского Ильи Кригера)

"Было так весело! — признался мне один математик.— Статья вышла во время конгресса. Множительная техника заработала на всю катушку..."

29 августа в ежедневном бюллетене конгресса появились интервью с Цао и Карлсоном, директором Института Клэя. Цао похвалил Гамильтона и Перельмана, "гигантов и героев", которые "провели основную часть фундаментальных исследований", однако умолчал, что гипотезы Пуанкаре и геометризации доказал Перельман. По сути, Цао охарактеризовал Гамильтона и Перельмана как гигантов прошлого. Карлсон, с другой стороны, решительно заявил, что Перельман выполнил все условия для награждения "Премией тысячелетия", и упомянул, что Институт Клэя воспользовался трудами Кляйнера и Лотта, Моргана и Тяня, Цао и Чжу как удовлетворяющими правилу о рецензируемой публикации. <...>

Яу через адвоката потребовал от "Нью-йоркера" опровержения, так как якобы никогда не пытался оспорить приоритет Перельмана. Три математика, чьи слова были процитированы в статье Назар и Грубера (в том числе Андерсон), принесли Яу извинения и дали разрешение на публикацию этих писем в интернете. <...>

Круг математиков в Соединенных Штатах, да и вообще в мире очень узок и миролюбив. "Это одна из самых приятных сторон математики,— объяснил мне Джон Морган где-то через год после скандала.— Это же прекрасно: немного людей, которые понимают, что они делают, и любят свое дело. Сообщество математиков — это сообщество людей, уважающих друг друга".

Действительно, в основном это так. Поскольку сообщество так немногочисленно, никто не желает сжигать мосты, тем более в случае с могущественным Яу Шинтуном, в распоряжении которого целая армия учеников на двух континентах. Тот, кто вступает с ним в конфликт, должен побеспокоиться о карьерных перспективах собственных учеников. Кроме того, Яу находится в центре обширного, оживленного интеллектуального круга, отрыв от которого для большинства математиков стал бы настоящей трагедией.

Современное западное математическое сообщество действует как корпорация, пусть и небольшая. Оно защищается от окружающего мира. Возможность работать зависит от согласия и сотрудничества. Однако в силу узости своего круга математики иногда ведут себя как семья, жертвующая идеалами и принципами ради общих интересов и взаимодействия. Перельману было мало дела до корпораций, кланов и семей, за исключением собственной матери. Он просто не понимал, как это устроено. И поэтому предпочитал не иметь к этому отношения.

Комментарии
Профиль пользователя