Коротко

Новости

Подробно

Несыгранный квартет

"GUIDE (Итоги)". Приложение от

Самым заметным событием 2010 года для уральского федерального округа стала масштабная ротация губернаторского корпуса. Власть сменилась сразу в четырех регионах урфо. При этом не все новые губернаторы смогли сразу найти общий язык С местными элитами.


Мария Плюснина


Система назначения глав субъектов РФ изменилась по инициативе президента Дмитрия Медведева с 1 июля 2009 года. В соответствии с ней кандидатов в губернаторы главе государства на выбор предлагает партия, имеющая большинство мест в региональном парламенте. К массовой ротации кадров президент приступил в 2010 году. За прошлый год Дмитрий Медведев принял 35 решений по вопросу о назначении губернаторов. В итоге 18 глав регионов ушли в отставку, а 17 — получили переназначение. В УрФО из шести губернаторов в 2010 году сменились трое (в Челябинской области, Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах). В конце 2009 года к власти пришел новый губернатор и в Свердловской области, для которого 2010 год стал первым на новом посту.

Какой-то одной закономерности в кадровой политике главы государства эксперты увидеть не смогли. Впрочем, условно назначения новых губернаторов в УрФО эксперты все же делят на две группы. В одну входят губернатор Челябинской области Михаил Юревич и глава ЯНАО Дмитрий Кобылкин, которые до назначения руководили крупнейшими муниципалитетами регионов. В другой группе находятся губернаторы Свердловской области Александр Мишарин и ХМАО Наталья Комарова, воспринятые местными элитами как варяги.

Челябинская сосредоточенность

Челябинский губернатор Михаил Юревич, инаугурация которого состоялась 22 апреля 2010 года, оказался в достаточно выгодной ситуации, считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. «Последние пять лет до назначения он был мэром Челябинска. Он был изначально хорошо знаком со спецификой своего региона, имел установившиеся связи с местными элитами», — пояснил эксперт. Даже несмотря на противостояние со своим предшественником Петром Суминым (руководил регионом с 1996 года), серьезного протеста среди местных элит и жителей региона его назначение не спровоцировало: Михаил Юревич был единогласно утвержден в своей должности заксобранием региона.

Многие члены правительства назначение главой области Михаила Юревича восприняли как сигнал к увольнению. Менее чем за две недели губернатор почти полностью сформировал новый кабинет министров и провел кадровую ротацию среди вице-губернаторов. Вместе с господином Юревичем в областное правительство перешли практически все ключевые сотрудники мэрии. Среди них: первый вице-мэр Челябинска Олег Грачев и вице-мэр по финансам и тарифному регулированию Сергей Комяков, которые получили должности первых заместителей губернатора (господин Грачев курирует идеологию и АПК, господин Комяков — промышленность и имущественные вопросы). Руководителем администрации губернатора назначен вице-мэр по социальному развитию Вадим Евдокимов, а руководитель аппарата горадминистрации Александр Уфимцев возглавил аппарат правительства области.

Сам Михаил Юревич считает первый год своего губернаторства «не простым, но богатым на события». «Наши базовые отрасли экономики преодолели кризисный спад и снова показывают хорошие темпы роста. В промышленности он исчисляется двузначной цифрой — 12%», — рассказывает губернатор Юревич. Если в 2009 году доходная часть бюджета региона сократилась фактически вполовину, то в 2010 году она возросла почти на 40%, отмечает он.

Основной задачей на будущее Михаил Юревич считает привлечение в регион инвестиций — ранее работа по этому направлению, по его мнению, вообще не велась. «Не было ни так называемой информационной „раздатки” на разных языках, ни постоянного контакта с зарубежными торговыми представительствами, предпринимателями и посольствами иностранных государств. Работа проводилась на формальном уровне. Было очень мало визитов челябинской делегации в другие страны», — утверждает он. В 2010 году этот пробел стал восполняться. В частности, южноуральская делегация посетила Израиль, Украину и Италию. На 2011 год уже запланированы визиты в Германию, Японию, Китай, Францию, Армению.

