Коротко


Подробно

 Аллах и баррель


       Война в Дагестане стала следствием борьбы двух мощных мировых сил. Ставки в этой борьбе высоки — речь идет о сотнях миллиардах долларов, которые могут потерять одни и выиграть другие.

       Едва ли не с первых дней боев в Дагестане российские официальные лица заявляют, что боевиков финансируют некие силы на Ближнем Востоке. Замелькавшее затем имя международного террориста Осамы бен Ладена создало впечатление, что речь идет о подпольных исламских радикальных организациях. Вроде все логично. Ближневосточные радикалы поддерживают своих северокавказских единомышленников.
       Есть ответ и на вопрос, откуда деньги у маргинальных организаций. К примеру, тот же самый бен Ладен — сын саудовского миллиардера и сам миллионер, его состояние оценивается в $300 млн.
       Но при этом мало кто задумывается над тем, что при столь бурной и дорогостоящей жизни, которую ведет бен Ладен, содержащий целую армию и организовывающий теракты по всему миру, и папино наследство, и собственные сбережения должны были давным-давно закончиться.
       Один лишь чеченский полевой командир иорданец Эмир аль-Хаттаб должен был влететь ему в копеечку. По анонимным, но достаточно надежным источникам, только накануне операции в Ботлихе Хаттаб выделил дагестанским моджахедам около $25 млн. А это не единственная трата воинственного иорданца. Он уже несколько лет содержит сеть школ и лагерей, готовит боевиков.
       Ваххабитскую музыку на Северном Кавказе оплачивает вовсе не Осама бен Ладен. Здесь замешаны другие, гораздо более влиятельные и респектабельные силы. И цель их вовсе не в установлении шариатского строя в горских аулах.
       Дагестан был обречен на войну два года назад, когда две мощные мировые структуры сошлись в яростной и беспощадной борьбе. А Кавказ стал полем этой битвы.
       
       В августе 1997 года ЦРУ провело секретный брифинг для госсекретаря США Мадлен Олбрайт и других высших чиновников госдепа. Тема брифинга — каспийская нефть. Повод — начинающийся через несколько дней визит в Вашингтон президента Азербайджана Гейдара Алиева.
       На брифинге были представлены материалы, собранные спецгруппой технических экспертов разведки, объехавших под видом инженеров прикаспийские районы юга России, Азербайджана, Казахстана и Туркмении для скрытого сбора данных о запасах нефти. Выслушав доклад, Олбрайт резюмировала: работа по формированию будущего этого региона будет "одной из самых увлекательных наших задач".
       Через несколько дней Билл Клинтон почтил личным присутствием церемонию подписания нефтяного соглашения между азербайджанским президентом и руководством компании Amoco и пообещал снять с Азербайджана все экономические санкции. Окрыленный Алиев вернулся домой: США объявили Кавказ зоной своих стратегических интересов. И из двух конкурирующих маршрутов экспорта каспийской нефти ("южного", Баку--Джейхан (Турция), и "северного", Баку--Новороссийск) выбрали первый.
       Но параллельно заработал и механизм противодействия, запущенный нефтедобывающими арабскими странами. Основной удар был нанесен по самой уязвимой части американского плана — проекту трубопровода. Выбранный Вашингтоном маршрут экспорта каспийской нефти — Баку--Тбилиси--Джейхан — является коммерчески самым нерентабельным из всех возможных. Выбор его в качестве основного объясняется исключительно тем обстоятельством, что американцы намерены таким образом обеспечить энергетическую независимость Запада от России и исламского мира. В первую очередь — от арабских стран, уже продемонстрировавших в 70-е годы свою готовность, а главное, способность наказывать Запад с помощью регулируемых ОПЕК цен на нефть.
       Через два месяца после визита Алиева в Вашингтон, в ноябре 1997 года, состоялась сессия ОПЕК. С подачи Саудовской Аравии страны ОПЕК приняли решение на 10% увеличить квоты добычи нефти. Цены на нефть резко пошли вниз. В результате проект строительства "южного" трубопровода стал быстро превращаться в коммерчески убыточное предприятие. Нефтяные компании, закрепившиеся на Каспии, забеспокоились. Первой затрубила отбой British Petroleum.
       А в декабре этого же года Хаттаб рейдом на Буйнакск начал экспорт исламской революции в Дагестан. Еще через два месяца подготовленная под "крышей" Салмана Радуева в Чечне группа грузинских террористов организовала покушение на президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. Другими словами, чеченские боевики поставили под угрозу оба маршрута транспортировки каспийской нефти — как "северный", так и "южный".
       
       В апреле 1998 года на общекавказском саммите в Грозном Аслан Масхадов предложил всем северокавказским республикам и закавказским государствам совместный грузино-чеченский проект "Кавказского общего рынка". Уже согласованный в Лондоне проект предусматривал транспортировку большей части каспийской нефти по "северному" маршруту — Баку--Грозный--Новороссийск, а меньшей — по маршруту Баку--Супса (Грузия). Другими словами, устраивал все стороны, кроме арабских нефтяных шейхов.
       В мае произошли два события — "мятеж" братьев Хачилаевых в Махачкале и широкомасштабные бои на грузино-абхазской границе, устроенные подпольным грузинским "белым легионом". Другими словами — синхронные военно-политические операции оппозиционных групп в Дагестане и Грузии спровоцировали локальные конфликты на обоих трубопроводных маршрутах.
       Одновременно переговоры Грозного с Москвой были сорваны неизвестными террористами, похитившими российского полпреда Валентина Власова. А после того как ваххабиты Арби Бараева обезглавили четырех английских инженеров, стали невозможны переговоры Грозного с Лондоном. Предложенный Масхадовым проект был тихо похоронен.
       Но под угрозой снова оказался и американский план. В октябре 1998 года взбунтовались уже американские нефтяные компании: на встрече с помощником президента США по национальной безопасности Самюэлем Бергером они наотрез отказались в условиях падающих цен на нефть финансировать строительство "южного" нефтепровода.
       Тем не менее в феврале этого года было завершено строительство ветки Баку--Супса, и в марте по ней пошла каспийская нефть. А 23 марта ОПЕК приняла решение о снижении с 1 апреля квот добычи нефти. Но самое удивительное, что первым это решение выполнил Грозный: 30 марта Чечня в одностороннем порядке перекрыла вентиль "северного" маршрута.
       На мировых рынках начался устойчивый рост цен на нефть, а разъяренный Баку предъявил свои претензии Москве. После тщетных переговоров с Грозным Москва начала 7 июля перевозку нефти в обход Чечни, по железной дороге через Дагестан. И в начале августа здесь появился Хаттаб со своими ваххабитами.
       Учитывая, что за это время цена барреля нефти выросла почти вдвое, подобный способ ограничения добычи каспийской нефти стоит, пожалуй, $25 млн. Но при чем тут вера в Аллаха?
       
       ШАМСУДДИН МАМАЕВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 21.09.1999, стр. 17
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение