Коротко


Подробно

Роль личности в телевизионном эфире

Телелидеры // 14–20 марта

Безусловный лидер недели в Москве и других городах страны, причем с большим отрывом от всех,— ток-шоу "Пусть говорят". Конечно, этой программе не привыкать собирать высокие рейтинги. В российском телеэфире ее всегда смотрят больше всех других программ. Тем показательнее рекорды, которые устанавливаются уже внутри "Пусть говорят".

В сентябре 2009 года народ приник к экранам, чтобы выслушать подробности скандала вокруг 11-летнего Дэни Байсарова, сына Крестины Орбакайте и внука Аллы Пугачевой. Специальный выпуск "Пусть говорят", куда пришли звездные мама и бабушка, смотрело рекордное количество зрителей. В Москве доля аудитории программы составила 44,5%, по стране в целом — 36,4%. Причем одинаково активно этот выпуск смотрели и женщины, и мужчины. Рейтинги были на уровне 13%. То есть откровения Аллы Пугачевой смотрел примерно каждый седьмой россиянин.

С интересом народа к Пугачевой все понятно: нет у нас другого человека, чья личная жизнь так приковывала бы к себе внимание. Но вот в апреле 2009 года 36% общероссийской аудитории и около 32% столичной лицезрели в "Пусть говорят" разбитое в кровь лицо свахи Розы Сябитовой, по совместительству соведущей еще одного весьма популярного шоу "Первого канала" "Давай поженимся!". Как оказалось, конфликт с молодым мужем профнепригодной свахи тоже интересовал почти каждого седьмого жителя страны. Хотя, казалось бы, где Алла Пугачева, а где Роза Сябитова...

Понятное дело, что душещипательное признание из израильской психиатрической больницы Филиппа Киркорова, куда срочно вылетел ведущий Андрей Малахов, тоже было отмечено небывалым вниманием публики. Общероссийские показатели программы с Киркоровым из психушки были примерно на одном уровне с откровениями Пугачевой и свахи Сябитовой: доля аудитории около 34% с рейтингом 13%.

И вот в эту чудесную компанию теперь вошла еще и Маша Распутина. Подробности ее частной жизни, оказывается, тоже очень сильно взволновали население страны. Распутиной на прошлой неделе было посвящено сразу два выпуска ток-шоу "Пусть говорят". В четверг там показали откровенное интервью самой певицы, которая в слезах рассказывала о том, что происходит в ее взаимоотношениях со старшей дочерью, которую она давно бросила. Показали и саму дочку. Взрослая, но одинокая и несчастная, а главное не совсем здоровая, постоянно находящаяся на лечении в психиатрических больницах девушка тоже в красках делится историями о своей жизни и известной матери. И снова страна замерла у телеэкранов. 34% общероссийской телевизионной аудитории смотрели программу об истории Маши Распутиной. Более того, к финалу программы ее доля по стране и вовсе достигла почти 40% с рейтингом выше 16,5%. То есть у телевизора сидел уже почти каждый шестой россиянин. Это даже чуть больше, чем смотрели про Пугачеву, Сябитову и Киркорова.

А на второй день в студии "Пусть говорят" уже сидел первый муж певицы Распутиной и, соответственно, отец больной дочери, а также традиционные приглашенные гости. Показатели были чуть меньше, но все равно весьма внушительные: доля зрителей в пятницу по стране составила около 33% с рейтингом 12,8%.

Таким образом, Маша Распутина со своей исповедью в "Пусть говорят" оставила далеко позади все остальные телепроекты недели. Да и не только недели... Поэтому неудивительно, что куда ни зайди, будь то парикмахерская или очередь на выставку Левитана в Третьяковке, везде обсуждали подробности психодрамы дочери певицы Распутиной, которую показали "у Андрея Малахова".

Конечно, для большей части публики, нет ничего более притягательного, чем частная жизнь знаменитостей, а еще лучше, если она носит какой-то неприглядный характер. Ну, так уж устроена человеческая психология, что чужая жизнь с ее темными пятнами всегда невероятно будоражит сознание. Конечно, и частную жизнь можно подавать вполне подробно, но при этом деликатно. Правда, таким талантом у нас в телеэфире обладают единицы. Этим редким даром был наделен совсем недавно ушедший из жизни Виталий Вульф. В своей программе "Мой серебряный шар" на "России 1", героями которого, как правило, становились артисты советской эпохи, а также актеры нынешнего поколения, Вульф, обладавший удивительным даром рассказчика, мог искусно переплетать в одну историю их профессиональную и личную жизнь. Как правило, эти телевизионные звездные биографии слушались на одном дыхании. И, видимо, вот это тонкое сочетание высокого и житейского в одной человеческой судьбе делали "Мой серебряный шар" неизменно популярной программой не только у массовой аудитории, но и у вполне взыскательной публики. Но с уходом из жизни Виталия Вульфа с экрана ушел фактически целый телевизионный жанр.

Впрочем, за последнее время было сразу несколько фильмов, где именно личная жизнь главного героя давала представление о его личности, возможность понять и увидеть в нем прежде всего человека, а только уже потом политика. Что иногда гораздо важнее.

