Коротко


Подробно

За оборону Калифорнии

Ратный подвиг американского народа в фильме "Инопланетное вторжение: Битва за Лос-Анджелес"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Премьера кино

Пафосный боевик с элементами фантастики "Инопланетное вторжение: Битва за Лос-Анджелес" (Battle Los Angeles) — один из потенциальных кандидатов на "Золотую малину" этого года. В этой картине Лос-Анджелес, осажденный инопланетными захватчиками, предстает как своего рода Брестская крепость, а в герое Аарона Экхарта ЛИДИЯ МАСЛОВА опознала классического политрука времен Великой Отечественной.


В начале "Инопланетного вторжения", как полагается в такого рода военных фильмах, режиссер Джонатан Либесман обрисовывает несколькими типовыми штрихами портреты молодых капралов, которым в дальнейшем предстоит зачищать Калифорнию от свалившейся с неба мрази. Один в цветочном магазине нюхает гортензии в плане подготовки к свадьбе, другой звонит сестре по "Скайпу", третий на приеме у психиатра выпрашивает засохшую конфетку, четвертый на кладбище разговаривает с погибшим братом, пятый — 17-летний девственник, которого все дразнят... Все эти подробности в дальнейшем совершенно не пригодятся, потому что времени и сил у авторов хватит только на то, чтобы придать индивидуальность главному герою. Аарон Экхарт с этим его положительным лицом технического интеллигента играет сержанта, у которого недавно погибли все его солдаты, и бойцы другого отряда, к которому он присоединяется в начале фильма, поначалу смотрят на него косо. Один особенно наглый негр с гарлемскими замашками напрямую обвиняет сержанта в гибели своего брата, но тот не теряется и, употребив все свое недюжинное красноречие, быстро доводит нахала до слез умиления и воодушевления.

Прыткая камера, двигающаяся в документальном стиле, судорожный рваный монтаж "Инопланетного вторжения" и общая стилистика ютьюбовских клипов не должны вводить в заблуждение: ни одного достоверного и убедительного хоть в каком-нибудь отношении кадра в фильме, наполненном неразборчивыми перестрелками и сумбурными криками "Давай-давай!" и "Быстрей-быстрей!", нет. Сами инопланетяне появляются в полный рост далеко не сразу. Сначала на Калифорнию падают метеоры неизвестного происхождения, и только через полчаса после начала обнаруживается, что в местах падения метеоров на берег морской вылезают довольно неинтересные и нестрашные твари, напоминающие небольших роботов-трансформеров в полтора человеческих роста, при этом трудноубиваемые. Одной из кульминационных сцен становится попытка добить взятую в плен раненую инопланетную гадину: люди долго ковыряются в ее организме, сдирая с него покровы, обнаруживая под ними какую-то пульсирующую слизь и бессистемно тыча в нее колюще-режущим оружием.

Однако герою Аарона Экхарта по силам не только найти самое уязвимое место у представителя внеземной цивилизации, но и прожечь своим пылким глаголом любое человеческое сердце: когда еще не обстрелянный лейтенант (Рамон Родригес) начинает психовать из-за того, что у него, отличника боевой и физической подготовки, на первом же задании такие потери в отряде, сержант немедленно велит ему собраться и взять себя в руки. Циничный сценарист Кристофер Бертолини сам понимает, насколько глупо и нелепо звучат все духоподъемные речи политрука, и одну из них не без юмора заканчивает неожиданной фразой: "Впрочем, все это сейчас не важно".

Эвакуация гражданского населения проходит с умеренным успехом: среди развалин солдаты подбирают смуглого мультикультурного папу (Майкл Пенья) с маленьким сыном и тетю (Бриджет Мойнахан) с двумя племянницами. Папой в какой-то момент приходится пожертвовать для драматизма, но после того, как сержант говорит осиротевшему сыну: "Ты будешь моим маленьким морпехом",— тот утирает слезы, а герой Аарона Экхарта уже подхватывает на руки другую перепуганную и зареванную малютку и бежит с ней вслед улетающим вертолетам с ранеными солдатами, крича что-то вроде "Стойте, стойте, здесь дети!". Бессильна переломить унылый ход спасательной операции даже возникающая во второй половине фильма Мишель Родригес в традиционной для нее роли девушки-воина, которая много матерится, например, когда расстрелянный в упор алиен обливает ее своей слизью. "У меня весь рот забит этой хренью!" — негодует героиня Мишель Родригес. "И это на первом же свидании!" — с готовностью отбивает подачу другой боец. Судя по финалу "Вторжения", продюсеры питают некие иллюзии относительно того, что первое свидание героев фильма со зрителями не окажется последним, хотя после него ничего не остается, кроме ощущения, что у тебя во рту какая-то гадость.

Комментарии