На политической арене главным испытанием для Михаила Юревича стали выборы депутатов заксобрания, которые состоялись в октябре 2010 года. Традиционно «Единая Россия» сделала ставку на действующего губернатора — он возглавил общеобластную тройку списка. Доверие партии он оправдал — «Единая Россия» набрала 72% голосов и получила 49 из 60 мандатов. «Вся жизнь, как в Челябинске, так и в области, сосредоточена в руках губернатора Михаила Юревича. В регионе практически не осталось независимых или либерально настроенных СМИ, все площадки, где власть могли бы критиковать, зачищены», — отмечал тогда руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев. По его словам, такая политика содержит в себе и «серьезные управленческие риски». «Нужно понимать, что Юревич при таком ручном способе управления берет на себя слишком много ответственности за происходящее. Критика нужна для того, чтобы не совершить ошибок, которые потом сложно исправить», — утверждает он.

Чрезвычайный режим ЯНАО

Назначение нового ямальского губернатора Дмитрия Кобылкина, который вступил в должность 16 марта 2010 года, оказалось похожим на ситуацию с Михаилом Юревичем. Он так же, как и челябинский коллега, с 2005 года возглавлял крупнейший муниципалитет региона — Пуровский район. Соответственно и в администрацию округа вместе с ним перешли сотрудники райадминистрации. «У обоих губернаторов изначально была сформированная широкая кадровая скамейка — нет никакой нужды привлекать людей из других регионов и из Москвы. Кроме того, они достаточно хорошо ориентируются в ситуации в регионе и достаточно самостоятельны, чтобы сохранять кадры из команды предшественника по минимуму», — считает глава Российской ассоциации политических консультантов Алексей Швайгерт.

В регионе Дмитрий Кобылкин презентовал себя как жесткого руководителя. В августе прошлого года новый губернатор решил, что ямальские чиновники должны работать без выходных, чтобы «решать проблемы населения в оперативном режиме». Он предложил ввести практику дежурства по выходным дням для руководителей органов исполнительной власти — заместителей губернатора, членов правительства и глав департаментов. «Наступает время напряженного труда, когда нам предстоит решить сложные социально-экономические и общественно-политические задачи», — пояснял господин Кобылкин.

Первый год на новом посту Дмитрий Кобылкин считает удачным. «В конце 2010 года нам удалось пополнить окружную казну с 76 млрд рублей до 96 млрд рублей, а на 2011 год мы защитили уже 109 млрд рублей. Это основа множества социальных программ и проектов региона», — подчеркивает глава ЯНАО.

Сотрудничество с бизнесом и властью за пределами округа, как и в Челябинской области, — приоритетная задача и для Ямала. «Мы работаем над развитием туризма. Хотим сделать это направление полноценной экономической отраслью. Но для того чтобы туристы поехали на Ямал, нужны гостиницы, нужна инфраструктура, нужен профессиональный персонал», — отмечает Дмитрий Кобылкин. По его словам, чтобы ямальская оленина «прорвалась» к заграничным потребителям, понадобилось почти пять лет. «В 2008 году с Ямала в Евросоюз были отправлены первые 50 тонн оленины. А на январской «Зеленой неделе» (торговая выставка в Берлине. — Guide) мы заключили контракты на поставку туда уже 460 тонн. На все нужно время», — объясняет губернатор.

Кроме того, по словам господина Кобылкина, «перед газовиками, а значит перед Ямалом, поставлена задача: нарастить объем ежегодной добычи газа до триллиона кубометров». «То, что это будет выполнено, сомнений нет. В этом же ряду — комплексное освоение месторождений Ямала и севера Красноярского края. Понятно, что эти проекты «потянут» за собой развитие инфраструктуры, укрепление благосостояние всего региона и каждого его жителя», — отмечает он.

Политическая нестабильность на севере

По другому сценарию смена власти прошла в ХМАО. Увольнение Александра Филипенко, который руководил округом с 1991 года, и предложение назначить губернатором депутата Госдумы РФ Наталью Комарову вызвало протест у местного населения. После того, как президент РФ Дмитрий Медведев внес ее кандидатуру в окружную думу (8 февраля 2010 года), в Ханты-Мансийске состоялась несанкционированная акция протеста, которую эксперты сразу назвали беспрецедентной. «Были требования об отставке непопулярных глав, но чтобы требовали оставить действующего губернатора — это впервые»,— говорит Александр Кынев, отметив высокую популярность Александра Филипенко в округе. Эксперты сразу предположили, что это кадровое решение может иметь серьезные политические последствия.

