Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Дмитрий Тренин


директор Московского центра Карнеги


На протяжении всех послесоветских лет отношение к НАТО являлось индикатором присутствия образов холодной войны в сознании россиян. Вначале, при президенте Ельцине, был порыв к единению с бывшим вероятным противником. Позже, под влиянием "расширения НАТО без России" — обида, разочарование, даже ревность. После бомбежек Югославии к этим эмоциям прибавился страх. Затем цикл повторился: от путинского "почему бы и нет?" (на вопрос о возможности российского членства в альянсе) до "не отдадим Украину в НАТО" и наконец короткой, но настоящей войны с натовским кандидатом — Грузией.

Сейчас, в начале третьего послесоветского десятилетия, наступил третий цикл — раунд Медведева. Если все повторится сначала, за первоначальным энтузиазмом последует охлаждение, а затем — столкновение. Чтобы разорвать этот порочный круг, нужно хорошо постараться, но дело того стоит. Прежде всего, нужно уяснить, что НАТО есть не особая самостоятельная субстанция, а лишь инструмент взаимодействия государств. С этими государствами — прежде всего с США, Германией, Францией, Италией, Испанией, а в последнее время также Великобританией и Польшей — у России сложились партнерские либо как минимум рабочие отношения. На обозримую перспективу эти страны являются главным внешним ресурсом модернизации России.

Есть, впрочем, две проблемы. Первая — недоверие по отношению к США и страх перед американской военной мощью. Вторая — недоверие бывших "подданных" Москвы по Варшавскому договору и СССР по отношению к политике России. Обе проблемы существуют прежде всего в историческом сознании элитных групп и не имеют сегодня реальных оснований. Американцы не стремятся "расчленять Россию", отхватывая у нее "жирные куски" (Северный Кавказ?), а россияне не собираются "усмирять" соседей, отправляя их сынов и дочерей по этапу в Сибирь.

Психологические барьеры, однако, самые трудные для преодоления. Чтобы раунд Медведева не закончился так же, как два предыдущих, нужно начать трансформировать стратегические отношения с США, заменяя остаточную враждебность сотрудничеством. Проект ЕвроПРО — путь к такой трансформации. Параллельно нужно достичь окончательного примирения с соседями — прежде всего с Польшей и странами Балтии. В отношениях с Варшавой пройден уже большой путь, который может стать моделью для трансформации на других направлениях. В обоих случаях речь идет об "улицах с двусторонним движением".

Холодная война закончится не тогда, когда будет подписана очередная торжественная хартия на эту тему, а когда россияне, американцы и европейцы окончательно победят холодную войну в собственном сознании.

Комментарии
Профиль пользователя