Коротко


Подробно

"На данный момент никаких оснований для тревоги нет"

Геннадий Онищенко о последствиях аварии на АЭС в Японии

от

12 марта в японской провинции Фукусима произошел взрыв на АЭС. Сохраняется угроза утечки радиации, последствия которой могут быть катастрофическими. Россия, как ближайший сосед Японии, также обеспокоена сложившейся в регионе ситуацией. Главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко в эфире радиостанции "Коммерсантъ FM" рассказал о ситуации в Японии, о мерах, которые принимаются для предотвращения негативных последствий аварии на АЭС.


— Что означает усиление контроля? Какие конкретно приняты меры?

— Прежде всего, хотелось бы выразить соболезнования властям и народу Японии по поводу трагедии, которая там произошла. Что касается нашего беспокойства. Волна цунами около трех метров дошла до наших Южно-Курильских регионов. Главной головной болью для нас являются возможные выбросы в воздушную или морскую среду, и то и другое достаточно тревожно. В Японии сочетаемо несочетаемое. Когда в кратере сейсмической активности расположено очень большое количество ядерных объектов, сейчас их там 54 или 55. Это, конечно, очередное подтверждение самоуверенности человека, своих возможностей. В данном случае, японского населения. Что нас беспокоит? То, что произошло стравливание перегретого воздуха в "Фукусиме". По данным японских специалистов, там до 100 было превышение в воздушной среде. Но, правда, на контуре станции оно резко спало. Во-первых, эти реакторы старые. Они были построены в 1973-1979 году, то есть фактически ровесники наших чернобыльских, они не одинаковы, но примерно один уровень технических возможностей. Ректоров на "Фукусиме" в момент землетрясения работало шесть. Что мы делаем у себя? У нас есть возможность радиационного контроля в Приморском крае, на Камчатке, В Магадане, Хабаровске, на Чукотке. Все эти приборы сейчас задействованы. По данным Сахалина, а он наиболее близко к очагам возможной опасности, за часы с момента землетрясения до сегодняшнего утра, на 9 утра, данные дозиметрического контроля, которые мы проводим на Сахалине, на уровне фона. Исследования проводятся на Камчатке, в Приморье и Хабаровском крае. То есть все у нас в пределах естественной нормы. И все, конечно, будет зависеть от того, насколько быстро японцы справятся с этой представляющей достаточно высокую степень угрозы не только для японских островов, но и в глобальном плане угрозы.

— Если уровень радиации будет расти, каковы действия нашей страны? Эвакуация жителей?

— Горький опыт в стране есть, это и Семипалатинский, и самый трагичный опыт — Чернобыльский, поэтому здесь у нас есть полное понимание того, что мы будем делать. Во-первых, это, конечно, возможное выпадение в виде осадков, поэтому проводится тотальный мониторинг в зависимости от того, куда эти осадки могут выпасть. Успокаивает то, что районы Дальнего Востока нашей страны малонаселены, осадки регистрировали в самых густонаселенных районах нашей страны, и в Брянской, и в Калужской, и в других областях. Я уверен, что до этого не дойдет. Хотя все 54 реактора расположены в Японии вдоль побережья. Многие на намытых территориях, то есть это не естественный грунт.

— Насколько Япония сообщает объективную информацию? Может ли Россия потребовать информации?

— Начиная с 2007 года только официально опубликованных эпизодов, не связанных с землетрясениями, которые там частое явление, 18. Причем с гибелью людей, утечкой радиоактивных отходов, как в воздушную, так и в водную среду. Это может свидетельствовать в первую очередь о несовершенстве технологий. Япония в ближайшие годы предполагает нарастить объем электроэнергии, производимой за счет ядерной энергетики до 40%. Сегодня у них 24-29%. Это больше чем в США и России. У нас удельный вес ядерной энергетики ниже. Такое наращивание после этих событий должно быть предметом не только внутрияпонской экономики, но и предметом всеобщего внимание. Нужно, чтобы они через МАГАТЭ доказали нам безопасность такой ядерной экспансии, я бы сказал, в мирной экономике.

— Сегодня Россия может получать объективную информацию?

— Я считаю, что она достаточно объективна, потому что есть и возможности глобального мониторинга, независимо от данных, которое дает Япония. Это и спутниковый мониторинг. То, что идет сейчас перегрев реактора и возможное его разрушение, оно может быть зафиксировано независимыми источниками. Поэтому мы считаем, что в данном случае информация объективная. Я не думаю, что японцам сейчас есть какой-то резон скрывать эту информацию. Другое дело технически она объективна или нет, не политически. Исправны ли дозиметры. Вот такая ситуация. Контролируем. Готовы вас информировать, но на данный момент никаких оснований для тревоги нет.


Комментарии
Профиль пользователя