Так и получилось. Первый год губернаторства был сложным для Натальи Комаровой в первую очередь с политической точки зрения. «В этом плане ее можно сравнить с губернатором Свердловской области Александром Мишариным», — отметил директор Института региональной стратегии Александр Безделов. По его словам, первой трудностью и для Натальи Комаровой, и для Александра Мишарина стало отсутствие сплоченной команды, как у Михаила Юревича и Дмитрия Кобылкина. «Кадровые перестановки на ключевых постах в структурах региональной власти привели к тому, что от команд предшественников почти ничего не осталось, а новые люди, в основном люди из других регионов, еще не успели привыкнуть к новым местам», — пояснил политолог.

Важным политическим проектом для Натальи Комаровой стало введение в муниципалитетах региона института сити-менеджера. Впервые она озвучила эту идею в начале мая, и уже в июне-июле внесение соответствующих изменений в устав было одобрено в Нижневартовске, Нефтеюганске, Пыть-Яхе, а также в Кондинском и Октябрьском районах. Камнем преткновения для Натальи Комаровой стал крупнейший муниципалитет ХМАО — Сургут. Накануне выборов мэра города (состоялись в октябре 2010 года) депутаты местной думы несколько раз срывали обсуждение вопроса об изменении управленческой модели. Компромисс найти не удалось. Тем не менее, прежний мэр Александр Сидоров ушел со своего поста, и главой города был избран значительно более лояльный к региональным властям единоросс Дмитрий Попов. «Это можно считать самым крупным политическим провалом Натальи Комаровой. С помощью новой управленческой модели она планировала установить контроль над муниципалитетами, но ключевой город ей сломить до конца так и не удалось», — подчеркивает Александр Безделов.

Год протестов на Среднем Урале

Александру Мишарину, инаугурация которого на посту главы Свердловской области состоялась в конце 2009 года, первый год губернаторства пришлось потратить на выстраивание отношений с элитами. Первым и одним из наиболее важных испытаний для господина Мишарина, как и для Михаила Юревича, стали выборы облдумы (состоялись в марте 2010 года). «Единая Россия» поставила его первым в списке, но выборы партия власти провалила — единороссы смогли набрать лишь 39,79%, что почти на 20% ниже, чем в 2008 году (58,43%) и почти на 1%, чем в 2006 году (40,54%). «Господин Мишарин не представлял статусную фигуру в электоральном плане, потому что просто был еще малоизвестен — из-за этого единороссы потеряли в количестве голосов», — считает Александр Кынев. Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов добавляет, что на результатах сказался и недостаток опыта нового губернатора в публичной политике.

Свою неприспособленность к публичной политической жизни Александр Мишарин продемонстрировал и после выборов. В апреле в Екатеринбурге разгорелся скандал вокруг вопроса о восстановлении в центре города храма в честь святой Екатерины, инициатором которого считается губернатор. В итоге, 10 апреля на митинг против строительства храма в центре Екатеринбурга, в результате которого должен быть снесен городской сквер, пришло около 3 тыс. человек. Только после этого разговоры о восстановлении храма прекратились.

Но главным политическим проектом для господина Мишарина, как и для Натальи Комаровой, стала смена власти и управленческой модели в крупнейшем муниципалитете области Екатеринбурге. Губернатор с задержкой, но все-таки смог выполнить задуманное. В Екатеринбурге разговоры о смене управленческой модели, которая должна была произойти одновременно с отставкой мэра Аркадия Чернецкого, руководившего городом более 18 лет, начались еще весной 2010 года. Переговоры между администрацией губернатора и мэрией несколько раз заходили в тупик, а когда в городской думе появился законопроект о сити-менеджере, общественность Екатеринбурга стала выступать категорически против любых изменений в уставе муниципалитета. Горожане во второй раз за время правления губернатора собрались на митинг на площади Труда и собрали больше 1 тыс. подписей против изменения управленческой модели. Однако в устав все равно были внесены соответствующие поправки. Аркадий Чернецкий тем временем перешел на работу сенатором в Совет федерации, получив, как рассказывали в кулуарах администрации города, гарантии сохранения контроля над городом его команды. Сам Александр Мишарин, подводя итоги своего первого года губернаторства на пресс-конференции в конце года, не стал уделять внимание скандальным вопросам, сделав акцент на экономике. «Индекс промышленного производства составил 115% к уровню 2009 года, а в отдельных отраслях объемы производства возросли в разы. Например, более чем в два раза увеличилось производство транспортных средств и оборудования, в полтора раза — производство оптического оборудования», — отчитался губернатор. К заслугам своей команды он также отнес снижение уровня безработицы почти в два раза по сравнению с январем 2009 года, когда было зарегистрировано 102 тыс. безработных.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя