Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 22

 Неуловимый Джордж


       В октябре вступает в должность новый генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон, лорд Порт-Элленский. Он займет этот высокий пост не потому, что оказался лучшим, а потому, что других кандидатов просто не нашлось. Впрочем, для Робертсона это обычная ситуация: именно так он и сделал свою карьеру.

       Несмотря на явные заслуги 53-летнего министра обороны Великобритании Джорджа Робертсона перед Североатлантическим альянсом, объявление о его избрании на пост генерального секретаря НАТО было воспринято как сенсация. Как писали газеты, это все равно как если бы неплохого провинциального актера вдруг пригласили на главную роль в Голливуд. Сам Робертсон так не считает:
       — Меня выбрали потому, что, будучи министром обороны Великобритании, я накопил достаточный опыт. Еще у меня есть умение говорить прямо, здравый смысл и достаточно упрямства, чтобы попасть туда, где, по моему мнению, мне следует быть.
       Последнее — чистая правда. Весь талант Джорджа Робертсона заключается в том, что он в нужное время всегда оказывается в нужном месте. Остальное решают обстоятельства.
       
Политик по выбору
       Джордж Айлей Макнил Робертсон сделал свой первый и последний самостоятельный выбор в 15 лет, став членом лейбористской партии. Выбор оказался исключительно удачным.
       В одном из заштатных шотландских университетов, где Робертсон изучал экономику, его помнят до сих пор. Но не как талантливого студента, а как лидера студенческого лейбористского клуба и большого любителя покричать на митингах.
       После окончания университета Джордж, который к тому времени уже обзавелся семьей, вернулся на свой родной остров Айлей. И очень кстати — лейбористы как раз решили заняться объединением рабочих местных винокурен в профсоюз. Робертсон согласился его возглавить. Правда, профсоюзная деятельность ему не нравилась, да и виски он не любил. В выходные Джордж предпочитал выпить с друзьями пинту пива в пабе, а к семи часам вечера непременно возвращался домой. В тот момент, когда Робертсон уже решал, не бросить ли ему профсоюзную деятельность, ему в первый раз крупно повезло.
       В 1978 году в Лондоне скончался депутат палаты общин от округа Гамильтон. Были объявлены довыборы. В сопутствовавшей им спешке лидеры шотландских лейбористов выдвинули уже известного им профсоюзного лидера Джорджа Робертсона — других кандидатов просто не оказалось под рукой.
       С точки зрения руководства партии, Робертсон оказался очень неплохим членом парламента — далеким от интриг, скромным и добросовестным заднескамеечником. Именно такие депутаты больше всего нравятся и партийным функционерам на местах, и лидерам фракций в парламенте. Хорошее поведение Робертсона не оставалось без награды. Отделение партии в Гамильтоне неизменно выдвигало его кандидатом. Это гарантировало ему переизбрание в палату общин, ведь Гамильтон — один из так называемых безопасных лейбористских округов. В нем неизменно побеждает кандидат-лейборист. В свою очередь, лидеры лейбористов в парламенте всегда включали Робертсона в состав делегаций для поездок за границу — обычное поощрение в британской парламентской практике.
       Так и случилось, что имя Робертсона, остававшееся практически неизвестным среди британцев, хорошо знали в парламенте и в штаб-квартирах левоцентристских партий за пределами Британии: все функционеры хотя бы раз с ним завтракали.
       У всех, с кем встречался Робертсон, о нем оставалось самое приятное впечатление. Его обаяние объясняется не внешностью (ничем не примечательной), а умением вести себя с достоинством и хорошим чувством юмора. Причем объектом шуток часто является он сам. Он обожает рассказывать о том, как опростоволосился на аудиенции у королевы или как глупо выглядел на встрече с Клинтоном. Слушатели веселятся, не забывая при этом отметить про себя, в каких кругах вращается Робертсон.
       Со временем Робертсон оказался одним из старейших лейбористов--членов палаты общин, представляющих Шотландию. И когда в 1993 году тогдашний лидер лейбористов Джон Смит начал составлять свою команду, так называемый теневой кабинет, Робертсон вошел в него в качестве министра по делам Шотландии.
       "Теневым министром" он стал тоже неплохим. Активно критиковал шотландскую политику правительства, не давал поводов обвинить себя в интриганстве, поддерживал лидера партии — Смита на этом посту скоро сменил Тони Блэр — во внутрипартийных дискуссиях. В 1997 году лейбористы победили на выборах и получили право формировать правительство. Никто не сомневался, что ставший премьер-министром Тони Блэр переведет Робертсона из "теневых" в обычные министры по делам Шотландии. Казалось, Робертсон достиг пика своей карьеры. Но тут ему снова крупно повезло.
       
Министр по случаю
       Когда пришло время раздавать министерские портфели, оказалось, что министром обороны делать некого. При этом кандидатур на пост министра по делам Шотландии было сразу две — Джордж Робертсон и Роберт Девар, амбициозный парламентарий, выдвинувший идею создания отдельного шотландского парламента. Эта идея позволила лейбористам победить в Шотландии, а значит, Девара тоже надо было наградить. И Блэр принял удивившее всех решение — ничем не примечательный "теневой министр" по делам Шотландии Робертсон превратился в действующего министра обороны.
       Никакого опыта в военной области у Робертсона не было, но это его не смутило. Он рьяно взялся за дело. Летал на вертолетах, посещал подлодки и привыкал к тому, что на военных учениях в Европе его сопровождает почетный караул. В конце концов Робертсону удалось убедить всех, что на него "можно положиться в бою".
       С самого начала Робертсон стал проводить идею Блэра о создании европейских сил безопасности, которые при необходимости могли бы участвовать в региональных операциях, не прибегая к помощи Соединенных Штатов. Это стало одним из основных направлений военной реформы, которую лейбористы пообещали британцам в своей предвыборной программе. Вообще, реформа армии — вещь настолько опасная для политика, что министр обороны, которому приходится ее осуществлять, практически обречен. Но Робертсону удалось невозможное — реформа была в конце концов одобрена военными, а французы сочли за благо просто скопировать британский вариант военной перестройки.
       Звездный час Робертсона как министра обороны наступил во время косовского кризиса. Он выступил как самый страстный, открытый и последовательный сторонник военной операции против Милошевича, затмив даже американского министра обороны Уильяма Коэна.
       В течение двух с половиной месяцев, пока длились авиаудары НАТО, Джордж Робертсон не сходил с экранов телевизоров. Его запомнили стоящим на броневике в Македонии, с распахнутым воротом рубашки, произносящим перед военными речь о "беспрецедентном зле, которое поселилось на нашем заднем дворе". Благодаря ежедневным брифингам, пресс-конференциям и интервью имя и лицо Робертсона запомнила каждая домохозяйка. На союзников напор и убежденность Робертсона тоже произвели большое впечатление. Это сыграло свою роль, когда британскому министру снова выпал счастливый билет.
       
Генсек по обстоятельствам
       В начале этого года в Брюсселе было объявлено, что генеральный секретарь НАТО Хавьер Солана согласился перейти на работу в Европейский Союз и возглавить два важнейших направления его работы — внешнеполитическое и оборонное. В НАТО начали искать Солане подходящую замену. И тут обстоятельства опять сложились в пользу Робертсона.
       Генеральным секретарем должен был стать европеец, при этом не француз (Франция не до конца интегрирована в альянс), не итальянец (представитель Италии уже занимает один из ведущих постов), не испанец (им был уходящий генсек) и, разумеется, не американец, поскольку американцы традиционно возглавляют военную структуру НАТО.
       После того как Германия отказалась пожертвовать на общее дело своего министра обороны, Великобритания осталась, по существу, единственной крупной страной, претендующей на пост генсека НАТО. Блэру оставалось только назвать имя. Через несколько дней представители 19 стран альянса единодушно поддержали кандидатуру Робертсона. Сдержанно отнеслись к британцу только страны Бенилюкса, и то потому, что у них был собственный кандидат. А так Робертсон устроил всех.
       В качестве главы НАТО Робертсон, скорее всего, попытается распространить опыт реформ в Британии на все страны альянса. Европейским правительствам придется смириться с тем, что первая стадия создания единой европейской армии будет заключаться в расформировании некоторых частей в национальных вооруженных силах. Робертсону придется также заставить коллег по НАТО пожертвовать частью своей национальной гордости. Французов — отказаться от собственного ядерного оружия. Немцев — сократить люфтваффе. Самих британцев — переподчинить своих десантников-коммандос единому европейскому командованию. При этом надо не испортить отношения с США (они могут обидеться на европейцев) и наладить отношения с Россией.
Задачи кажутся почти невыполнимыми. Но Робертсону наверняка повезет.
       
Лорд по необходимости
       Вместе с портфелем генсека НАТО Робертсон получил еще один неожиданный подарок. Переезд в Брюссель означает, что он должен будет расстаться не только с родиной и постом министра (что само собой разумеется), но и с креслом депутата нижней палаты парламента. Между тем в округе, от которого был избран Робертсон, за последние два года существенно выросло влияние шотландских националистов. Если бы выборы нового члена парламента на место Робертсона прошли, как и положено по закону, в ноябре, лейбористы всерьез рисковали их проиграть. Выход был один — не дать противнику времени на подготовку к выборам. Чтобы приблизить срок выборов, Робертсон должен был покинуть палату общин немедленно. Вопрос был в том, как это устроить. И Робертсона сделали пожизненным лордом, и из нижней палаты парламента он мгновенно перешел в верхнюю.
       Ловкий ход Блэра, который воспользовался своим правом представлять королеве кандидатуры пэров, вызвал бурное возмущение консерваторов — лейбористы, на каждом шагу кричащие о том, что палата лордов устарела, цинично воспользовались ее существованием в своих партийных интересах. Но самого Робертсона это не смущает. Быть лордом как-никак приятно. К тому же, как говорит Робертсон, "пока я работаю в НАТО, я не собираюсь участвовать в голосованиях палаты, да и присутствовать на заседаниях не смогу". Зато благодаря ему британцы будут помнить о том, что когда-то в Шотландии был знаменитый сорт виски — Порт-Эллен. По крайней мере, до тех пор, пока жив генеральный секретарь НАТО лорд Робертсон Порт-Элленский.
       
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ
       
       Свой первый и последний самостоятельный выбор Робертсон сделал 38 лет назад, став лейбористом
       Главный выбор за Робертсона сделал последний генсек НАТО Хавьер Солана, согласившись перейти на работу в Европейский Союз

Комментарии
Профиль пользователя