Коротко

Новости

Подробно

Мымра нашего времени

в новой версии "Служебного романа"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Фильм "Служебный роман. Наше время", как и все попытки адаптировать советскую киноклассику к современной реальности, вызывает у тех, кто симпатизирует популярной картине Эльдара Рязанова, априорное отторжение и внутренний протест еще до просмотра. Но в данном случае получившийся новодел многократно превосходит все самые зловещие предчувствия, которых у ЛИДИИ МАСЛОВОЙ в общем-то не было.


Сама идея адаптации старых хитов к современности продолжает представляться чрезвычайно соблазнительной и плодотворной, несмотря на то, с каким бесстыдством ее дискредитируют пять сценаристов и шесть продюсеров нового "Служебного романа". Все эти люди блестяще иллюстрируют тезис, который озвучивает закадровым голосом новая Людмила Прокофьевна Калугина (Светлана Ходченкова) в начале картины: как редко встречаются в жизни истинные профессионалы. В обращении со "Служебным романом", пожалуй, какой-то железобетонный профессионализм и не был таким обязательным условием успеха, как искренний интерес авторов к первоисточнику и понимание того, о чем был фильм Эльдара Рязанова, о каких отношениях, чувствах и психологических проблемах, которые за прошедшие тридцать лет изменились во внешних проявлениях, но не по сути. Можно по-разному относиться, скажем, к фильму "Ирония судьбы: Продолжение", но там хотя бы чувствуется подробное знание материала, а после нынешнего "Служебного романа" складывается впечатление, будто авторы посмотрели рязановскую картину вполглаза и лениво подумали: "А чего, круто было бы снять историю о том, как финансовый аналитик рейтингового агентства замутил со своей директрисой". Рейтинговое агентство, наверное, единственное, что в новом фильме придумано правильно — оно является отличным аналогом статистического учреждения (в котором происходило действие старой картины), в том смысле что никаких товаров и услуг не производит, а скорее существует для того, чтобы морочить голову и вводить людей в заблуждение. Это тонкое наблюдение о надувательской сути того занятия, ради которого новая Людмила Прокофьевна пожертвовала личной жизнью, составляет единственную мысль нового "Служебного романа", который по-настоящему возненавидеть за надругательство над классикой не получается, потому что от рязановской картины он довольно сильно оторван не только по духу и стилистике, но и просто сюжетно: старую картину создатели новой цитируют изредка и как-то неохотно, словно по обязанности, полагая, что их шутки и диалоги ("Папа любит Мымру.— Не называй ее так.— Кого? — Мымру.— Как? — Мымра") остроумнее, актуальнее и понятнее молодежи.

В отсутствие полноценного сценария единственная надежда была на "химию" между актерами, но тут оба исполнителя главных ролей выбраны неправильно, каждый по-своему. У Эльдара Рязанова умная и жесткая, временами даже злая, Алиса Фрейндлих играла взрослую железную женщину с тщательно замаскированным трогательным внутренним миром, а Светлана Ходченкова в свои 28 лет (новая героиня, чтобы хоть немного угнаться за старой в сложности образа, пытается прибавить себе возраст, намекая на какие-то 32) играет обычную, красивую и добрую девушку, у которой психологически на самом деле все в порядке и гармонии, а единственное, в чем не повезло,— это выбор возлюбленного по месту работы. Но главная катастрофа нового "Служебного романа", конечно, Новосельцев (Владимир Зеленский): мы уже навидались ситуаций, когда продюсеры снимают в главной роли своих любовниц, это в отдельных случаях может доставить кому-то несложное физиологическое удовольствие, но когда продюсер волевым решением назначает на совершенно не подходящую ему роль самого себя, не обладая не то что актерскими способностями, но хотя бы минимальной харизмой, становится до слез жалко всех остальных участников эксперимента. Из них как наименее пострадавшего стоит отметить Павла Волю, играющего секретаршу по имени Вадик, еще более женственную, чем Верочка в исполнении Лии Ахеджаковой. Знаменитая сцена с превращением чиновницы в женщину вывернута наизнанку: секретарша преподает урок сексапильности не Калугиной, а Новосельцеву и учит его, соответственно, не раскованной пластике пантеры перед прыжком, а быдланской походке настоящего мужика, который написал отчет и не парится. Карьериста Самохвалова изображает Марат Башаров. Его персонаж, несколько уже вышедший из моды метросексуал с серьгой в ухе, выглядит и трясет отрощенными волосами так, что у него должен был бы мгновенно вспыхнуть бурный роман с секретаршей Вадиком (зря, кстати, авторы нового фильма, позволившие себе массу самых дерзких вольностей, пренебрегли этой идеей, из нее могло получиться хоть что-то). Завершает паноптикум колоритных образов похотливая Рыжова (Анастасия Заворотнюк), у которой теперь вместо жутких розочек бриллиантовые сережки, так что с гуманистической точки зрения появление нового "Служебного романа" может считаться оправданным как возможность констатировать произошедший за тридцать лет рост благосостояния офисных дур.

Лидия Маслова


Комментарии
Профиль пользователя