Леонид Парфенов в юбилейном фильме о Михаиле Горбачеве "Он пришел дать нам волю", показанном на "Первом канале" в начале марта, сумел, как никогда тонко, говорить с первым президентом СССР о его самой главной истории в жизни — любимой жене Раисе. В фильме, конечно, много политически важных аллюзий с современностью, смелых оценок и сильных признаний самого Горбачева. Но почему-то больше всего запоминается эпизод, где Михаил Сергеевич, сидя в кадре, изо всех сил, вжимая в кресло собственные ладони, говоря о Раисе Максимовне, признается: "Сейчас бы я очень хотел, чтобы действительно оказалось так, что мы еще сможем с ней встретиться", а потом через паузу, явно преодолевая свои эмоции, дрогнувшим голосом добавляет: "Да..." А руки в кресле сжимаются еще сильнее.

А на прошлой неделе опять же на "Первом" вышел фильм Павла Шеремета, приуроченный к другому юбилею. 19 марта исполнилось бы 55 лет Егору Гайдару. И вот на экране тоже не только Гайдар-политик, а Гайдар — сын, муж, отец, друг. В фильме "Егор Гайдар. Окаянные дни" говорили те, кто дружил и работал с ним в разные годы. Часть воспоминаний уже можно было видеть в другом фильме Шеремета, который был показан после смерти Егора Тимуровича в 2009 году. А вот вдова Гайдара Мария Стругацкая и его мама Ариадна Бажова впервые появляются на телеэкране. Очень личные, порой ошеломительные и невероятно трогательные воспоминания о главном мужчине в их жизни делают фильм о Егоре Гайдаре настолько цельным, пронзительным и камерным, что все остальное, даже слезы в глазах Анатолия Чубайса, вспоминающего последнюю встречу с Гайдаром, когда они в суете так и не смогли попрощаться, уходит на второй план.

Понятно, что Михаил Горбачев и Егор Гайдар — люди совершенно иного статуса и масштаба, чем Маша Распутина. И понятно, что у таких фильмов не может быть рейтинга 10% и доли за 30%. Их показывают не в прайм-тайме, а ближе к полуночи. И смотрит их сейчас всего 10-12% (ну, иногда чуть больше) зрительской аудитории. Но от этого герои таких фильмов не становятся менее значимыми, а их частная жизнь на телеэкране, скорее, мощное дополнение к пониманию этих настоящих личностей.

И еще о личностях на телеэкране. Двух главных героях российского информационного эфира — Дмитрии Медведеве и Владимире Путине. В понедельник, впервые за три года существования этого тандема, отношения между президентом и премьер-министром вышли на совершенно новый телевизионный виток. Мало того что на протяжении всего лишь нескольких часов новостные выпуски всех каналов из-за их заявлений лихорадочно меняли верстку своих новостей, так еще и впервые в телеэфире цензуре было подвергнуто выступление Владимира Путина.

Итак, в 15.00 в новостях "Первого канала", в 16.00 в "Вестях" на "России 1" и в программе "Сегодня" на НТВ основной новостью стало заявление Владимира Путина, который, находясь с визитом в Ижевске, вдруг дал резкую оценку операции международной коалиции против Ливии, назвав ее, в частности, "дремучим крестовым походом". В течение двух минут премьер подверг критике и позицию России в отношении к этой международной военной кампании. И все бы ничего. Но всего два часа спустя, в 18.00 в новостях на "Первом", а затем уже и в 19.00 на НТВ, в 20.00 в "Вестях" и опять-таки в 21.00 в программе "Время", от этих резких заявлений премьера Путина не осталось и следа. Их убрали из эфира. На первое место уже стремительно вышел Дмитрий Медведев. В своем почти восьмиминутном выступлении президент фактически осадил премьера: "Ни в коем случае недопустимо использовать выражения, которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций. Типа "крестовых походов" и так далее. Это неприемлемо..." Там было много чего еще, но прямой конфликт между Путиным и Медведевым был налицо. Вот только обычный зритель, который включил главные информационные программы, этого не увидел. Потому что в вечерних новостях НТВ, "России 1" и "Первого канала" сюжет о поездке Владимира Путина переверстали в самый конец выпусков. О Ливии там не было уже ни слова. А вся поездка премьера на завод в Ижевске подавалась в федеральных новостях лишь в разрезе "развития оборонно-промышленного комплекса страны".

Впрочем, на фоне этой радикально меняющейся верстки новостей было два исключения. На канале "Звезда" в 18.00, когда информагентства уже вовсю давали заявление Дмитрия Медведева о Ливии (в это же время оно появилось уже и в эфире "Первого канала"), канале Минобороны, по-прежнему осталась и позиция по Ливии Владимира Путина. Это был единственный выпуск, где в хронологическом порядке давали и заявление премьера, и реакцию президента. А Михаил Осокин в новостях "24" на РЕН ТВ в 23.30 вообще ни слова не сказал ни о заявлении Путина, ни о заявлении Медведева. Ведущий, который обычно больше других позволяет себе честно говорить в телеэфире, на этот раз словно не заметил противостояния двух первых лиц страны. Если следовать логике Михаила Осокина, то не было такой темы в российском информационном пространстве.

Арина Бородина



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение