Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Дмитрий Бутрин, заведующий отделом экономической политики


Страна, в которой новости о политическом кризисе в Португалии восприняли особенно болезненно, формально должна была воспринимать проблемы на Иберийском полуострове в ЕС меньше всего: она даже не входит в зону евро. Но теперь уже невозможно не замечать, в какой степени европейский долговой кризис затрагивает Великобританию, страну, с самого начала событий в Греции подозревавшую, что за все радости европейской экономической солидарности ей придется расплачиваться больше других. Именно вчера, после того как стало понятно, что развитие ситуации в Португалии идет по худшему сценарию, рейтинговое агентство Moody`s сообщило: Великобритания, имеющая суверенный рейтинг AAA, может его потерять. Если это случится, четырехлетний план сокращения бюджетного дефицита в стране до 2% ВВП под угрозой.

Наблюдая географию европейского бюджетного кризиса, нельзя отделаться от ощущения, что он полностью определен историей. Исландия, с которой все и началось, в ЕС не входит, но в последние годы, по сути, эта страна стала едва ли не ассоциированной частью Соединенного Королевства. За ней последовала Греция, государство, с XIX века связанное с Великобританией такими тесными связями, каких у нее нет ни с одной из стран мира. Далее последовал кризис суверенного долга в Ирландии. Заговорили о проблемах Испании, ставшей с 1980-х годов главным рынком недвижимости и курортом для среднего класса Великобритании. И наконец, Португалия — приплыли, дальше, действительно, уже отступать некуда, позади Лондон.

Можно выдвигать теории по поводу того, почему кризис госдолга в ЕС косит в первую очередь страны, до создания еврозоны в экономическом развитии ориентировавшиеся в первую очередь на Великобританию. Лично мне нравится соображение о том, что евроинтеграция Греции, Испании, Португалии, Ирландии и была в свое время "бегством на континент" от сильного британского влияния, а происходящее — отдаленное следствие этого бегства 1980-х. Возможны и другие объяснения, вплоть до обратного, но факт остается фактом: несмотря на то что доля Великобритании в спасении Португалии определена и, в общем, уже учтена в бюджетных проектировках (это около £3,2 млрд расходов), косвенные потери от проблем партнеров по ЕС, входящих в еврозону, именно в Великобритании будут больше, чем во Франции, Германии и Италии. Но дело не столько в этом. Великобритания и британский фунт в последние годы оставались "внешним столпом" еврозоны и евро, придающим и союзу, и валюте устойчивость "от противного". И хотя фунту пока ничего прямо не угрожает, в определенный момент участие в зоне евро для страны может быть просто выгоднее, чем "особая позиция" в ЕС, или же, напротив, Великобритания будет вынуждена резко дистанцироваться от тонущей в долгах Европы ради себя самой: свобода дороже старых друзей.

Комментарии
Профиль пользователя